ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ничего! — Арт повысил голос, чувствуя, что им овладевает гнев. — Как прикажете относиться к капитану, у которого наступает нервный срыв только оттого, что нужно вывести корабль из дока?

— Да, я был не в себе! — крикнул Карраско в ответ. — За минуту до того, как я вошел в люк, курьер Братства передал мне секретные распоряжения, и его тут же превратили в кровавое месиво! Что мне было делать? Плюнуть и не обращать на это внимания? И, Арт, мне надоела твоя заносчивость. До сих пор ты не удалялся от Арктура дальше, чем на восемнадцать световых лет. Сначала стань ветераном флота, и только тогда я соглашусь терпеть твои насмешки, потому что ты будешь иметь на это право.

Арт сглотнул, напрягаясь всем телом:

— Устав гласит…

— Забудь этот чертов Устав! Сейчас мы говорим не о правилах, а о том, как нам уцелеть! — загремел Карраско. — Не можешь стоять на ногах — сядь и умолкни! Ну что, старший помощник? Вы, наконец, возьметесь за ум? Или мне выбить из вас дурь?

Арт скрипнул зубами:

— Не будь вы старшим по званию, я бы размазал вас по палубе!

— Великолепно! — Карраско сделал пренебрежительный жест. — Давайте, старший помощник! Именно для этого я пригласил вас в зал. Думаю, вам не хватит решимости даже замахнуться на меня.

— Устав…

— Хватит болтать об Уставе! Я научу вас уму-разуму. Как вы думаете, почему я не сделал ровным счетом ничего, когда человек Гайтано всыпал вам по первое число? — Лицо Сола побагровело. — С таких мозгляков, как вы, надо спускать три шкуры! Чего же ты стоишь? Мальчишка!

Последнее слово переполнило чашу терпения Арта. Он нанес мощный удар, вложив в него всю силу, но Соломон парировал выпад и, подняв Арта в воздух, швырнул на спину. Словно два подвыпивших матроса, они топтались по палубе, то тесня друг друга, то отступая. Артуриан вновь и вновь набрасывался на Карраско, пуская в ход компенсаторы костюма, но каждый раз Соломон давал ему отпор, сбивал с ног, бросал о стену, выколачивая из него дух.

Артуриан не сдавался. Кипя от бешенства, он наносил убийственные удары, ни один из которых не достигал цели. Внезапно твердый кулак Соломона врезался ему в грудь. Он потерял равновесие и упал на колени. Стены зала закружились. Палуба стремительно понеслась ему навстречу, и он с размаху ткнулся в нее лицом. В мозгу вспыхнули яркие огни. Слепящая боль пронизала каждый мускул, каждый сустав. Он с трудом глотнул раз, потом еще — воздух ворвался в парализованные легкие, с хрипом протискиваясь через стиснутое судорогой горло.

Артуриан, моргая, смотрел на Карраско, пытаясь перевести дух.

— Встать! — скомандовал Сол. — Я сказал — встать! Это приказ!

Артуриан приподнялся, но колени не слушались его, и он упал на четвереньки. Желудок свело спазмами, к горлу подступила рвота. Накатила очередная волна гравитации, и он вновь ткнулся лицом в палубу, не успев вытянуть перед собой руки. Окончательно выбившись из сил, он даже не шевельнулся, когда Карраско закричал что-то ему на ухо.

Соломон склонился еще ниже.

— Ну! Вставай! — прорычал он. — Не можешь? Это все, на что ты способен? Где твоя мужская гордость? Или ты наложил в штаны и боишься подняться? Вставай!

Арт дернулся, но его руки и колени разъехались, и он вновь распластался на палубе.

— Вы все поняли, старший помощник?

— Что я должен был понять? — прохрипел Арт. — То, что вы можете избить меня? Будьте вы прокляты, Карраско! Я отомщу вам, даже если придется нанести удар в спину!

Внезапно Соломон заговорил совсем другим тоном:

— Вот! Наконец-то я добился от вас откровенности. Пришлось порядком измочалить вас, чтобы узнать, какие мысли гнездятся в глубинах вашего подсознания. А теперь вставайте, — невозмутимо произнес он, протягивая руку в перчатке.

Если бы не помощь Карраско, Артуриан вряд ли смог пройти по петляющим коридорам, особенно теперь, когда палуба то и дело норовила уйти из-под ног. Оказавшись в каюте капитана, он рухнул в кресло, и Карраско подал ему полотенце, чтобы вытереть кровь и рвоту. Потом он откупорил громадную бутылку и наполнил два сосуда для невесомости.

— Выпейте, — предложил он, кивнув.

Арт понемногу пришел в себя, отметив, что напиток недурен на вкус. Истерзанные внутренности вновь взбунтовались, но он сумел подавить тошноту.

— Теперь мы поговорим, — добродушно произнес Карраско, ловко справляясь с гравитацией, которая тянула его ноги в одну сторону, а верхнюю часть тела — в другую.

— А что, собственно, изменилось? — спросил Арт, с трудом переводя дух.

— Наши отношения, — объяснил Соломон. — Теперь мы можем поговорить как нормальные люди. — Он взмахнул сосудом. — Я черпаю свои правила не из книг, Арт. Они годятся не всякому, но для меня достаточно хороши. Большинство людей не в силах выйти за рамки Устава. Я мог бы наказать вас за драку в кают-компании экипажа, а Брайану — за то, что она скрыла это происшествие. — Его глаза сверкнули. — Тогда ваша карьера сразу же закончилась бы. Но как бы ни хотелось мне врезать вам как следует, дело того не стоило. Брайана постепенно становится замечательным офицером. Однако вам еще нужно поработать над собой.

— Но дисциплина необходима! — запротестовал сбитый с толку Арт.

— Совершенно верно. И я только что преподал вам небольшой урок. Будь вы палубным матросом, я не потратил бы на вас и минуты. Поверьте, мне хватает собственных забот. Появление чужого корабля оказалось для меня сущим благом. Я отправился на мостик, не опасаясь, что эти чертовы дипломаты устроят какую-нибудь гадость. Я даже немного поспал. Почему, спросите вы? Да потому, что преследователь либо обнаружит нас… либо нет. Я был бессилен что-либо сделать. Следя за маленькой точкой, ползущей по экрану, человек начинает всерьез нервничать — именно это случилось с вами и Брайаной. — Он невесело улыбнулся. — Между прочим, я слышал все те язвительные колкости, которые вы отпускали. Со временем и вы научитесь спать, замечая все вокруг.

— Пожалуй, нам не стоило распускать языки, — стыдливо признался Арт. — Но нас тоже можно понять. Беспорядок, который вы учинили, полностью выбил нас из колеи!

Карраско слабо улыбнулся.

— Ситуация, в которой мы оказались, способна вывести из себя любого. Но не спешите возлагать на меня вину. Не я породил эту сумятицу и предпочел бы обойтись без нее… однако долг повелевает мне справляться с ней, даже если от меня ничего не зависит.

Артуриан недоверчиво смотрел на Карраско, чувствуя, как по всему телу растекается ноющая боль, и представляя, каково ему будет завтра. Черт возьми, Карраско сделал из него отбивную! Словно гнойный нарыв, в душе молодого человека копились обида и злость.

Карраско уловил настроение Арта, и в его голосе зазвучала сталь:

— Вы, кажется, хотели разделить со мной ответственность за корабль? Посмотрим, под силу ли это вам. Нгоро был убит. На Тексахи было совершено покушение. Архон, которого Крааль поставил над нами, потребовал не восстанавливать пассажиров друг против друга. Он принял это решение вопреки моему мнению, потому что дипломатам предстоит улаживать межпланетный конфликт из-за некоего объекта, который мы якобы должны обнаружить на Новой Земле. Из-за него Конфедерация оказалась на грани войны. Насколько мне известно, жертвами возникшего противостояния пали по меньшей мере шесть человек, и некоторые из этих убийств были совершены буквально у меня на глазах. Кто-то отправил тайное послание чужаку, идущему параллельным с нами курсом. При этом был поврежден коммуникатор. Высокопоставленному лицу, находящемуся на борту корабля, грозит казнь по обвинению в попытке изнасилования. А я не могу положиться на своих старших помощников. И это при том, что самое страшное еще впереди. Что вы мне посоветуете, Артуриан?

— Так вот зачем вы устраивали все эти тренировки, — ошеломленно пробормотал Арт. — Вы полагаете, что нас действительно ждут неприятности?

— Да, старший помощник. Более того — они уже начались. — В голосе Сола звучала усталость, лицо исказила болезненная гримаса. — Архон готов пожертвовать нами до последнего человека и утверждает, что этот объект, чем бы он ни был, непременно расколет Конфедерацию. Архон напуган до смерти. И его дочь тоже. Так обстоят дела, Арт. Надеюсь, это вас отрезвит. Я уже говорил, что вы не обязаны любить меня, но нам нужно работать рука об руку. — Он приподнял бровь. — Что скажете?

86
{"b":"10191","o":1}