ЛитМир - Электронная Библиотека

– Подожди! Что…

– Желаю тебе удачи, Синклер.

Не веря своим глазам Синклер смотрел, как Анатолия выбежала из комнаты, чуть не сбив с ног входившую в покои Крислу.

– Анатолия! – позвал он. – Я… – Как много нужно было объяснить ей. Но, подняв глаза на ничего не понимающую Крислу, Синклер увидел янтарные глаза Арты Фера, склонившейся над разлагающимся телом Гретты. Слова, которые готовы были вырваться из души, застряли у него в глотке. Оценив его замешательство, Анатолия хмыкнула и, бросив: «Держись, Синк», пошла по коридору. Стиснув зубы, Синклер попятился назад, повторяя про себя как молитву: "Эта женщина – не Арта.

Ее зовут Крисла. РАДИ БОГА, ОНА – ТВОЯ МАТЬ!"

– Думаю, я могла бы зайти попозже, – испытывая неловкость, начала Крисла.

Синклер колебался, ему хотелось побежать за Анатолией и вернуть ее. Тяжело вздохнув, он потер ладонями лицо.

– Нет, нет. Все в порядке. Чем могу быть вам полезен?

– Ты уверен, Синклер, что нам не стоит отложить встречу на более подходящее время? – Крисла посмотрела на дверь, за которой скрылась Анатолия.

– Что-то плохо ладятся у меня сегодня встречи. – Синклер попытался стереть из памяти ярость воспоминаний об Арте Фера, голова у него шла кругом. А ведь ты потеряешь Анатолию. И если хочешь, чтобы она осталась, ТЕБЕ БЫ ЛУЧШЕ ПОТОРОПИТЬСЯ, ПРИДУРОК… Однако Синклер остался неподвижен, вспоминая смерть Гретты. Образ Арты преследовал его…

АНАТОЛИЯ УХОДИТ! Ты хотел именно этого? Она оставалась с тобой даже тогда, когда любая на этом месте давно перерезала бы себе глотку. У тебя остался последний шанс – СДЕЛАЙ ЖЕ ХОТЬ ЧТО-НИБУДЬ!

– Быть может ты и права, – Синклер осторожно обошел Крислу, испытав облегчение лишь оказавшись на приличном от нее расстоянии. Черт подери, она даже пахла, как Арта!

ОНА – ТВОЯ МАТЬ, СИНК!!! Господи, что за мерзость…

Остановившись, он метнул взгляд в сторону Крислы. Та удалялась по коридору, понуро опустив плечи, как после сильного потрясения. Синклеру стало дурно. Он подошел к коммуникатору у дверей Анатолии.

– Анатолия, могу я поговорить с тобой? Эй, впусти меня!

– Зачем? – в голосе девушки послышалась враждебность.

– Ну, видишь ли, мне необходимо тебе объяснить… – последовала долгая пауза.

– Хорошо! Только побыстрее. – Дверь бесшумно отворилась, впуская его.

Помещение отличалось от остальных кают огромным настенным дисплеем, высвечивающим коды ДНК и аминокислот, спроецированных во всем голографическом великолепии. Свои немногочисленные пожитки Анатолия уже собрала в спортивную сумку. Попытавшись заглянуть девушке в глаза, Синклер встретился с холодным, враждебным взглядом.

– Ты была права насчет Гретты Артины. Я беззаветно любил ее, она была моей правой рукой во время Тарганского восстания. Арта Фера убила ее, и когда я увидел Крислу, что-то в голове у меня заклинило. Смерть Гретты преследует меня неотвязным чувством вины. Я уже было избавился от него, но затем Или Такка… в общем, что было, то было…

– Или совратила тебя, ты не находишь это слово наиболее подходящим?

– Можно сказать и так. Но если ты хочешь действительно назвать это «совращением», то, в таком случае, у Или оказался на редкость похотливый партнер.

Анатолия терпеливо ждала, позволяя Синклеру собраться с мыслями. Он продолжил.

– Послушай, Анатолия, за всю свою жизнь я лишь дважды любил, и обе попытки закончились весьма плачевно. – Синклер тронул девушку за руку. – А ведь ты ждешь именно этого, не так ли? Хочешь услышать признание в любви?

– Ты знаешь, Синклер, что для меня ты – прежде всего предмет исследования.

Что мне делать со своим чувством? Я должна решить именно сейчас, потому что, если не сделаю этого, со мной и впрямь может случиться беда. Я полюбила тебя, но это пугает меня до смерти.

– Похоже, ты пыталась решить, человек ли я?

– И это тоже. Видишь ли, я верила в тебя, в твою мечту. А теперь я не знаю, веришь ли ты в нее сам… Веришь? Сегодня ты веришь в себя?

Как будто альтер эго – второе я подсознания спросило у Синклера: "Ну так как, веришь еще? А если и впрямь перенервничал, сорвался? Сколько трупов еще должно лечь к твоим ногам, прежде чем ты поймешь, что совершил ошибку?

Необходим ли твоей совести столь тяжкий груз?"

Анатолия обеспокоено смотрела на него.

– Помнишь, когда мы попали в плен, и Или накачала меня наркотиками…

Тогда я сказала тебе правду: твоя личность исполнена Величия и Трагизма одновременно. Временами на тебя можно положиться не более, чем на неопределенность квантов.

– Похоже на то, Анатолия.

– Чего же ты действительно хочешь, Синклер? Решай сейчас. Будь честен.

Синклер тяжело вздохнул, сердце его учащенно забилось.

– Когда я представил себе, что ты уходишь навсегда, Анатолия, меня охватила паника. Не знаю, что на меня нашло… Я смотрю в прошлое и вижу, как прекрасно было на Тарге. Потом, у горы Макарта все полетело к черту. Дай мне войну, и я ее непременно выиграю. Но когда речь идет о простом убийстве… Синклер проглотил застрявший в горле комок. – Сейчас я напуган. Сможешь ли ты жить с этим?

Холодный взгляд Анатолии потеплел.

– Ты был откровенен со мной? Уверен ли ты, что говорил сейчас правду?

– После того, как я потерял Империю, предал друзей и вел себя как последний дурак с Или Такка… Проклятье, я не знаю… – Синклер жалобно посмотрел на Анатолию. – Я ужасно устал, Ана. – Девушка молча наблюдала. – Но я не сдаюсь… Я пойду на Макарту со Стаффой… Мне необходимо взглянуть в глаза тамошних призраков. – Неожиданно он хлопнул кулаком по столу. – Это нелегко будет сделать. Кроме того, тебе известно о том, что произошло у меня с Или…

Сможешь ли ты пережить и это?

Легкая улыбка на губах Анатолии превратилась в презрительную ухмылку.

– Ты сделал все, что мог, Синк. Я не виню тебя. Или просто оказалась не твоего поля ягодой… Постарайся, чтобы подобного не повторилось.

Застонав, Синклер повалился навзничь на кровать.

– Это-то и пугает меня больше всего. Сколько еще у меня таких скрытых слабостей? – он покачал головой. – Благословенные Боги! Каким же надутым идиотом я был. Я считал, что могу завоевать все Свободное пространство, дать начало новому веку Просвещения, сделать жизнь лучше!

– Это прекрасная мечта, Синк, – Анатолия присела рядом на спальную платформу.

– Однако мы остались в живых лишь благодаря очередной причуде Звездного Мясника…

– Мне показалось, что на совещании Стаффа был предельно искренен, он и впрямь просил нашего сотрудничества.

– Но если это был только тонкий расчет? Дешевый трюк? Ты знаешь меня, Анатолия. На поле брани я могу сразиться с целой армией, но когда дело доходит до политических интриг…

– Думай, Синк, – пальцы девушки пробежали по его волосам, – не принимай ничего за чистую монету, но воспользуйся предоставленной возможностью… Ведь Стаффа – твой отец… Подожди, дай мне закончить. Тебе известно, какие ходят слухи, именно, поэтому он и прибыл на Таргу… чтобы найти тебя. Предоставь ему шанс, но будь начеку.

Синклер нахмурился и проворчал нечто нечленораздельное.

– У тебя нет другого выхода, Синк. Сейчас тебе необходимы две вещи: извлечь урок из истории с Или Такка и поверить в себя. Протяни руку Стаффе…

По крайней мере, делай вид, что дружен с ним, пока он окончательно не скомпрометирует себя… Разве существует иной путь?

Синклер тяжело вздохнул: «Нет». Повернувшись, он взял девушку за руки и посмотрел ей в глаза. Печально улыбнувшись, Анатолия подняла сумку и стала запихивать в нее тетради.

– Что ты делаешь? – спросил Синклер.

– Собираю вещи.

Выхватив сумку из рук Анатолии, он закричал.

– Я хочу, чтобы ты осталась со мной. Именно это я имел в виду, сказав, что ты нужна мне.

Анатолия слегка нахмурилась.

– Даже не знаю. Видишь ли, Синклер, я вполне могу смириться с тем, что приходится делить тебя с призраком… Дело не в этом. Но остался ли ты тем Синклером, который спас Мака? Тем, кто верил в Святую Мечту?

16
{"b":"10193","o":1}