ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Минутку. Потенциал кожи? Дыхание? Откуда… Откуда вы знаете все это? — казалось, Архон был сбит с толку.

Пропустив его слова мимо ушей, Соломон продолжал:

— Вот момент введения смертельной инъекции. Видите? Геллер почесывает руку. Проникновение стеклянной иглы должно было вызвать легкий зуд. Глубина ее залегания свидетельствует о том, что она была выпущена со скоростью около двадцати метров в секунду. Значит, удар был нанесен с близкого расстояния. Боз, покажите зоны, из которых могла вестись стрельба. — На изображении возникли два красных сектора. — Судя по вероятным траекториям, Геллера могли убить семь человек: вы, ваша дочь, Ориги Санчес, Малаков, Мэри Бен Геллер, Ван Доу и Эльвина Янг. Где бы ни стояли или сидели остальные, они не могли поразить цель.

— Откуда у вас эти сведения? Вы заверили нас, что за пассажирами не ведется слежка.

— Я солгал, — сухо бросил Соломон. — Обратите внимание на руки перечисленных людей. Мэри сцепила пальцы. Ван Доу сжимает свой бокал обеими ладонями. Малаков широко развел руки. Констанция одной рукой забрасывает волосы за спину, другой жестикулирует. Санчес подпер кулаками подбородок, с явной досадой выслушивая болтовню Эльвины, которая занята вязанием на спицах — если не ошибаюсь, это древнее ремесло в большом почете на Зионе. Вы, Спикер, держите руки в карманах.

Архон ошеломленно смотрел на экран.

— Итак, я — подозреваемый, — произнес он наконец. — Да, теперь я вижу, что это действительно так.

— Боз? Что показывает реакция Спикера? — спросил Соломон.

— Пульс, частота дыхания и потенциал кожных покровов в норме. Он слишком долго не мог сообразить, что является самым главным кандидатом на роль убийцы Поля Бен Геллера. Произведя анализ всех данных, я вынуждена заключить, что Спикер, физиологические реакции которого я изучила достаточно подробно, искренне изумлен, а следовательно, невиновен.

— Спасибо, Боз. — Сол вздохнул, опустился на койку и с отчаянием посмотрел на Архона, утратившего дар речи. — Я сам должен был догадаться, что вы здесь ни при чем. Мы не имеем права обвинять людей без достаточных к тому оснований, но один из шестерых оставшихся определенно убийца.

— Значит, корабль шпионит за нами. Он фиксирует потенциалы кожи, частоту дыхания, пульс…

— И множество других параметров, Спикер. По всему кораблю установлены видеокамеры, микрофоны и детекторы инфракрасного излучения. Боз записывает все подряд, отсеивает ненужную информацию и сообщает мне о любом всплеске эмоций, о каждой возможности угрозы. Как еще я сумел бы остановить Джордана, когда он впервые пытался изнасиловать Констанцию в своей каюте? Мы не воспользовались этой уликой, поскольку ее происхождение непременно заинтересовало бы следственную комиссию.

— Значит, слухи оказались правдой? — потрясение произнес Архон. — Значит, корабли Братства разумны?

— Боз, я полагаю, вы можете ответить на вопрос Спикера. Он допущен к сведениям высшей степени секретности.

— Рада с вами познакомиться, Спикер Архон. Вас интересует, разумна ли я? Да. Я способна мыслить и действовать сама по себе. Даже если весь экипаж будет выведен из строя, я сумею завершить экспедицию.

Архон покачал головой:

— Это невозможно!

— С моей точки зрения, во мне нет ничего невозможного, ведь я существую — разве что вы предпочтете встать на позиции солипсизма, но в таком случае я, в свою очередь, потребую от вас доказательств вашей разумности, — невозмутимо парировала Боз.

Заметив испуг и растерянность, отразившиеся на лице Архона, Сол вмешался в разговор:

— Вчера вечером вы были в кают-компании. Не уловили ли вы чего-нибудь, похожего на звук сработавшего оружия? Это мог быть щелчок, хлопок или что-нибудь в этом роде. Оружие наверняка было снабжено пружиной.

— А корабль ничего не заметил? — спросил Архон, ошеломленно озираясь.

— Боз, включите звук, — распорядился Сол.

В то же мгновение помещение заполнили смех и голоса — сдержанный гул, неизменно сопровождающий вечеринки и приемы.

— Это все, Спикер. Вспомнили что-нибудь?

— Нет, капитан. — Архон покачал головой.

— Боз, какие эмоции проявляют подозреваемые?

— Все они спокойны. Судя по психофизиологическим реакциям, которые были записаны заранее, никто из них не проявляет повышенного возбуждения или гнева. Если преступник — действительно один из семерых, я вынуждена констатировать, что этот индивидуум обладает патологической склонностью к убийству.

Соломон поморщился.

— Сначала я подозревал Мики Хитавию, но теперь вижу, что его попросту подставляли. Вдобавок Нгоро предупреждал нас, что мы имеем дело с незаурядным разумом. Убийца не знал, что кают-компания напичкана видеоаппаратурой. Хэппи потрудился на славу и замаскировал камеры под регуляторы яркости освещения.

— Что будем делать дальше? — спросил Архон.

— Допросим подозреваемых, что же еще? — Соломон повернулся к коммуникатору.

— Вы полагаете, это будет разумный шаг? Я имею в виду, вам придется признаться в том, что… по всему кораблю установлены камеры. Кто пожелает говорить с вами откровенно? Кому придет в голову…

Сол рывком повернулся и наставил на Архона палец.

— Спикер, только что на борту моего корабля был убит еще один человек! До сих пор я беспрекословно выполнял ваши указания, но теперь намерен положить конец преступлениям. Чтобы помешать мне, вам придется отстранить меня от командования и сию секунду заключить под арест. Я все обдумал. Мы покажем подозреваемым записи, выложим перед ними все карты — и я готов спорить, что Боз сумеет уличить убийцу по его поведению. Будь у меня развязаны руки, я бы подверг их всех ментоскопированию и вытянул бы правду. Но я не могу так поступить, не вызвав межпланетный скандал, который подорвал бы авторитет Братства. Поэтому я вынужден действовать иначе. Я попытаюсь вырвать признание психологическим потрясением.

Архон глубоко вздохнул, обеспокоенно хмуря лоб.

— Я… Что ж, так и быть, капитан. Я не буду отстранять вас от командования. Я… Действуйте, капитан. — Он хлопнул ладонью по колену, признавая правоту Карраско.

— Боз, пригласите ко мне Ориги Санчеса, — велел Сол.

Посланник с улыбкой вошел в каюту, объясняя, какая это честь для него — оказаться гостем самого капитана, и Сол с ходу ошеломил его вопросом:

— Господин посланник, это вы убили Поля Бен Геллера?

— Прошу прощения? — Лицо Санчеса утратило выразительность. — Вы спросили, не я ли убил Геллера?

— Посмотрите на изображение. Вы помните, как вчера сидели рядом с Эльвиной Янг? Вы слышали что-нибудь, напоминающее выстрел?

— Выстрел? — Ориги до сих пор не мог оправиться от изумления. Он метнул на Архона короткий взгляд, ища подтверждения словам капитана.

— Прошу вас, Ориги. — Архон кивком указал на экран. — Тут запечатлено мгновение убийства Геллера. Он умер насильственной смертью.

Ориги растерянно моргнул.

— Зачем мне убивать Поля? Я никогда бы…

— Вы слышали что-нибудь похожее на выстрел?

Санчес с отвалившейся челюстью смотрел на экран:

— Выстрел… убийство… Здесь, на этом корабле?

— Докладывайте, Боз.

Из принтера выползла полоска тонкой бумаги.

— Вашему здоровью можно лишь позавидовать, — заметил Соломон и, подняв глаза, добавил: — Господин посланник, только что вы, сами того не зная, прошли тест на детекторе лжи. Я сказал вам чистую правду. Поль убит преступником, оставшимся неизвестным. До тех пор пока мы не изобличим его и не предадим его в руки правосудия, я вынужден ограничить свободу передвижения пассажиров. Прошу вас вернуться в свою каюту и не покидать ее, а также не разглашать того, что вы услышали.

Санчес ушел, все еще пытаясь уразуметь происходящее.

Следующей в люке появилась Эльвина. Не заметив Архона, она тут же повисла на шее Сола.

— Ах, капитан, я знала, что вы когда-нибудь пригласите меня к себе. — Она закрыла глаза, ее грудь бурно вздымалась. — Я умирала от желания оказаться в ваших объятиях. Разумеется, я не брошу Джозефа, но ведь вы знаете женскую натуру! Я не сомневалась, что вы пылаете ко мне страстью, однако…

91
{"b":"10191","o":1}