ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Никита пренебрежительно отмахнулся.

— Ба! Вы преувеличиваете мое влияние на народ Гулага. Мои политические успехи тем и объясняются, что я не делаю тех вещей, о которых вы упоминали. Если какой-нибудь из крупных избирательных блоков почует угрозу, мне пришлют бутылку нашей славной горючки, которую вы с таким удовольствием отведали. Да только для смягчения вкуса чья-нибудь ловкая рука подмешает в нее немного плутония.

— Возможно. Я не собираюсь учить вас обращаться со своими людьми. Но есть и более представительный форум. Вы располагаете влиянием и значительным весом в Конфедерации, по сравнению с которой ваша оппозиция выглядит жалкой кучкой неудачников. Совет уважает вас, прислушивается к вашему мнению.

— Уважаемых людей много. Но что с того?

Медея допила водку и отставила бокал.

— Это открывает перед вами неограниченные возможности. Неужели вы предпочтете вернуться на станцию к своим картофельным ямам? Нынешняя военно-политическая обстановка позволит вам достичь высот, о которых вы не смели и мечтать. Поддержать вас — в наших интересах. Вы не задумывались о том, чтобы занять пост Президента?

Никита рассмеялся:

— Кто же о нем не мечтает? Но я хотел бы знать, чего мне будет стоить поддержка Терры. Видите ли, госпожа Вице-консул, у моего народа есть еще одна непреложная истина — ничто не дается даром.

Медея бросила на него понимающий взгляд.

— Нас ждут трудные времена, Никита, и я хотела бы видеть вас рядом с собой. После завершения экспедиции на Новую Землю все станет совсем другим. Откровенно говоря, я даже не догадываюсь, с чем нам придется столкнуться. Кое-кто из дипломатов, находящихся на борту, уже посоветовали своим правительствам поднять по тревоге военные корабли. Флот Терры тоже готов противостоять агрессии. А тем временем я… мы хотели бы привлечь на свою сторону миры, которые до сих пор придерживались нейтралитета.

«И обеспечить себе перевес, когда начнется схватка за власть?»

— Похоже, пока я остаюсь сам по себе, одиночество мне не грозит. — Никита фыркнул и, распутав пальцами густую растительность на лице, поскреб подбородок.

Медея поднялась на ноги. Роскошное платье колыхалось вокруг нее, переливаясь всевозможными оттенками.

— Никита, сейчас не время шутить. — Ее лицо осунулось, у губ залегла жесткая складка. — Я не требую от вас немедленного ответа, но, как вы весьма образно выразились, политика — это зыбучие пески. Один неверный шаг означает смерть.

Никита встал и, опустив голову, проводил Медею к выходу.

«Что ж, дошло и до угроз. Старо как мир — „кто не с нами, тот против нас“.

— Будучи истинным гулаги, я рассмотрю все варианты, госпожа Вице-консул. Еще никто не называл Никиту дураком — разве что гости, побывавшие на моей свадьбе. Но тогда я был гораздо моложе.

Медея задержалась у распахнутого люка.

— Нет, Никита, вы отнюдь не дурак. Но будьте осторожны. Все обстоит не так, как может показаться. Благодарю за… ракетную горючку. — С этими словами она ушла, окутанная колышущимся шелком.

Никита втянул в себя воздух и с шумом выдохнул.

21

Едва ужин подошел к концу, дипломаты маленькими группами разбрелись по углам. Листов главенствовал в баре. Архон извинился и ушел, прихватив с собой Хитавию и Ван Доу. Ди и Арнесс присоединились к Стоковски и Медее. Джозеф Янг ввязался в яростную перепалку с Полем и Мэри Бен Геллер.

— Славная компания, — заметил Сол, обращаясь к Конни, которая сидела рядом, потягивая из бокала чистую воду.

— Совет Конфедерации в миниатюре, — отозвалась девушка. — Глядя на этих людей, я теряю покой и сон. Я все больше сомневаюсь в том, что отец был прав, затевая это мероприятие.

— Хотите рассказать, в чем оно состоит?

— А вы изрядный упрямец.

— На моем месте вы вели бы себя точно так же. Чем больше я буду знать, тем выше шанс, что мне удастся предусмотреть любые случайности и спасти свой корабль.

— Джордан говорил примерно то же самое.

— Кстати, как вы собираетесь поступить, если вновь столкнетесь с Фэном? У меня создалось впечатление, что он не из тех людей, которым достаточно одного урока.

Конни глубоко вздохнула:

— Надеюсь, это больше не повторится. Что о нем слышно?

— Весь день провел в своей каюте. Очнувшись, он, должно быть, подумал, что вот-вот умрет… но чуть погодя пожалел о том, что остался в живых. Между прочим, еще не поздно предъявить ему обвинения.

— Дать ему отведать вакуума? — Конни покачала головой. — Дело того не стоит, Сол. Уж очень серьезными последствиями это грозит. Особенно если Нью-Мейн и впрямь приготовил нам сюрприз.

— Я вижу, не все тяготятся пребыванием на борту «Боз», как вы. — Соломон кивком указал на Тексахи. Муж Медеи крадучись пробирался в дальний угол к Эльвине, не спускавшей с него призывного взгляда. Эльвина чуть заметно кивнула и выскользнула в коридор, не забыв внимательно осмотреться. Мгновение спустя Тексахи покинул помещение, скрывшись в другом люке.

— Они встретятся в каюте Эльвины, — пророчески изрек Соломон. — Эти два туннеля сходятся именно там.

— Кроме нас, их бегство заметил кое-кто еще, — заметила Конни, указывая на Медею, которая смотрела вслед супругу, прищурив глаза. Стоковски говорил ей что-то, но она откровенно пропускала его слова мимо ушей. — Лично я предпочла бы схватиться с диким зверем, чем оскорбить слабую, хрупкую Медею, — добавила девушка.

— Но она, похоже, и не думает мешать своему благоверному.

— Вы еще увидите, — пообещала Конни.

— К сожалению, я вынужден прервать нашу занимательную беседу и вернуться к своим обязанностям. — Соломон поднялся на ноги и подмигнул. — А вы, леди, постарайтесь быть снисходительной к чересчур прытким ухажерам. Не распускайте руки, пощадите репутацию корабля!

Конни выдавила улыбку:

— Как скажете.

На полпути к выходу Соломон столкнулся с Форни Эндрюсом.

— Капитан, вчера я пролистал кое-что на сон грядущий и наткнулся на ваше имя, — сказал тот.

— Вот как? — Соломон остановился. Эндрюс, невысокий мужчина, ростом не больше полутора метров, носил форму Патруля с погонами, на которых красовалась звездная россыпь эмблемы Конфедерации. На фоне белоснежного мундира его темная кожа казалась почти черной. Широкое, полное достоинства лицо Эндрюса венчали коротко остриженные седеющие волосы.

— Вы выполняли задание во взаимодействии с Патрулем. Я не нашел подробностей, только ваше имя в приложении к рапорту.

— Должно быть, речь идет о Патосе. Я крутился вокруг него на своем первом корабле, пока Совет решал, что делать с этой планетой.

— Да, неприятная история. До сих пор с жалостью вспоминаю бедолаг, которых там поработили. Нам уже никогда не узнать, сколько из них погибли на скалах, исхлестанных песчаными бурями. Если преисподняя и впрямь существует, лучшего местечка для нее не сыскать.

— Биологи так и не сумели выяснить, почему люди оказались столь желанной добычей для мегасов. Насколько мне известно, эти чудища начали вымирать. Они не могли противостоять чуждым микроорганизмам, но тем не менее продолжали охотиться на наших разведчиков. Над планетой шныряли сотни аэрокаров, их сбивали один за другим, и каждый пленник служил пищей для нескольких мегасов. Нет ничего удивительного в том, с какой скоростью распространилась зараза.

Эндрюс покачал головой:

— Трудно поверить, что такую громадину мог положить на лопатки крохотный микроб!

— Если я не ошибаюсь, их еще пытаются спасти. Говорят, шанс на успех — один к одному…

Из-за спины Соломона вынырнул Никита Малахов.

— Ага! Наконец-то я поймал вас, капитан! Давненько мы не видели вас за столом, у которого пируют буржуазные паразиты, вкушая сладости жизни, купленные ценой страдания угнетенных масс!

— Поговорим в другой раз, капитан, — сказал Форни, воздев очи горе.

Соломон поморщился:

— Порой я начинаю сомневаться в вашей искренности, Никита.

77
{"b":"10191","o":1}