ЛитМир - Электронная Библиотека

Упущенные мгновения прошлых побед исчезли навсегда. Однако сейчас, когда Хэнкс оказался избранным в Провинциальный Совет Элдерса, совещательный орган, прислуживающий Риганскому Администратору, наступил решающий момент. В смятении и неразберихе, царящих после падения Риганской Империи можно легко взять власть в свои руки.

Размышления Марвина Хэнкса прервало гудение коммуникатора.

– Советник Хэнкс на связи. С кем имею честь?

На экране монитора появилось изображение Администратора – озабоченная старуха, заламывающая в истерике руки.

– Советник? Благословенные Боги!!! Вы должны начать действовать немедленно. Только что по субкосмической связи я получила передачу с Риги от тамошних оккупационных войск. Министр Такка исчезла. Нам приказано во что бы то ни стало разыскать ее. Известно, что ваша планета – наиболее подходящее место, чтобы скрыться от Стаффы…

Хэнкс криво улыбнулся. Неприятные воспоминания о директоре Внутренней Безопасности промелькнули перед его внутренним взором.

– Думаю, что смогу помочь вам. Администратор, при условии, что вы дадите мне своего рода карт-бланш – чрезвычайные полномочия на период существующей в настоящее время нестабильности. Сделайте это, и я лично позабочусь, чтобы вся здешняя служба Внутренней Безопасности была предоставлена к вашим услугам.

Администратор согласно кивнула. Ну, прямо вылитая дочь патриция…

– В ближайшее же время, Советник… Я рада, что вы готовы нам помочь. Этой услуги я не забуду.

Марвин Хэнкс улыбнулся. Что ж, все складывается к лучшему.

– Да, Пожалуй, такое трудно будет забыть…

– Это мало чем отличается от сражения, – решил Синклер Фист, пожевывая конец лазерной ручки. Из стороны в сторону он ходил перед компьютерными мониторами, занимающими целую стену в его личных покоях на борту «Крислы».

Компьютеры выводили на экранах различные графики, колонки цифр и проекции, отражавшие всю информацию от производства звездолетов до штамповки пластиковых безделушек для туристов.

– Ловлю тебя на слове, – Анатолия, растянувшаяся в кресле, откинула с лица длинную светлую прядь. – Я рада, что тебе удалось со всем этим разобраться.

Синклер кинул ручку на стол и устроился в гравитационном кресле рядом с Анатолией. Стенной коммуникатор продолжал выплевывать колонки цифр по мере того, как вводились различные изменения в программу. Синклер добавил в базу данных собственный код, чтобы модифицировать расчеты Стаффы кар Термы. И если в записанной на кубе информации существует ошибка, то должны появиться подтверждения. Однако даже на опытный взгляд Фиста, итоги вычислений подтверждались. Либо они сумеют совершить чудо, либо вскоре начнется голод.

Империя производит достаточное количество пищевых продуктов, чтобы прокормить своих подданных, но вот вопрос о справедливом распределении благ остается открытым. Стараясь не смотреть в глаза Анатолии, Синклер почесал кончик массивного носа. Ниши дальней стены были заполнены голограммой, изображающей пейзаж Тарги, кондиционер наполнял воздух ароматом сосен. ТАРГА… СОСНЫ…

СМЕРТЬ… МАКАРТА!

– Синклер, что же мы будем делать дальше?

– Что? – Фист очнулся с трудом. Призраки прошлого уставились на него из глубин памяти. Сотни людей, которые доверились ему, покоились теперь вечным сном внутри этой проклятой скалы…

– Что же все-таки будет? – настаивала Анатолия.

– Возможно, мы легализуем каннибализм. Это сразу решит две проблемы: во-первых, все будут сыты, во-вторых, появятся даже излишки продуктов. – «А живые позавидуют мертвецам Макарты», добавил он про себя.

– Я не шучу. А как насчет нас… тебя и меня?

На миг Синклер оторвался от мониторов, пытаясь изменить ориентацию психического восприятия.

– О чем ты говоришь?

Голубые глаза Анатолии засветились болью. Она была одета в белую униформу со множеством карманов. Мешковатый комбинезон скрывал прелести ее полной груди, изящной талии и длинных ног.

Свежевымытые золотистые волосы волнами рассыпались по спине, переливаясь на свету. Анатолия встала перед ним, скрестив руки на груди и нахмурившись.

Взгляд девушки подействовал на Синклера отрезвляюще.

– Я – генетик, Фист, а не экономист.

– Мне это прекрасно известно.

Неотвязные воспоминания о горе Макарта все еще преследовали Синклера.

Ужасающие картины выплывали из серого тумана забвения. Макарта стала первой его ошибкой – нельзя было брать ее лобовым штурмом. О, к каким страшным последствиям, привело это поспешное решение!

– Знаешь, иногда я удивляюсь тебе, Синклер. Ведь на Риге я сделала карьеру. Теоретически в любой момент я могу вернуться в свою лабораторию и продолжить исследования. Или больше нет, а профессор Адам арестован. Больше я тебе не нужна.

Слова Анатолии не доходили до его сознания. Груды разлагающихся трупов лежали внутри взорванных туннелей Макарты, невидящие глаза по-прежнему таращились во тьму, гниющее мясо еще не отвалилось от костей, а костлявые пальцы протянулись во мрак.

– Синклер, я могу догадаться… Скажи, сколько раз ты не отвечал по коммуникатору, зная, что это я вызываю тебя? Дело даже не в этом, но ты никогда даже не повышаешь на меня голос, когда я преднамеренно пытаюсь вывести тебя…

– Но ты вовсе не раздражаешь меня, Анатолия, – упрямо ответил Синклер.

Ошибки, начавшиеся на горе Макарта, привели к той ночи на Риге, когда содержимое его яиц явно переносило то, что находилось в голове. Это было ясно, как божий день. Жгучий взгляд Или. Совершенно обнаженная, она стояла перед ним, а черные глаза бросали вызов. Образы наслаивались один на другой. Иссиня-черные как вороново крыло волосы потоком полетели ему в лицо, когда он сжал пальцами твердую грудь изогнувшейся в его объятиях Или, вспоминая ее безумную дрожь в момент оргазма.

– Ты опять замечтался! – крикнула Анатолия и закрыла лицо руками.

– Извини… – После ночи любви Или Такка обвела его вокруг пальца как последнего дурачка. Каждая встреча с Или погружала Синклера все глубже в паутину секса, лжи и коварства.

Анатолия покачала головой.

– Я долго убеждала себя в том, что твоя рассеянность – последствия пережитого стресса. Я знаю, что для тебя потерять Ригу, Синклер… Но мне неизвестно, был ли ты со мной искренен. Может быть, мне пришло время уйти?

Повернувшись к Анатолии, Синклер поднял руку, словно отгоняя атаковавших его неуловимых фантомов прошлого.

– Уйти?

– Я слышала от твоих солдат рассказы о Тарге, о том, как ты спас им жизнь.

Ты дал людям Мечту, чтобы верить, и цель, за которую стоило бороться. Я знаю о твоей любви к Гретте и то, как ее смерть повлияла на тебя. Если бы ты так не страдал, не был столь беззащитен и одинок. Или ни за что не удалось бы обмануть тебя. Чтоб ты сдох, Синклер, что с тобой происходит?

– Пытаюсь определить свой предел.

– Предел? Ты серьезно веришь в это? – Анатолия покачала головой, в уголках ее глаз появились слезы. – Тебе необходимо принять решение: либо ты будешь и дальше упиваться своим поражением, тем самым предавая верные тебя войска и меня, либо ты признаешь ошибки и возьмешь реванш в будущем.

Почувствовав в словах Анатолии издевку, Синклер заскрежетал зубами. Она так ничего и не поняла.

– Несмотря ни на что я люблю тебя, Синклер, – Анатолия сжала кулаки, губы ее дрожали. – Я не могу стоять в стороне и любоваться на то, как ты доводишь себя до могилы путем методичного саморазрушения.

– О чем ты говоришь? Ты не можешь так просто уйти. Я люблю тебя… Ты нужна мне. Ты – мой ангел-хранитель…

– Ты ведешь себя так, что скоро положишь этому конец.

Нервничая, Синклер вскочил с кресла.

– Только благодаря тебе я не сошел с ума. Из-за меня ты имеешь массу неприятностей. Мне хочется хоть как-то отблагодарить тебя…

Глаза Анатолии мгновенно похолодели. Тщательным образом она оправила на себе униформу, пробежав по ткани изящными пальцами.

– Понимаю. Не волнуйся, Синк, мы в расчете… – опустив глаза, Анатолия не спеша подошла к дверям. – Не беспокойся за меня, со мной все будет в порядке. Я не собираюсь делиться тем, что мне стало известно с первым встречным. У тебя есть файл, созданный по информации твоей ДНК, а образец, которой я взяла у Стаффа здесь, на «Крисле».

15
{"b":"10193","o":1}