ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мэри Бен Геллер вышла в коридор, глядя перед собой ввалившимися глазами. Соломон грыз ноготь большого пальца.

— Святой вакуум! Я кажусь себе последним негодяем! — воскликнул он, пытаясь справиться с отчаянием и унять захлестнувший его водоворот чувств. Нахмурившись, он повернулся к Спикеру. — Мы в четырех днях пути от Новой Земли. Я велю пассажирам не покидать свои каюты под тем предлогом, что в окрестностях планеты слишком много кораблей и мы опасаемся пиратских вылазок. Истинная причина известна только подозреваемым, которых мы допрашивали, однако им не позволят общаться с остальными. Тем самым мы поставим заслон взаимной подозрительности и сохраним добрые отношения между пассажирами. А вы тем временем организуйте совещание по вопросам грядущей конвенции. Когда у дипломатов заняты головы, им не до склок.

Архон вздохнул:

— Так и быть. Мы уже почти у цели: Надеюсь, все обойдется. Я согласен с вашим решением, капитан.

Однако Соломона продолжало терзать чувство, будто он что-то упустил.

25

На глазах у Брайаны белая точка начала ускоряться, прочерчивая звездное небо яркой полосой раскаленных газов.

— Боевая тревога! Это не учения! Всем постам доложить о готовности!

В люк ворвался Артуриан, все еще бледный и подавленный после недавней стычки с Карраско. Он занял свое место, и огоньки на его панели вспыхнули красным цветом, который постепенно сменялся желтым и, наконец, зеленым. На мостике появился Соломон в боевом скафандре. Опустившись в капитанское кресло, он тут же открыл канал связи с Архоном.

— Констанция просит открыть люк, — сообщила Боз.

— Впустите ее.

Конни вошла внутрь. Она была в гермокостюме, на ее лице застыло напряженное выражение.

— Возможно, это один из кораблей нашего флота, — сказала она. — Как главнокомандующий, я прошу разрешения переговорить с экипажем.

Брайана изумленно подняла лицо и увидела, как Сол и Конни смотрят друг другу в глаза, словно ведя безмолвную беседу. Где-то в далеком уголке ее сердца шевельнулось раздражение. Она заставила себя сосредоточиться на приборах. Ей нет никакого дела до чувств Соломона. И все же в душе Брайаны остался неприятный осадок.

— Отправьте им стандартное приветствие, Арт, — распорядился Соломон и подпер коленом подбородок, следя за кораблем, который приближался к «Боз» по плавной дуге. — Они выжимают из двигателей все до капли, чтобы поравняться с нами. И, похоже, получают удовольствие от этой гонки.

— Пришел ответ, капитан, — сообщила Боз.

— Свяжите меня с их капитаном.

Такие щегольские мундиры шьют только на Нью-Мейне. Брайана затаила дыхание и метнула взгляд на Карраско, который пребывал в явном замешательстве.

— Капитан Соломон Карраско, требую вашего внимания! — рявкнул громкоговоритель. — С вами говорит Ричард Эванс, капитан корабля «Десмонд» флота Его величества короля Нью-Мейна. По нашим сведениям, вы лишили свободы Фэна Джордана, герцога Баспы, и, возможно, причинили ему телесные повреждения. Я получил приказ освободить герцога и покарать вас, если вы осмелились поднять руку на Его высочество!

Неловкая деревянная поза Эванса подсказывала Брайане, что королевский приказ поставил его в трудное положение. Лицо капитана исказила гримаса неудовольствия. Перспектива скрестить мечи с кораблем Братства отрезвила бы кого угодно.

Но если поведение Эванса казалось Брайане вполне объяснимым, Карраско изумил ее до глубины души. Он громко, с наслаждением расхохотался и еще долго не мог успокоиться.

— Послушайте, дружище, мы будем только рады выполнить любое ваше пожелание. Во-первых, господину посланнику ничто не угрожает, хотя он и находится под домашним арестом за попытку изнасилования. Как видите, мы пощадили его вопреки корабельным законам. Не знаю, сколь высоко Нью-Мейн ценит свой голос на будущих переговорах, но вы можете передать своему королю, что Джордан посягнул на честь и достоинство Констанции, Вице-спикера Новой Земли.

Эванс тонко улыбнулся.

— Командование предупредило меня, что подобные обвинения нетрудно сфальсифицировать. Посланник пользуется расположением короля, и если вы нанесли ему телесный ущерб — неважно, при каких обстоятельствах, — это будет воспринято весьма болезненно. Мы сблизимся с вами и при первой возможности переведем герцога на борт нашего корабля.

Соломон кивнул:

— Нас это устраивает, капитан. Позвольте от имени экипажа «Боз» заверить вас в своем уважении и поблагодарить за помощь. Наверное, я не ошибусь, сказав, что герцог с нетерпением ждет прибытия своих верных слуг.

Брайана закусила губу, увидев, что слова Карраско попали в цель. Губы Эванса искривились, по лицу заходили желваки.

— Капитан Карраско, — заговорил он, откашлявшись. — Его величество также приказал мне убедиться в том, что герцог находится в добром здравии. Будьте добры пригласить его на мостик.

Соломон насмешливо улыбнулся и включил коммуникатор.

— Кэл, ты можешь привести Джордана на мостик? — Он повернулся к Эвансу. — Я мог бы попросту связать вас с его каютой.

Эванс покачал головой:

— И тем не менее я имею приказ осмотреть герцога на мостике.

— Конечно. — Соломон понимающе кивнул. — Боитесь, что мы подсунем вам фальшивку? Капитан, я знаю, что вам приходится работать в… э-ээ… несколько стесненных обстоятельствах, и позволю себе напомнить — на будущее, разумеется, — что многие корабли способны генерировать куда более сложные изображения, нежели те, что вы имеете в виду.

Эванс еще крепче сжал челюсти. Брайане показалось, что его зубы вот-вот хрустнут. Несколько минут прошли в напряженной тишине. Наконец в люке показался взъерошенный Фэн Джордан, моргающий заспанными глазами. За его спиной маячил Кэл Фуджики.

— Капитан Карраско! Зачем вам потребовалось прерывать мой сон? Как вы осмелились потревожить меня после того, как столь низко обошлись со мной, членом королевской фамилии! Ваша дерзость переходит все границы! Клянусь, наступит тот день, когда я…

— Заткнитесь, Фэн! — рявкнул Соломон. — Соблаговолите взглянуть на экран, и вы увидите капитана Эванса, который прибыл, чтобы вызволить вас из-под ареста. — Он повернулся к монитору. Эванс стоял навытяжку, словно скала, и в его глазах читалось смешанное чувство облегчения и раболепного страха. — Видите? Он в полном порядке!

— Благодарю вас, капитан. Сообщите данные своего курса, и мы пойдем на сближение. — Экран угас, прежде чем Джордан успел открыть рот. Должно быть, Эванс опасался приказов, которые могли прийти на ум Его высочеству.

— Возвращайтесь к себе в каюту, Фэн. — Соломон указал на люк.

— Ни за что, — упрямо отозвался Джордан. — Я останусь здесь. Я боюсь за свою жизнь.

Пока Артуриан передавал курсовые данные, Брайана напряженно следила за «Десмондом».

— Мне очень жаль, но убийство вам не грозит, — устало произнес Соломон. — Отправляйтесь. Иначе я велю Кэлу тащить вас волоком, как бы вы ни визжали и не вырывались.

Джордан молниеносно уклонился от пальцев Фуджики и схватил Констанцию, приставив к ее горлу виброкинжал.

— Я останусь здесь… и Констанция останется со мной. Одно движение, Фуджики, и я перережу ей глотку. Я знаю ваши трюки, милая девушка, и прикончу вас прежде, чем вы успеете хотя бы шелохнуться. — Он рассмеялся. — Гадаете, где я раздобыл кинжал? Надо отдать должное вашим людям, Карраско, — они добросовестно обыскали мою каюту. Но мне не составило труда обвести их вокруг пальца. Виброкинжал можно спрятать где угодно — особенно в свежих сварных швах, оставшихся после того, как вы столь любезно расширили мои апартаменты.

Брайана покачала головой, чувствуя, как ее сердце сжимается от отчаяния. Мостик — неподходящее место для сведения счетов. И, что еще хуже, Джордана все же придется выбросить в космос.

Соломон сохранял невозмутимость.

— Бросьте эту затею, Фэн. Всякий раз, пытаясь натянуть нам нос, вы в конечном итоге остаетесь в дураках. У вас и теперь ничего не выйдет. Вас вот-вот освободят — зачем же усложнять себе жизнь?

93
{"b":"10191","o":1}