ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Изображение померкло.

Соломон потер подбородок, с сожалением вспоминая о бороде, которая упорно отказывалась расти после регенерации кожи лица.

— Кажется, Фронтир дает нам карт-бланш? — полувопросительно произнес он.

— Хотите ответить? — предложила Боз.

— Нет, не вижу необходимости. — Сол нахмурился и пригубил горячий кофе. — Как вы полагаете, долго ли Краалю удастся оберегать нас от последствий скандала с Джорданом?

— Капитан, я расшифровала ответ Нью-Мейна:

Экран монитора загорелся, на нем возник длиннолицый мужчина с короной на голове, в камзоле с вышитым гербом Нью-Мейна.

«Приветствую вас, Ваше высочество. Мы получили ваше послание с просьбой освободить вас. Охрана вокруг дворца усилена. Не могли бы вы подтвердить свое предыдущее сообщение? Ваше молчание будет для нас знаком того, что вы заключены под стражу либо мертвы. В обоих случаях мы предпримем надлежащие действия».

Экран погас.

— Надлежащие действия?

— Думаю, они отправят корабль, чтобы вызволить своего посланника, — сказала Боз, закончив статистический анализ и выбрав самое вероятное решение.

— Замечательно! — Сол фыркнул. — К тому времени, когда они стартуют, мы уже вернемся на Арктур!

Но он ошибался.

Соломон остановился у люка, нервно переминаясь с ноги на ногу. Им овладела непривычная робость.

— Какого черта! Уж если ты подглядываешь за ней глазами корабля, то ничто не мешает тебе поговорить с ней.

Он вошел в наблюдательный блистер.

Констанция стояла спиной к нему, горделиво выпрямившись и глядя на далекие солнца. Золотистые волосы девушки переливались в ярком свете звезд. Каждый изгиб безупречно изваянной фигуры подчеркивал ее божественную красоту.

Соломон помедлил, любуясь ее силуэтом, навсегда запечатлевая это мгновение в своей памяти.

— Конни, — с замиранием сердца негромко произнес он.

Девушка обернулась. На долю секунды ее губ коснулась чуть заметная улыбка:

— Здравствуйте, капитан. Похоже, мне так и не удастся побывать в блистере, не встретившись с вами.

Соломон усмехнулся, подошел к ней и остановился рядом.

— Так и быть, признаюсь, — ответил он. — Я следил за вами. Прошел слух, что вы направляетесь сюда.

— Опять жалобы из-за шума? — Конни подняла изящные брови. Ее зеленые глаза оценивающе смотрели на Сола.

— Корабельные крысы считают, что вы слишком громко стучите каблуками по палубе.

Конни сложила руки на груди, подперев тонкими пальцами подбородок.

— Уж очень часто вы пускаете в ход эту отговорку. — Она окинула лицо Соломона быстрым взглядом. — У вас утомленный вид, капитан.

Сол пожал плечами.

— События начинают развиваться слишком быстро. Такое впечатление, будто я пошел у них на поводу, вместо того чтобы управлять ими. В последнее время случилось столько всего… и я не вижу ни капли смысла в происходящем.

— Еще увидите, но сразу пожалеете об этом. Вопреки догматам вашей тайной секты, неведение порой оказывается для человека истинным благом.

— Возможно. — Соломон замолчал, подбирая слова. — В сущности, я пришел поблагодарить вас. Брайана представила мне полный отчет. Оказывается, именно вы замолвили словечко за Джордана. Сам я… если откровенно, я был готов дать волю гневу. Вы избавили меня и Братство от многих неприятностей.

Конни устало улыбнулась и вздернула подбородок, рассыпая по спине волосы.

— Я хотела вышвырнуть его в космос. Отец с пеной у рта требовал смертной казни. — Она покачала головой. — Но потом я вспомнила, как Никита говорил мне о необходимости быть предельно ответственным в политических делах. Порой приходится идти наперекор своим желаниям. Сейчас, когда на карту поставлено так много, какое значение имеют домогательства Джордана? Когда я, наконец, достаточно успокоилась, чтобы взглянуть на ситуацию разумно, я увидела, что, вышвырнув Фэна в космос, мы только усложнили бы себе жизнь. И тем не менее спасибо вам за своевременную помощь. На сей раз Джордан прихватил с собой разрядник.

— Капитанам очень часто приходится наказывать людей за проступки, совершенные повторно. В первый раз я лишь размялся, убедившись в том, что справлюсь с Джорданом, когда тот возьмется за дело всерьез.

— Тренировка не прошла даром. Вы оказались во всеоружии. Если бы нам не удалось остановить Джордана, мы были бы вынуждены казнить его.

Соломон вздохнул, глядя на звезды.

— Расправься мы с мерзавцем, и воцарился бы сущий кошмар. Одному господу известно, какие ответные меры предпринял бы Нью-Мейн.

Конни провела тонкими пальцами по станине телескопа.

— Могу себе представить. Меня не оставляет чувство, будто я угодила в ловушку. Пытаться судить о поведении таких людей, как Джордан, с точки зрения здравого смысла, бесполезно. Я была вынуждена переоценить все, что происходило в последнее время. Чем ближе я узнаю политиков, тем больше теряюсь. Я не знаю, что делать.

— Вас беспокоит устройство, которое вы нашли на своей планете?

Конни подняла на Соломона глаза.

— Отец уже говорил мне о ваших догадках. Да, я встревожена, и это еще слабо сказано. Единственная надежда в том, чтобы передать объект в руки Крааля. Я очень внимательно прислушивалась к вашим беседам с Никитой и Тайяшем. Если у человечества еще остался шанс…

— Может быть, расскажете подробнее? Что это за объект? Какая-нибудь машина?

Конни положила ладонь на его руку. Соломона пронзила легкая дрожь.

— Нет, Сол. Еще рано. И дело не только в соображениях безопасности. Я хочу, чтобы вы сами составили мнение о нашей находке, объективное и непредвзятое. Пожалуйста, не надо смотреть на меня таким взглядом. Чтобы судить об этом… объекте сколь-нибудь разумно и взвешенно, мне требуется вся моя воля.

Соломон потянулся к девушке и накрыл пальцами ее ладонь:

— Что ж, я полагаюсь на ваше слово.

Конни чуть заметно кивнула:

— Спасибо, Сол. Сама мысль об этой штуковине пугает меня до смерти.

— Архон сказал, что готов ради спасения человечества пожертвовать своей жизнью… и вашей. Может быть, даже целой планетой.

Констанция кивнула, глядя ему в глаза:

— Отец ничуть не преувеличивал. Именно поэтому происходящее кажется таким запутанным.

— Я понимаю, что от меня мало проку, но если вам захочется с кем-нибудь поговорить, вы знаете, где меня найти.

Девушка закрыла глаза, на ее лице отразилось облегчение.

— Знаете, еще никогда в жизни я не чувствовала себя такой одинокой, как в последний год. — Она покачала головой и прижалась к Солу. — Я не имею права даже на обычную человечность. Постоянно в напряжении, слежу за каждым своим шагом. Очень тяжело, когда ты не можешь позволить себе быть слабой, уязвимой. Человеку несвойственно жить, уподобившись неприступной крепости.

Соломон обнял ее за плечи, чуть содрогнувшись от прикосновения к упругому телу девушки.

Несколько долгих мгновений они стояли, глядя на звезды.

— Когда все это закончится, я, может быть, вновь почувствую себя молодой.

— И чем же вы займетесь?

Конни пожала плечами.

— Завалюсь спать на неделю. Потом спрячусь в укромном уголке и хорошенько все обдумаю. Пожалуй, отправлюсь на «Сорванце» куда-нибудь подальше. — Она махнула рукой в сторону звезд.

— Крааль принял вас в Братство. Мы организуем много поисковых экспедиций. Нам всегда нужны опытные, знающие люди.

Девушка вскинула голову, и ее волосы шелковистым водопадом скользнули по руке Сола.

— Это предложение?

Соломон выдержал ее взгляд:

— Хотите его принять?

Глаза Конни расширились, превратившись в голубые бездонные озера:

— Если честно, больше всего мне хотелось бы сказать «Да». Но прежде нужно покончить с текущими делами. Вдобавок, нам необходимо присмотреться друг к другу, понять, сходимся ли мы характерами.

Сол негромко рассмеялся.

— Это не совсем тот ответ, которого я ожидал. Вы всегда относитесь к мужчинам с таким недоверием?

89
{"b":"10191","o":1}