ЛитМир - Электронная Библиотека

Стаффа вздрогнул и отодвинул свой стакан.

– Ты бы нанес удар по Риклосу. Я прочел файл с донесением Макрофта, мы обнаружили его в одном из рабочих залов, когда захватили Министерство Безопасности. Трехволновая атака, конечно же, была блестящим стратегическим решением. Примени ты ее против Ибана Джакре – несомненно ты уничтожил бы его.

Но если бы ты пошел так против меня, я бы мгновенно учуял ловушку и нанес тебе превентивный сокрушительный удар, от которого твоя армия уже не оправилась бы.

– Легко делать заключения сейчас, когда все уже прошлом, лорд Стаффа.

– Если когда-нибудь ты посетишь Итреату, я дам тебе доступ к базе данных Стратегической Обороны. Там ты и прочтешь весь сценарий наряду с датами, когда была разработана та или иная стратегия и произведены модификации.

– И там ничего не будет изменено? Я должен поверить, что вы могли предусмотреть любой возможный поворот событий?

Сумрачная улыбка скривила губы Стаффы.

– Помни, что у меня были годы, для того чтобы разобраться в ситуации, которая сложилась в мире. Риклос был просто создан, чтобы использовать его в качестве заманчивой наживки. Оцени его расположение: по стратегическим соображениям мне стоило включить его в Итреатический заслон. Конечно, Риклос всего лишь колония, рудник на ледяном шаре, но он великолепно подходил на роль безопасного порта за пределами зоны радиации Титанов-Близнецов. Однако, несмотря на все эти преимущества, Риклос больше устраивал меня в качестве приманки, отвлекавшей приличные силы противника.

– Неужели вы настолько совершенны. Верховный Главнокомандующий, что не можете ошибаться?

– Что касается войны, то да. Но видишь ли, у меня есть другие недостатки.

Одним из них явилась моя неспособность предугадывать будущее. В данном случае был уничтожен компьютерный комплекс на Имперской Сассе.

– Промах, который может всех нас привести к гибели. Если, конечно же, ваш таинственный компьютер Седди не совершит чуда, и в песках Этарианской пустыни не потекут молочные реки, – Синклер сделал паузу. – Не думаю, что вы позволите мне привести в действие Первый дивизион, в случае, если Седди…

– Ради Бога, Синклер. Я вижу, что нож, подаренный мной, все еще висит у твоего пояса… – Стаффа устало отмахнулся. – Когда я давал тебе обещание, то мне и в голову не пришло, что твоя ненависть к Седди столь велика…

– Лучше назвать это недоверием, лорд Стаффа. Седди, вы и ваши Компаньоны слишком дорого мне стоили в прошлом. Макарта, независимо от того, какой компьютер там спрятан, вряд ли будет забыта. – При воспоминании о горе Макарта внутри у Синклера похолодело. В его памяти предстали горы трупов, сваленные в темных переходах, горечь поражения, когда его друзья умирали один за другим в отчаянной попытке штурмовать эту твердыню Седди. Синклер заметил, как мгновенно отвердело лицо Стаффы.

ДА, ТЫ ТОЖЕ ОСТАВИЛ ТАМ ЧАСТЬ ДУШИ, ЗВЕЗДНЫЙ МЯСНИК.

Верховный Главнокомандующий избавился от оцепенения воспоминаний.

– А известно тебе, Синклер, как я рисковал всем ради того, чтобы найти тебя и твою мать? Тогда поиски привели меня на Макарту, так получилось, что мы встретились лицом к лицу. Скажи мне, что может быть страшнее этой шутки квантов?

Синклер проворчал что-то себе под нос, затем спросил:

– Что же ты за непонятное существо, Стаффа? Анатолия была озадачена, разбираясь с твоей генетикой…

– Я – клон, Синклер. Искусственно выведенное человеческое существо.

Человек ли в полном смысле этого слова? Ответ – да! Да – во всех отношениях. Я в здравом уме и твердой памяти. Путем наблюдений и размышлений меняю Реальность Божественного Разума. С биологической точки зрения, я вполне способен производить нормальное потомство, что превосходным образом ты и демонстрируешь.

– Ты – Монстр?

– Думаю, когда-то был им.

– В прошлом?

Стаффа задумчиво почесал подбородок.

– Я горжусь твоим умом и способностями, Синклер. На Тарге ты проиграл по глупой случайности. Можешь ненавидеть меня сколько тебе влезет, но выпало так, что именно нам вместе предстоит выполнить ряд неотложных задач. Во-первых, мы должны поддерживать жизнедеятельность экологических систем Сассы и Риги, мало того – интегрировать их. Во-вторых, нам необходимо прорвать Запретные границы.

Раз и навсегда освободить человечество из ловушки, в которую оно попало.

Синклер сделал глоток бренди, скептически сощурил глаза.

– А как насчет побежденных? Я – твой пленник, чего ты хочешь от меня?

Исполнения твоих приказов. Беспрекословного повиновения? Ты хочешь, чтобы я пал перед тобой на колени, как почтительный сын? Если ты надеешься на это, тогда извини: я слишком много о тебе знаю. Еще никто из тех, по чьим телам ты совершал восхождение к власти, не пел тебе хвалебных песен. У меня богатый опыт общения с твоими разлюбезными Седди. Не знаю, какую игру ты затеял на сей раз, но так просто меня не купишь.

Стаффа склонил голову и прикрыл глаза.

– Это – длинная история, Синклер. Насколько хорошо ты знаешь психологию?

– Думаю, достаточно…

– Используя обучающие машины, структурированное обучение, изменяющееся и закрепляющееся в абсолютно контролируемой среде с младенчества, насколько можно моделировать поведение человека, воспитанного подобным образом?

– С достаточной долей вероятности, но тем не менее гипотетично.

– С какой долей вероятности? Используя все ресурсы Риганской Империи лучших психологов и неограниченное финансирование – насколько успешно можно превратить ребенка в определенный тип человека?

Синклер развел руками.

– Достаточно успешно… но нельзя не брать в расчет и бихевиористическую генетику. У разных людей – разные генетически обусловленные личности. Эта информация записана на ДНК, и путем полового воспроизведения каждое потенциальное потомство имеет от двух до двадцати тех шансов получить данное вариантное сочетание хромосом.

– Но только не тогда, Синклер, если речь идет о клонировании.

Микленианский Претор мог структурировать свою генетическую программу как угодно.

– Однако разум все равно обучается лишь путем проб и ошибок. Стимулы весьма разнообразны, а ум – пластичен. Мозг получает новые выборы посредством интеграции относительно случайной и конфликтной информации.

– Согласен. В неконтролируемой среде все происходит именно так. Но я рос в полностью промоделированной системе. Каждая секунда моего существования была точно просчитана в соответствии с определенным планом. Подозреваю, что Претор моделировал и кодировал даже мои сны.

– Проклятье! – Синклеру с трудом удалось побороть внезапную дрожь, когда он заглянул в мертвые глаза Стаффы.

– Вот так. Ему хотелось вырастить Монстра, как верно ты заметил, и он его создал. Однако разум у меня был человеческий, а человек – социальное животное.

Кому нужен Монстр, которому нельзя приказать, с которым невозможно поговорить?

Претор играл на человеческих слабостях и любил подстраивать психологические ловушки. – Опустошенный взгляд Стаффы блуждал среди рассыпанных за прозрачным тектитом звезд. – Этот шутник знал, что рано или поздно я приду по его душу. В тот день, когда он выслал меня, запретив появляться на Миклене, он уже знал; что я вынужден буду вернуться и заплатить ему за все, что он сделал со мной.

– И поэтому ты уничтожил Миклену? – спросил Синклер, не спуская глаз со Стаффы.

– Да, поэтому. И не просто уничтожил…

– Мне говорили, будто ты собственноручно отвернул Претору голову.

Стаффа машинально кивнул.

– Он отнял у меня жену и сына, используя те психологические ловушки, которые в деталях отработал в дни моей юности, – Стаффа обратил на Синклера загнанный взгляд. – Ты представляешь, каково внезапно обрести совесть, после того как большую часть жизни прожил без нее? Твой мозг переполняется эндорфинами, допаминами, ацетилхолинами и прочими химикатами. Ты попеременно страдаешь то приступам" депрессии, то внезапной экзальтацией. Мрачные мысли сменяет безумное прозрение – последняя попытка измученного мозга обрести равновесие. Я был одержим мыслями о тебе.

32
{"b":"10193","o":1}