ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Монитор угас.

Соломон смотрел на свою кружку, едва замечая отблески потолочных панелей.

«Конни навязала мне игру во Всевышнего. К чему она клонит, черт возьми? Что, если она говорила серьезно? Что, если я потеряю еще один корабль? Проклятие, я не могу оставаться равнодушным участником этой игры — я всего лишь человек, вдобавок на моей совести и без того множество жертв!»

Он постарался взять себя в руки.

— Проклятие. Что, если мне не удастся…

— Капитан?

— Все в порядке, Боз. Вам уже давно следовало привыкнуть, что я то и дело принимаюсь копаться в собственной душе. — Он покачал головой. — Как это просто — быть героем в романе или спектакле. В реальной жизни это превращается в непосильную ношу.

— Неужели?

Сол кивнул.

— Меня превратили в живую легенду. Стальной Карраско, капитан, который способен выбраться из любой передряги. Крааль, по-видимому, догадывается, что это преувеличение. А Архон? Кажется, он считает меня кем-то вроде супермена. И все потому, что там, у Арпеджио, я поддался отчаянию. Я сам не ведал, что творю! — Он язвительно усмехнулся, его глаза забегали по сторонам. — И вот я сижу в капитанском кресле, весь словно комок нервов, и пытаюсь связать концы с концами.

— Не в этом ли состоит удел всех героев, капитан? Может быть, в этой легенде есть зерно истины, и вы проявили себя не хуже, чем любой другой на вашем месте?

Карраско глубоко вздохнул.

— Возможно. Что ж, я позволил себе немного расслабиться, но теперь пора собраться с силами и выполнять приказ. Крааль выразился вполне ясно и определенно. — Сол закусил нижнюю губу и покачал головой. — Боз, соедини меня со Спикером.

На экране появилось морщинистое лицо Архона. Он тоже выглядел утомленным.

— Слушаю вас, капитан.

— Спикер, если вас не затруднит, придите на мостик.

Лицо Архона превратилось в каменную маску:

— Уже иду, капитан.

Несколько секунд Соломон смотрел на главный монитор, по которому двигались желто-зеленые крапинки областей повышенной гравитации, одна за другой появляясь по курсу корабля и исчезая за его кормой.

— Я не хотел брать на себя ответственность, но теперь, когда ее у меня отнимают, чувствую себя уязвленным. — Он невидящим взглядом посмотрел на громкоговоритель. — Понимаете, Боз? По сути дела, я опять потерял корабль.

— Такое случалось и прежде, капитан. Правда, об этом умалчивают в отчетах и послужных списках. Хочу лишь заметить, что люди, которые оказывались в вашем положении, оставались верны своему долгу перед Братством.

— Советуете мне поступить так же?

— Да, капитан.

Соломон несколько секунд молчал, чувствуя, как сжимается его сердце.

— Что ж, я принимаю ваш совет, Боз. Спасибо вам.

— Не за что, капитан. — Голос корабля прозвучал с мягкой теплотой.

Сол пригубил кофе, по языку разлилась легкая горечь напитка. Напряжение отпустило его, он ждал, полностью отдавшись настоящему и не в силах задумываться о будущем. Его мысли и чувства словно притупились.

— Спикер у входного люка, — сообщила Боз. — Вы готовы?

— Впускайте. И в следующий раз не спрашивайте моего разрешения.

Архон ступил на мостик и с любопытством огляделся. Он занял кресло, указанное Солом, стараясь не выдавать жгучего интереса бывалого космонавта к приборам и органам управления.

— Что-то стряслось? — осведомился он, приподнимая кустистую бровь.

— Ничего страшного, Спикер. Все дело во мне. Я только что получил приказ передать командование вам. — Горло Карраско пересохло, во рту осталась горечь кофе. — Если хотите, можете прослушать запись.

Архон нахмурился и запустил толстые пальцы в густую бороду.

— Будьте любезны, — сказал он, подумав.

— Боз, воспроизведите послание Великого Галактического Мастера.

Архон смотрел на экран, подперев голову рукой. Как только лицо Крааля исчезло, он повернулся к Соломону.

— Не знаю даже, что сказать. Мы предусматривали этот вариант, но я не ожидал, что Крааль поставит меня перед фактом. Вы советовались с экипажем? Авторитет капитана — краеугольный камень…

— Получив приказ, я тут же связался с вами. Решил, что нам пора поговорить.

Архон кивнул:

— Понимаю. Что вы предлагаете? Я имею в виду то, что командовать кораблем — тонкое дело. Я служил под многими флагами, но только на своих судах. И если бы мне приказали уступить свое место другому… Я отлично представляю, как вы себя чувствуете.

Сол молчал, постукивая пальцами по кружке. Наконец он глубоко вздохнул:

— Спикер, окончательное решение за вами. Можете не сомневаться — я готов выполнить любой ваш приказ, но советую вам оставаться в тени. Я ознакомлю старших помощников с распоряжением Крааля, но пусть внешне все остается как прежде. Я, как и раньше, буду управлять кораблем и экипажем, согласовывая с вами каждый свой шаг. Надеюсь, такой образ действий избавит нас от множества неприятностей.

Архон задумчиво кивнул.

— Согласен, капитан. Надеюсь, вы понимаете, что если я не смогу исполнять свои обязанности, мое место немедленно займет Констанция.

— Я знаю об этом. И доверяю Констанции целиком и полностью. — Соломон протянул Спикеру кружку кофе. — Может быть, вы все-таки посвятите меня в цели экспедиции?

— Мы созвали эту конференцию, чтобы…

— Прошу вас, не надо уходить от ответа.

Серые глаза Архона впились в его лицо.

— Я не ухожу от ответа. — Он помолчал, взвешивая слова. — Но и не говорю всей правды. Еще рано, капитан. Я готов вновь и вновь напоминать вам, что мы окружены политическими противниками. В наше время, когда психиатрия достигла невиданных прежде высот, сохранить тайну практически невозможно. Мы до сих пор не разоблачили убийцу Нгоро. Человек, взорвавший коммуникатор, снится мне в ночных кошмарах. В той кассете вполне мог оказаться заряд куда большей разрушительной силы.

— Однако противник с равным успехом может применить свои методы против вас, — заметил Сол.

Архон улыбнулся:

— Вы правы. Остается лишь радоваться тому, что нам с Конни пока удавалось этого избежать. Ученые Братства необычайно изобретательны во всем, что касается электронных устройств. Меня снабдили приборами, которые помогают оберегать секреты столь тщательно, что до них добрался бы разве что Всевышний. У меня в груди зашит излучатель, способный разогнать целую толпу. Для других случаев в мою ногу вмонтировано еще одно устройство. И наконец, я могу принять мгновенную безболезненную смерть. То же самое с Конни. Вы удивлены, капитан? Сколько раз я говорил вам, что мы не имеем права рисковать? Понимаю ваши сомнения, но поверьте — ставки действительно крайне высоки.

Сол помедлил, подбирая слова.

— Я… Пожалуй, отныне при встрече с Конни я буду держаться осторожнее.

Архон усмехнулся, в его глазах сверкнул огонек:

— Вот как? На вашем месте я бы не стал волноваться из-за бомбы, которую ей имплантировал Крааль. Я сам вырастил Конни и знаю, что это — наименьшая из опасностей, грозящих тем, кто придется ей не по душе. Девчонка побывала в таких передрягах, которые не снились большинству мужчин. Вся ее жизнь прошла на кораблях. Порой мне кажется, что вместо крови в ее жилах течет термоядерное горючее. Сомневаюсь, что она согласилась бы поселиться на планете, даже если бы я настаивал — а я никогда не сделаю этого.

Сол поднес кружку к губам, наблюдая за смягчившимся лицом Архона, который отдался воле воспоминаний.

— Вы воспитали прекрасную дочь, Спикер. Вам можно только позавидовать.

Архон фыркнул.

— Успех, которым судьба вознаградила меня за горькое разочарование. — Он приподнял бровь. — Конни призналась, что рассказала вам о Роджере.

— Я так и не сумел до конца разобраться в этой истории, однако не вижу смысла ворошить прошлое. При всем желании мы не в силах его изменить.

— Согласен. — На губах Архона появилась чуть заметная улыбка, его глаза по старой привычке скользнули по шкалам приборов.

— Чем вы собираетесь заняться по окончании экспедиции?

72
{"b":"10191","o":1}