ЛитМир - Электронная Библиотека

– Впустите ее, Рэд.

Дверь открылась, и в каюту вошла золотоволосая красавица. На мгновение Мак окаменел. В проеме он успел заметить испуганные зеленые глаза конопатого Рэда, но дверь тут же захлопнулась.

Крисла стояла перед ним.

– Что случилось? – Мак вскочил словно пораженный громом.

Крисла вымучено улыбнулась.

– Извини, Мак. Я должна была прежде спросить твоего разрешения… Но еще есть время. Я могу вернуться на ЛС и отправиться на Ригу обратно…

– Я думал…

Крисла опустила глаза, и лицо ее залилось краской.

– Пожалуйста, прости меня. Было ошибкой прилететь сюда ни с того ни с сего… Видишь ли, «Гитон» уже готов к отправке в космос, я должна была действовать быстро. Клянусь, я предупредила бы тебя, но никак не могла связаться. – Она перестала улыбаться и посмотрела куда-то в сторону. – Прости меня, пожалуйста… – и направилась к дверям.

– Подожди! – выскочив из-за стола. Мак рванулся к Крисле, поскользнулся и едва удержал равновесие. Через плечо она бросила на него крайне удивленный взгляд. – Подожди, Крисла… Объясни, что происходит?

Маку, наконец, удалось взять себя в руки, но раздражало выражение явного обожания, которое помимо воли появилось на его лице. Крисла выглядела взволнованной. Стянув перчатки, она по-прежнему не поднимала глаз.

– Я не знала… – Крисла бессильно покачала головой, – я и представить не могла, что все произойдет именно так… Все полетело к черту. Стаффа разрывается на части. Он стал мне совсем чужим. На его плечи легло бремя ответственности за все человечество. И гораздо больше он нужен женщине, которую любит. Скайла балансирует на грани душевного расстройства. Можешь представить себе, какой эффект производит на нее мое присутствие. – Крисла вздохнула. – А еще Синклер. Я не хочу лишний раз осложнять жизнь сына. – Она с тревогой взглянула на Мака. – Ты знаешь, какая задача стоит перед ними, и как трудно будет сделать это. Я имею в виду не политическую ситуацию, а те новые отношения, которые должны возникнуть между ними. Синклеру нужно обрести себя заново и наладить отношения с отцом. Он будет вынужден иметь дело с Седди, которых глубоко ненавидит. А теперь еще и смерть Анатолии…

Мак в раздумье почесал затылок.

– Иногда я удивляюсь, что он вообще еще жив… Смерть Гретты разбила его сердце. Теперь у него отняли и Анатолию… – Клянусь тебе, что мое присутствие на «Крисле» никому бы не помогло.

– Но Синклер не может отрицать, что ты – его мать.

– Нет, он не отрицает. Но моя внешность заставляет его, так же как и тебя когда-то, смотреть на меня с ненавистью. – С совершенно измученным видом, Крисла запихнула перчатки в карман плаща. – Двадцать лет я мечтала о том, чтобы Стаффа спас меня и вернул сына. О, если бы я только знала…

Мак почувствовал, как внутри у него все похолодело.

– А Стаффа, он знает… что ты здесь?

Крисла горько усмехнулась.

– Да. Он долго не соглашался. По сути, мы крепко поскандалили. Мой муж все еще мучается от сознания своей вины в том, что со мной случилось. Одна мысль о том, что я выйду из-под опеки сводит его с ума.

– Ты… поругалась со Стаффой?

Разнервничавшись, Крисла зашагала по захламленной каюте и, взмахнув плащом, остановилась около дверей.

– Изменился Стаффа, изменилась и я. Да, я круто поспорила с ним, но, надо признать, удивилась сама себе. – Она удовлетворенно посмотрела на Мака. – Я открыла в себе то, о чем не подозревала, пока мы не совершили посадку на Риге, и я не обвела вокруг пальца агентов Или Такка. Я чуть не напомнила Стаффе об этом во время конференции, когда он отказал мне в разрешении действовать от его имени. Я едва не проговорилась, хорошо, никто не обратил внимания. Никого нельзя публично ставить в неловкое положение, а уж тем более Верховного Главнокомандующего.

– Уж я-то не рискнул бы его злить, – заметил Мак. – В лучшем случае несогласные получают от него рабский ошейник.

– Я уже не уверена. Мак, – пожала плечами Крисла. – И это тоже выводит меня из равновесия… Стаффа, которого я знала раньше – он был для меня Богом.

Можешь понять?

– Богом?

– Видишь ли, на Эштане я вела весьма уединенный и пуританский образ жизни.

Эштан – весьма консервативная планета. Можешь ли ты… Я хотела сказать, представь себе мое впечатление, когда Объединенные войска Риги и Компаньонов завоевали мою родину. Я редко покидала дом отца, а если когда и выходила, то в сопровождении гувернанток. События того дня настолько потрясли меня, что я почти ничего не помню. Только страх да вооруженных солдат, которые выволокли меня из дома и затолкали в фургон вместе с другими плачущими девушками. Крисла понурила голову. – Нас долго везли в тесноте, как скотину. Когда фургон остановился, всех загнали в огромное помещение, где были лишь женщины и девушки… многие плакали. Поодиночке женщин выволакивали оттуда. Когда подошла моя очередь… я… Солдаты сорвали с меня одежду, покатываясь со смеху, и вдруг смолкли, начали внимательно меня разглядывать. – Она проглотила застрявший в горле комок. – О, Мак, это было ужасно! Я стояла там, сгорая от стыда, пытаясь хоть как-то прикрыть наготу, а солдаты молча таращились на меня.

Потом стали о чем-то между собой перешептываться. Трое затеяли между собой драку. Каждый хотел обладать мной. Конец спорам положил их командир, он отволок меня на невольничий рынок.

– И торговцы продали тебя Силену?

– За неимоверную цену в 2000 кредиток.

Крисла рассеянно гладила пальцами детали настенного автомата.

– И вдруг откуда-то появился Стаффа. Всю жизнь я буду помнить его слова:

«Я хочу эту женщину». Этого хватило, чтобы все стали относиться ко мне с почтительным уважением. У меня была вооруженная охрана из Компаньонов, а на боевом корабле Стаффы мне предоставили капитанские апартаменты. – Она печально улыбнулась. – Ты понимаешь, Мак? Я превратилась в золушку, вышедшую замуж за принца.

– А теперь твой Бог уже не кажется столь могущественным?

– Прежний Стаффа не стал бы со мной спорить. Он приказал бы – и все. Мы так изменились. Понимаешь о чем я говорю, Мак? Поэтому я и решила уйти. Стаффа, Синклер, Скайла и я – нам всем надо привыкнуть к сложившейся ситуации. – Она отвернулась. – Что до меня, то мне просто некуда идти, Мак… Я знаю, каково тебе, но одна мысль о том, чтобы остаться на борту «Крислы» для меня невыносима. Мое присутствие там лишь прибавит неразберихи, мешая Верховному Главнокомандующему решать накопившиеся проблемы. Уж лучше я полечу на «Гитоне», может быть здесь меня не станет преследовать прошлое.

Их взгляды встретились.

– Я здесь, чтобы предложить тебе свою помощь – с разрешения Стаффы. Я родилась на Эштане. Я знаю мой народ. Кроме того, я компетентный психолог и, вообще, разносторонне образованная женщина, готовая выполнить любое из твоих поручений.

– Мне все-таки не совсем понятны твои причины…

– Хорошо, я повторю тебе то, что сказала Стаффе. В конце концов, я хочу сама отвечать за себя. Всю жизнь я была не более, чем наградой победителю, так или иначе. Теперь хочу доказать, что мой поступок на Миклене не был случайным везением. Что моя жизнь принадлежит мне.

Попятившись, Мак присел на краешек стола.

– И Стаффа согласился?

Крисла озадаченно нахмурилась.

– Меня потрясло до глубины души, но представь, он выслушал мои требования с печальным и понимающим выражением лица. Он смотрел на меня с любовью, а голос его был спокоен и мягок. И Стаффа сказал тогда: «Обратись к „новой эпистемологии“. Я не имею права отказать тебе, Крисла, в попытке найти себя. Я даю тебе полномочия действовать в качестве моего агента – но, пожалуйста, будь осторожна». И он быстро вышел, прибавив, что в любой момент ЛС готов доставить меня на борт «Гитона», что я могу собирать свои вещи и отправляться. – Она помрачнела. – У меня такое чувство, что он отдал распоряжения так быстро потому, что боялся передумать и изменить решение.

Мак покачал головой.

– Что-то я не возьму в толк…

42
{"b":"10193","o":1}