ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сол задумался над ее словами.

— То, как он повел себя, отнюдь не явилось для меня новостью. На Земле и на Арктуре мне приходилось водить в свой дом женщин только для того, чтобы Тексахи был счастлив. Я надеялась, что на борту корабля моя близость будет действовать на него сдерживающе. Мне и в голову не приходило, что здесь окажется эта шлюха. Я полагала, что у нас будут более… благоразумные и сдержанные спутники.

Соломон кивнул:

— Кажется, я понимаю.

Медея мрачно улыбнулась, и в ее голосе зазвучала сталь:

— Надеюсь, что так. Мне было бы очень неприятно, если бы наша с вами беседа достигла чужих ушей. Я рассказала вам все это только потому, что человек, достигший чина капитана флота Братства, наверняка знает, что такое честь и достоинство. К тому же мы находимся на вашем корабле, и два сердечных приступа, случившихся один за другим, внушают мне подозрения.

Соломон кивнул.

— Благодарю за доверие и прямоту. Позвольте заверить вас, что небывалая предрасположенность пассажиров к сердечным приступам не ускользнула от моего внимания.

— Я и не рассчитывала на иное.

— Разумеется. Ведь это мой корабль, — ответил Соломон, преодолевая гнев. Медея, не дрогнув, выдержала его тяжелый взгляд.

Вернувшись в медотсек, Соломон кивком головы подозвал Брайану.

— Старший помощник, я хочу поговорить с вами наедине.

Девушка кивнула, и они вместе покинули помещение.

— Прошу вас держать язык за зубами, — сказал Соломон. — Наверняка пойдут пересуды. Постарайтесь подавить их в зародыше.

Карие глаза Брайаны встретились с его глазами.

— Капитан, вся наша экспедиция выглядит достаточно необычно.

— Знаю. До тех пор пока не выяснится, в чем тут дело, мы должны соблюдать крайнюю осторожность. Буду откровенен с вами. Я даже не догадываюсь, каковы цели путешествия. Как только у меня появятся конкретные факты, я расскажу о них вам и Арту, и мы вместе подумаем, как быть дальше. Вы верите мне?

Брайана улыбнулась, ее глаза потеплели.

— Разумеется, капитан. Я, честно говоря… сначала у меня были некоторые сомнения. Я рада тому, что они не оправдались.

Сол рассмеялся:

— Я был не в лучшей форме. А сейчас я прошу вас держать ухо востро и докладывать мне обо всем, что вы услышите. И, Брайана… Спасибо вам. — Он зашагал к своей каюте, не заметив взгляда, которым его проводила девушка.

— Докладывайте, Боз.

— Опять нейротоксин, капитан.

Соломон опустился на койку, чувствуя, что им овладевают усталость и отчаяние.

— Что дала видеозапись?

— Проанализировав ее, я не заметила ни малейших признаков покушения. Хотите просмотреть?

— У Тексахи было свидание с Эльвиной Янг.

— А перед этим он находился в кают-компании и общался с несколькими людьми. В их числе Мики Хитавия, Арнесс, Констанция, Листов и Никита. Он мог проглотить яд в любую минуту.

Соломон кивнул, не отрывая глаз от экрана, на котором воспроизводилась запись.

— Опять Хитавия? И эта его размолвка с Нгоро… Пожалуй, нам следует известить Спикера.

Боз связала его с Архоном, и Сол сообщил:

— Очередное покушение. На сей раз его жертвой стал Тексахи. Медея спасла ему жизнь, вовремя вызвав врача. Корабль ввел Тексахи противоядие. После восстановления поврежденных нейронов он будет в полном порядке.

— Черт возьми! Соломон, я надеялся, что это больше не повторится. — Казалось, Спикер был потрясен.

— Судя по всему, нет. Может быть, объявим карантин, сославшись на то, что на борту обнаружен неизвестный вирус? Это помогло бы нам связать руки преступнику. — Сол задумчиво потер подбородок.

Архон покачал головой:

— Нет, капитан. Забудьте об этом. Я беру ответственность на себя. Возникает чувство, будто мы ведем войну… что ж, пусть все жертвы остаются на моей совести. Что бы ни случилось, я не могу сеять недоверие между пассажирами.

— Я прикажу Главному инженеру демонтировать диспенсеры. — Соломон выпрямился. — Их место займут люди. Живые бармены — какая роскошь! Но людям придется привыкнуть пить из сосудов, которые будут распечатывать прямо при них.

— Хорошая идея, капитан. Что ж, посмотрим. — На лице Спикера отразилась напряженная работа мысли. — Может быть, мне удастся придумать достаточно убедительный повод для таких перемен.

Ночью Соломон то и дело просыпался. Его мучили кошмарные видения — пробитый корпус корабля, ураганные потоки воздуха, вырывающегося в открытый космос, искаженное страданием лицо Мэйбрая Андаки, мучительные стоны Пег… Моргая воспаленными глазами, Соломон натягивал форму, гадая, что принесет ему грядущий день, когда из коммуникатора послышался голос Боз:

— Капитан, Фэн Джордан напал на Констанцию в спортивном зале!

И вновь Сол помчался по коридорам.

Люк спортзала открылся, впуская его внутрь. Фэн притиснул обнаженную Конни в углу, завернув ей руки за спину. Девушка почти не сопротивлялась — Соломон понял, почему, увидев в ладони герцога шокер.

— Теперь ты моя, Конни, и тебе это понравится! — Фэн со смехом наклонился и поцеловал девушку в шею.

— Джордан! — Голос Соломона гулким эхом разнесся в просторном помещении.

Фэн оглянулся через плечо. Его глаза сверкали странным блеском.

— Оставьте нас, капитан. Мы хотим побыть наедине.

— Отпустите ее! Вы находитесь на моем корабле и знаете наши правила!

— Вы мешаете мне развлекаться. Кто вы такой? Арктурианский сутенер? Я же сказал — оставьте нас вдвоем!

Герцог приставил разрядник устройства к ложбинке груди Конни, и у Соломона перехватило дыхание. Импульс шокера, нацеленный в область сердца, достаточно силен, чтобы убить человека.

— Отпустите ее, Фэн. Еще раз повторяю: вы находитесь на борту корабля. Сексуальное домогательство карается здесь смертью. Образумьтесь, герцог! Вы сами суете голову в петлю. Ради всего святого, ведь она — дочь Архона!

— Она шлюха! Видели бы вы, как кувыркалась она в воздухе, не позаботившись прикрыть тело хотя бы лоскутком!

— Поймите, в космических полетах это самое обычное дело, так повелось с первых дней звездоплавания! Нельзя же судить о корабельных традициях, опираясь на моральные устои, принятые на Нью-Мейне! Отпустите ее, Фэн. Быть может, нам удастся замять…

— Я, герцог Баспы, повелеваю вам удалиться. Вон отсюда!

Конни застонала, пытаясь освободиться от его хватки.

— Джордан! Отпустите…

— Я пользуюсь дипломатической неприкосновенностью!

— Она тоже!

— Уходите капитан, иначе я убью ее, клянусь! Прочь!

Соломон резким движением повернул регулятор силы тяжести, включая невесомость. Джордан вскрикнул, его ноги оторвались от палубы. Послышался сухой треск разрядника. Конни дернулась и обмякла. Соломон оттолкнулся от стены и всей своей массой обрушился на герцога, ударив его ступней в грудь. Раздался отчетливый хруст, и Фэн пронзительно взвизгнул.

— Я отрублю тебе голову! Ты… — закричал он, складываясь пополам и яростно извиваясь в воздухе.

Соломон сделал сальто, приблизился к герцогу со спины, схватил его за волосы, ударил лицом о стену и швырнул в сторону. Фэн взвыл от боли и перестал сопротивляться. Из его разбитого носа струилась кровь.

— Боз, медицинский комплекс сюда, и побыстрее! — Соломон ухватил Фэна за руку и оттолкнулся от стены. Подплыв к пульту управления, он включил нормальную силу тяжести. Джордан свернулся клубком, прижимая ладони к груди, на которой расплывался багровый кровоподтек. Соломон бросил его у пульта, торопясь оказать помощь девушке.

Джордан с натужным хрипом поднялся на ноги, держась за бок. Он наклонился, поднял шокер и трясущейся рукой выставил его перед собой.

— Я… я убью тебя — так же, как убил ее!

Щелкнул разряд, но Соломон успел упасть на палубу и, перекатившись, оказался за спиной Фэна.

— Брось оружие! — велел он, выкручивая ему руку.

Джордан застонал.

— Ни за что! Я еще доберусь до тебя! Ты посягнул на достоинство племянника короля! Я, герцог Баспы… — Соломон рывком сломал ему руку, и голос Джордана перешел в мучительный вопль. Шокер вывалился из его онемевших пальцев.

83
{"b":"10191","o":1}