ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Большой костер высоко подбрасывал языки пламени, пока телята целиком жарились на вертелах над раскаленными углями, а бдительные женщины обливали их шипящим жиром. Люди толпились в темноте, некоторые пели, другие смеялись, и их смех выделялся из гула голосов. То тут, то там кувшин с местным перебродившим суслом переходил из рук в руки.

Счински Монтальдо, недавно еще работник Управления планетологических исследований Директората, добродушно улыбался, делясь своим ограниченным словарным запасом со старой женщиной из клана Желтой Ноги, которая иссохшими пальцами постукивала его по животу.

— Говорит, что рада тебе, — перевел Хосе Грита Белый Орел, — говорит, что вам, звездным людям, нужна пища романанов, чтобы поправиться.

— Угу, верно, — Монтальдо кивнул с натянутой профессиональной улыбкой на лице. Он не расслышал, что пробормотала старуха с распухшими от подагры ногами, уже растворившаяся в толпе.

— Обильное пиршество, — заметил Монтальдо, обращаясь к Белому Орлу.

Сантос одарил его кривой улыбкой.

— Не каждый день космическое сражение спасает Мир. Клан Желтой Ноги был представлен в сражении несколькими молодыми воинами. Пятница Гарсиа Желтая Нога был одним из тех, кто захватил реактор вместе с Ритой. Мало того, он спас многим жизнь, когда было попадание в орудийную палубу. Этот коротышка подполз к краю поврежденного отсека с веревкой из конского волоса — подумать только! — и заарканил группу десантников, которые были выброшены разгерметизацией.

Монтальдо кивнул, вспомнив свой собственный страх, охвативший в полевом лагере антропологов предыдущей ночью. Он знал, что, если «Пуля» потерпит поражение, очередь дойдет до них. Директорат не потерпит свидетелей геноцида.

— Но, кроме этого, — Хосе обвел рукой вокруг, — пиршество — это единственная форма общения, которая у них есть, помимо ежегодных ритуалов Паука. Разве только кто-нибудь женится и может позволить себе свадебный пир, или кто-нибудь погибает в бою и тогда устраиваются поминки. У нас, романанов, суровая жизнь.

Хосе покачал головой.

— Я хочу сказать, что, когда Рыжий, Великий Трофеями впервые показала нам записи… Трудно было поверить. Люди так ЖИЛИ? Когда ты раньше никогда не видел электричества, ничего летающего по воздуху или мотора, двигающего повозку, то все это кажется… волшебством.

С.Монтальдо улыбнулся и кивнул.

Грита махнул рукой.

— Старая Мама Желтая Нога, вон там, она всю свою жизнь работала по десять часов в день всю неделю. У нее не осталось ни одного зуба. Она ни разу в жизни не принимала лекарств. Видишь, как она согнута? Это от обработки шкур, убоя скота, рождения детей, собирания дров, приготовления пищи, ухода за лошадьми и смерти трех из каждых пяти младенцев. Она думает, что от «Пули» к каждому ШТ протянут трос. По ее представлениям, так они летают.

— Ты, похоже, многое узнал о кораблях и войне в космосе, — сменил тему Монтальдо.

Белый Орел пожал плечами.

— Многое из этого — результат обучения во сне. Я рано начал. Рыжий, Великий Трофеями, то есть Рита Сарса, испытала на мне первые гипностимуляторы, которые они установили в «Пуповине». Как официальный представитель сантос я должен притворяться, что знаю больше других.

Маленькая старушка протиснулась обратно, переваливаясь на распухших ногах. Беззубо улыбаясь, она кивнула Монтальдо и, непрерывно болтая как нищая попрошайка на Арктуре, протянула ему истекающую жиром ногу ягненка.

С.Монтальдо вежливо кивнул, сдерживая улыбку. Он чувствовал, как теплая жидкость стекает по рукам. Хосе Грита Белый Орел затараторил в ответ на языке романанов, а старушка хлопнула Монтальдо по спине — не обращая внимание не свои жирные руки — и заковыляла прочь, посмеиваясь про себя.

— ЭТО ЖЕ НОГА ЖИВОТНОГО! — вскричал Монтальдо.

— Конечно, съешь ее, — Белый Орел обменялся короткими приветствиями с проходившим воином паука. Паук закинул голову и громко рыгнул.

Монтальдо поморщился.

— Здесь это признак хороших манер, — объяснил Хосе. — Значит, пища хорошая — кстати, если ты не начнешь жевать это, Мама Желтая Нога вернется и будет обижена. Она почтила тебя этим мясом.

— А как насчет… Я ХОЧУ СКАЗАТЬ, ОНИ ЧТО НЕ СЛЫШАЛИ О ТАРЕЛКАХ? — удивился Монтальдо, — хм, или о вилках, или о чем-нибудь, чтобы управиться с этим жиром. О Хейсус! У меня даже нет с собой складного ножа!

— Именно поэтому Бог наделил тебя зубами, — усмехнулся Белый Орел. — Слушай, ты наверняка никогда не… Вот так, — Хосе взял мясо и оторвал зубами большой кусок, жуя с аппетитом. Он протянул увесистый кусок мяса Монтальдо и вытер рот рукавом. — Видел? Что-то вроде этого.

— Превращайтесь в варвара, доктор, — Белла Вола, еще одна из антропологов, появилась у него за плечом. — Это кайф. Бросайте к черту ваши манеры и наслаждайтесь. Черт возьми, прошлой ночью никто из нас не надеялся дожить до этого дня, — она с улыбкой перекинула через плечо свои черные волосы. — Кроме того, если вы собираетесь вести переговоры насчет торона на этой планете, то вам лучше привыкать к людям, которым она принадлежит.

С.Монтальдо вздохнул и откусил немного мяса. Он задумчиво жевал. Жидкость стекала по подбородку, заставляя его содрогаться. Проглотив, он посмотрел на мясо.

— Хм, необычный вкус. Знаете, более интенсивный. Больше аромата.

— Ага, — согласилась Белла, — не было выращено в невесомости или с помощью клонирования. Это настоящее, прямо от скотинки.

Монтальдо проглотил слюну.

— Прямо от… Мне сейчас будет плохо. «Конечно, мне придется жить здесь, — напомнил он себе. — Когда-то надо узнать побольше о туземцах. Директорат не будет особо снабжать продуктами. И вообще на самом деле неплохо».

Он откусил еще.

— Где Марта Брук? — спросил Хосе.

Белла повела плечом.

— Исчез куда-то с Пятницей.

— Ага, — вставил Монтальдо, — разве он не должен быть здесь? Я думал, что он герой этого бала.

Белый Орел стал раскачиваться, переступая с ноги на ногу. Кто-то начал бить в барабан.

— В этой толпе его можно не заметить. Пятница самый маленький взрослый мужчина, которого я видел. Но все же, если бы он был здесь, люди бы смеялись над его шутками. Или кто-нибудь визжал бы, потому что он незаметно подсунул ему в накидку дохлую скалистую пиявку.

— Хосе, — поинтересовалась Белла, — что ты чувствуешь, отправляясь на Сириус?

Сантос пожал плечами и улыбнулся.

— Полковник Ри говорит, что там будет много трофеев. Говорит, что там будут несметные богатства. Я готов стать богатым. А что ты чувствуешь оставаясь? Говорят, Чэма отправили скоростным транспортом на Арктур. Ты теперь за старшего, а?

— У меня смешанные чувства, Хосе. Без дока, что ни говори, трудно это вынести, — Белла в свою очередь пожала плечами. — У меня есть Марти, целая планета ваших чудных романанских типов для изучения и трансдуктор, чтобы отсылать результаты исследований. Мне это чертовски нравится. Если бы только док… — она закрыла глаза. — А, черт!

— Теперь есть Марти, — прибавил Монтальдо, поспешив сменить тему, и мотнул головой в сторону Брука, так как руки у него были заняты горячим бараньим окороком. Проклятье! Они все любили Литу. С ней было нелегко, но в душе С.Монтальдо образовалась пустота, когда он узнал о ее смерти.

Марти Брук — антрополог из команды Литы Добра — взобрался на воздухоплан, крича и размахивая руками. Люди притихли, подняв головы. Трещали только ветки в костре. В ночном воздухе кружились оранжевые искры. Монтальдо жевал баранью ногу. Он понял, что ему действительно нравится это мясо.

На безупречном языке романанов Марти выкрикнул:

— Воины! Пауки и сантос! Прошлой ночью звездный корабль «Пуля» своей отвагой принес нам победу — спас наши жизни! Сегодня мы празднуем то, что принесла нам эта победа, — он жестом остановил улюлюканья.

— Как вам известно, завтра Джон Смит Железный Глаз встретится в смертельной схватке на ножах с предателем Большим Человеком.

10
{"b":"10194","o":1}