ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет! – прохрипел Вида. – Оказывается, мы просто обязаны теперь жить под зловонным, сочащемся гноем сапогом Звездного Мясника! – Зрелище, представшее перед мысленным взором Виды, было невыносимо. Тем более, речь шла не о символе подавления народа Эштан во имя Или Такка. – Стаффа кар Терма на самом деле носил сапоги.

Кайлла Дон умолкла, задумчиво глядя с экрана монитора, затем снова заговорила.

– Ставки непомерно возросли. Новый образ мышления, «новая эпистемология» должна быть внедрена в наше сознание. Мы должны научиться жить в мире. Народ мой, отныне – войне конец. Теперь основная задача – прорвать Запретные границы и бежать из ловушки, где нас удерживают.

– Войне конец? Интересно, каким же это образом? – удивлялся Вида Маркс. Или ты считаешь, что я буду жить в ошейнике Звездного Мясника?

Маркс вздохнул и нажал на кнопку, отключавшую связь. Развалясь в дорогом гравитационном кресле, он рассматривал роскошный офис, занимавший верхний этаж Риганского Имперского штаба, высоко вознесшегося над городом. Так что же случилось с Или Такка? В передаче о ней не было сказано ни единого слова. Может быть Звездный Мясник уже убил ее? Или взял в плен? Маркс бросил беспокойный взгляд на коммуникатор. Если они схватили Или, то заставят ее заговорить. И тогда станет известно, насколько сам Вида Маркс замешан в коварных интригах министра Такка. Марксу стало не по себе. Теперь казалось весьма сомнительным то, что он останется губернатором Эштана. Вида знал, как поступает Звездный Мясник с отстраненными от власти главами государств. За редким исключением, все они заканчивали свои дни в качестве кусков освежеванного мяса, кровавых брызг на стенах темниц и костей, гниющих где-нибудь на мостовой.

Маркс включил коммуникатор.

– Мэйголд? Открой, пожалуйста, канал частной связи для моей супруги.

На засветившемся экране появились знакомые черты: улыбающаяся эффектная блондинка. Глаза ее выражали участие и заботу.

– Виирна? События вышли у нас из-под контроля…

Женщина удивленно подняла бровь.

– Ты всегда был мастером не договаривать до конца, Вида. Я смотрела передачу на мониторе. Так что же все это значит?

– Это значит, что ты должны открыть сейф, извлечь оттуда все его содержимое и ждать меня через час в шаттл-порте.

– А наша коллекция? Произведения искусства… все…

– Оставь! Если ты не появишься к тому времени, когда я подготовлю корабль к отлету, то можешь оставаться и ждать прибытия Звездного Мясника. Думаю, он обрадуется, увидев тебя. – Вида одарил супругу ледяной улыбкой. – Видишь ли, в настоящий момент он не особенно полагается на сообщников Или.

Голубые глаза Виирны стали суровыми:

– Я буду вовремя.

Монитор погас. Вида повернулся в кресле к терминалу и вызвал банк данных памяти. Введя пароль, вывел на дисплей список файлов. Привычная работа. На несколько секунд губернатор погрузился в тяжелые раздумья. Если бы Или была жива – нет, если бы она была свободна, то наверняка уничтожила бы основную информацию. Из углубления, скрытого в литой статуэтке, украшавшей письменный стол, Маркс извлек куб с данными и вставил его в компьютер, вводя дополнительные команды в банк памяти. На панели загорелся индикатор готовности к работе.

– Комм, выполняй программы по стиранию файлов, – приказал Вида.

– Принято. Вы уверены, что хотите стереть все файлы списка?

– Да. Выполняй программы.

– Принято. Работаю.

Маркс встал и, печально покачав головой, направился к выходу. Спустя несколько часов все программы, относящиеся к его деятельности губернатора и Директора Внутренней Безопасности Эштана будут уничтожены. Это приведет к автоматическому стиранию всех остальных программ компьютера, и тогда управление планетой превратится в хаос.

– Отлично, Звездный Мясник, посмотрим, как ты сумеешь распутать этот змеиный клубок!

Вида Маркс не был единственным из директоров Или Такка, поступившим таким образом. Прежде, чем бежать, спасая свою жизнь, уничтожали системы управления и выводили из строя коммуникаторы. Через несколько месяцев вся база данных Риганской Империи будет представлять хаос электронных файлов. Однако у Виды Маркса и его очаровательной жены окажется куда больше проблем, нежели они могли себе представить, решив затеряться среди обломков умирающей Империи.

Майлс Рома, Высокопревосходительство Легат Его Святейшества Сасса Второго, Божественного Императора сассанцев, смотрел на дымящиеся руины своего любимого Капитолия. До сих пор Рома не мог поверить в то, что видел перед собой.

Бриллиант в короне сассанской архитектуры, Капитолий вздымался хрустальным шпилем, на гранях которого солнечный свет дробился всеми цветами радуги.

Неужели эта смрадная груда обломков была когда-то чудом зодчества? С паучьей ноги погнутого металла сорвалось пятидесятиметровое стеклянное надкрылье и медленно поползло вниз, набирая скорость и с оглушительным грохотом рухнуло на землю. При ударе хрусталь рассыпался голубоватой пеленой алмазного дождя.

Отзвук удара, смягченный эхом, на несколько секунд завис над ландшафтом бескрайних руин. Майлс вздрогнул и, несмотря на боль из-за переломанных ребер, глубоко вздохнул.

– Этого не может быть, – прошептал Хирос.

Двое мужчин стояли на небольшом возвышении. Когда-то здесь располагались Имперские Сады. Среди равнодушной пустыни покинутых зданий, потрескавшихся стен и рухнувших крыш островок чудом уцелевшей зелени представлял ироничный контраст. Холм был выгодным командным пунктом, по крайней мере ему не грозила участь рухнувшей стеклянной башни. Офицер медицинской службы сосредоточенно трудился надсломанной ногой Майлса, закрепляя излечивающее устройство-стимулятор. Посреди развалин копошились потрясенные люди. Даже на удаленном холме Майлс слышал вопли погребенных под обломками и стоны умирающих.

– Где Джакре? Были ли от него известия? – устало спросил Рома, отвернувшись от обломков Капитолия, оставив попытки разглядеть хоть что-нибудь сквозь клубившийся над городом дым. Сасса, великолепная Сасса была разрушена до основания.

– Я связывался по коммуникатору с одним из его союзников, – машинально пробормотал Хирос. – Он сообщит нам сразу, как только появятся новости. Майлс, что с нами будет?

Внимание легата привлекла широкая трещина в километре справа. Когда-то на этом месте стояло гигантское безликое здание, внутри которого, заполняя этаж за этажом, располагался электронный мозг Сассанской Империи. Пульты управления…

За всю историю Империи у нее не было такого талантливого правителя, как Майлс Рома. Со времени пострижения в Легаты, уровень промышленного производства вырос на четыре процента, а государственные доходы возросли на целых семь. И вот эти великолепные компьютеры исчезли, а вместе с ними исчезли и последние надежды человечества. Во время тектонического толчка здание переломилось на две части, словно простая соломинка. Будущее людей, населявших Свободное пространство, зависело от этой хитроумной компьютерной сети. Что же будет теперь? Одна из тяжелых дюрапластовых стен рухнула, раздавив хрупкие панели управления. Бесценные компьютеры разлетелись в разные стороны, превратившись в груды бесполезного лома. Остальные стены здания накренились над разверзшейся бездной – потрескавшиеся и полуобвалившиеся, они были готовы рухнуть от малейшего дуновения ветерка.

Рома поднял перепачканную землей и сажей руку и потер саднящее лицо.

Тектонический удар оказался неожиданным, хотя они должны были давно догадаться, что землетрясения на другой стороне планеты будут иметь последствия и здесь.

– Почему проклятые сейсмологи не предупредили нас?

Хирос вздохнул:

– Мы… Я хотел…

Рома вопросительно посмотрел на него:

– Ну так что?

Хирос пожал плечами:

– Вы были слишком заняты. Легат. Проблема продовольствия казалась более важной. Мы – штаб и я – не хотели беспокоить вас понапрасну необоснованными слухами, которые распространяли некоторые сейсмологи. Забот хватало и без того… Нападение риганцев…

2
{"b":"10193","o":1}