ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Спасибо, что согласились меня принять, господин Представитель.

— Рад вас видеть, госпожа Вице-консул. Входите и садитесь. Чем вас угостить?

Медея грациозно опустилась в гравикресло, откинулась на спинку, поставила руки на подлокотники и сложила ладони домиком. Роскошное платье окутало ее облаком складок.

— У вас найдутся напитки производства Гулага? Что-нибудь экзотическое?

Никита лукаво подмигнул.

— У меня есть бутылка водки. Честно говоря, такими вещами не принято хвастаться в приличном обществе. В сущности, она оказалась у меня с собой только потому, что мои чемоданы упаковывал Андрей. Он всегда подсовывает мне нашу ракетную горючку на тот случай, если где-нибудь в пути мне встретится земляк. Не стану же я угощать его «Звездным туманом», иначе что обо мне подумают угнетенные массы?

Медея рассмеялась, шевеля тонкими пальцами, на которых поблескивали острые ногти, похожие на маленькие клинки.

— Я бы не отказалась отведать вашей… я правильно расслышала — «ракетной горючки»?

Никита поморщился.

— Ваше желание для меня закон. Быть может, угостив вас нашей отравой, я обрету еще один рычаг давления на старушку Землю. Вы станете посылать нам деньги, бесплатную рабсилу и все эти новомодные электронные штучки, а мы взамен не станем посылать вам свою горючку. Так будет честно, вы не находите?

Медея вновь рассмеялась, а Никита тем временем извлек пыльную бутылку с надписанной от руки этикеткой. Он налил порцию для гостьи, а потом, напустив на себя озабоченный вид, плеснул в свой бокал.

— Пью за ваше здоровье… после этого пойла оно вам больше не понадобится!

Женщина улыбнулась и, подняв бокал, пригубила жгучий напиток, задумчиво перекатывая его во рту. На ее высоком патрицианском лбу залегла чуть заметная складка.

— Должна вам сказать, господин Представитель, что ваша водка не так плоха, как вы говорите. Я бы предпочла ее нашим крепленым винам, напоминающим по вкусу смолу и скипидар. — Она еще раз пригубила водку, потом опрокинула бокал и осушила его до дна.

Никита судорожно сглотнул. Сумасшедшая!

— Будьте любезны, господин Представитель… — Медея протянула бокал.

Никита налил ей еще водки. Нет, подумал он, эта женщина не просто сумасшедшая. Ей место в зверинце.

— Госпожа Вице-консул, меня можно называть по имени либо по фамилии; меня кличут также «братком» и множеством других прозвищ, которые, впрочем, недостойны слуха такой изысканной леди, как вы. Обращение «господин Представитель» подразумевает особый статус в обществе, а это нетерпимо для настоящего гулаги. Услышав, как меня величают таким пышным титулом, избиратели не задумываясь перережут мне глотку.

— Ну, если так, зовите меня Медеей. — Женщина нахмурилась и вздернула голову. — Неужели гулаги и впрямь ведут себя столь… враждебно? Неужели они до такой степени ненавидят власть?

Никита повел могучим плечом и с трудом втиснулся в гравикресло.

— Застарелые раны до сих пор дают о себе знать. Судите сами. Советы безжалостно подавляли инакомыслящих всех мастей. Мы, гулаги, занимали самые радикальные позиции. Одно дело — выступления австралийских националистов, у которых отняли политическую автономию. Даже Рашников в самые ужасные годы репрессий мог бы отнестись к ним с пониманием. Но когда народ обвиняет его в измене Революции? Это намного хуже. Русские ополчились против решений Политбюро, и борцы за «всемирное освобождение» восприняли это как пощечину. Наших предков сослали в самый ужасный Гулаг из всех, которые когда-либо существовали на свете. Чтобы уцелеть, люди пожирали друг друга. В те годы приходилось платить за воздух, воду и тепло. Не можешь платить? Сломал ногу? В космос тебя! У нас не было медицины. Вообще ничего. Только каменные астероиды, каторжный труд и вера в то, что человек должен быть свободным. Эта идея стала единственным смыслом нашей жизни. Оглядываясь назад, я думаю, что Советы поступили бы мудрее, обеспечив Гулагу сносное существование. Дай человеку все необходимое — и он перестанет ненавидеть тех, кто им помыкает. Но этого не произошло, и мы стали фанатичными поборниками анархизма, идеи которого входят в нашу кровь и плоть с молоком матери.

Медея вновь пригубила водку.

— Они чувствуются даже во вкусе вашей «горючки». — Она подняла бокал, разглядывая прозрачную жидкость на просвет. — Лично я считаю, что народ можно познать, изучая не только его литературу и искусство, но и быт — кухню, напитки.

— И что вы думаете о нас?

Медея прищурилась, не спуская глаз с бокала.

— Вы, гулаги, очень сильные люди, жесткие и непримиримые — оттого, что вам неведомы комфорт и благосостояние, привычные для обитателей всех остальных миров. Ваш характер выковали и закалили страдания и невзгоды.

Никита молчал, ожидая продолжения.

Медея погрузилась в размышления, хмуря лоб и постукивая длинными ногтями по бокалу. Наконец она вскинула подбородок и внимательно посмотрела на Никиту.

— Что вы думаете о грядущем политическом кризисе?

«Старуха берет быка за рога».

— Первая из наук, которую усваивает каждый обитатель сектора Гулаг, состоит в том, что мир политики подобен зыбучим пескам, в которых выживает только самый сообразительный и быстроногий. Задержавшись на месте лишнюю секунду, человек внезапно утопает в предательской жиже, пробив своим весом поверхность, которая казалась прочной и надежной.

Улыбка Медеи напомнила Никите змей-крысоловок, которыми кишела его родная станция.

— Мы, земляне, мало чем отличаемся от вас. Сектор Гулаг — мир бунтарей. Так же, как народы Терры, вы тщательно просеяли свои ряды, избавляясь от изнеженных и слабосильных. — Она на мгновение умолкла. — Хотелось бы думать, что люди, которые произошли от одних и тех же корней и исповедуют сходные идеологии, способны выступить единым фронтом. Население Земли состоит из множества наций — кенийцы, бирманцы, турки, латвийцы, тайцы, эскимосы… вы можете без труда продолжить этот список. В душе мы такие же анархисты, как вы. Мы говорим на разных языках и настолько разобщены по расовым признакам, что по сравнению с нами сектор Гулаг выглядит единым монолитом. Неужели у нас не может быть общих целей?

Никита пожал плечами:

— Трудно сказать. Я видел Землю только на голографическом экране.

Медея кивнула, словно отвечая своим собственным мыслям.

— Я думаю, это можно поправить. Земля готова сделать для Гулага многое. Мы располагаем значительными запасами невостребованных ресурсов. Земля с ее многомиллиардным населением, как всегда, испытывает нужду в продовольствии и сырье. У нас много людей, которым не сидится на месте. Вам нужны учителя? Инженеры? Свободные рынки для вашей сельскохозяйственной продукции? Наши научные достижения позволят значительно повысить эффективность вашей агротехники.

Никита дернул себя за бороду.

— Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Я еще могу понять ваше желание сбагрить нам своих беспокойных мятущихся земляков. Однако добыча нашего сырья требует металлов, а в Гулаге они до сих пор редкость. Передача технических новинок, как правило, сопровождается явными и скрытыми ограничениями. Для ваших реакторов потребуются запасные части вашего же производства — мои соперники немедленно отметят этот факт и постараются использовать его в политической борьбе.

Медея сузила глаза и задумалась.

— Рано или поздно кому-нибудь придется заставить Гулаг выбраться из своей раковины. У вас лишь два пути — войти в мировую систему и развиваться либо замкнуться в себе, оставаясь островком провинциального невежества в океане бурного прогресса человечества. Предположим, вы выбрали последнее. Что вы будете делать, если к вам нагрянут корабли Нью-Мейна, чтобы заняться эксплуатацией ваших недр? Дадите им отпор? Без военного флота? Сомневаюсь. А я знаю Гулаг — вам нипочем не построить боевые суда. Во-первых, я сомневаюсь, что вы сумеете набрать большинство голосов, чтобы провести такое решение. Гулаги всегда останутся собой — они перережут себе глотку, но не позволят запустить руку в свой карман. Иными словами, вы не сможете собрать необходимые средства, да и техника у вас отсталая. Так куда же вы поведете своих людей, Никита? Сейчас вы говорите от их имени. Если кто-то и способен обуздать их, то только вы. Ваша харизма, ваш ум помогут вам добиться согласия в обществе. Только вы способны провести своих людей по краю бездны. Вы — их единственная надежда на выживание.

76
{"b":"10191","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Кровь, кремний и чужие
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Warcross: Игрок. Охотник. Хакер. Пешка
Печальная история братьев Гроссбарт
Меган. Принцесса из Голливуда
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Машина Судного дня. Откровения разработчика плана ядерной войны
Билет в другое лето
Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни