ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мендес подняла глаза, очевидно только что войдя в свою систему связи.

— А мои люди?

— На «Победе». Бен говорит, что они немножко не в себе, но они в безопасности. Пришлось захватить ваш ШТ, чтобы Дэймен и Сарса не оказались застигнутыми врасплох.

— Полковник? — вызвал Бен со своего монитора. — Я получил сообщение с Арктура. Они просят считать предыдущие приказы аннулированными. Директор Робинсон лично заметил, что это была… неприятная ошибка — сбой в системе передачи.

Майя с удивлением посмотрела на Ри.

— Что за черт? Старик научился врать!

Ри опустился в покрытое пятнами командное кресло.

— Отбой, Рита. Возможно, нас опять спас этот проклятый пузырь. Но будьте бдительны, ребята.

Пятница Гарсиа Желтая Нога замечал, как «Пуля» менялась день ото дня. Он стучал по коридорам «Хирам Лазара» на своем временном протезе. Приспособление восхищало его. Фальшивая нога скрывала внутри электростимулятор, который восстанавливал ткани. Кто-то рассказал ему о ДНК, регенерации и генетических кодах. Слова. И все же, его нога становилась длиннее с каждым днем.

Тем временем, он самостоятельно научился читать, пожирал информацию о тактике войны в космосе и тщательно изучал все технические новшества, внедряемые инженерами на «Хирам Лазаре» — первом космическом корабле романанов.

В Пятнице проснулся интерес к сирианскому театру, который он считал чрезвычайно смешным. Он изучил историю старой Земли и прочитал труды по этнографии, которые Лита Добра заложила в систему «Пули» и которые они перенесли в банки данных «Хирам Лазара». Но, в основном, он болтался по кораблю, надеясь, что Сюзан в конце концов проявится.

Пятница периодически заставлял себя спускаться в помещение, где были обнаружены мертвые тела Леоны Магилл и полковника Амаханандрас. Пятница видел, как вывозили содержимое комнаты, предмет за предметом, а он смотрел на окровавленную кровать и пытался представить.

Однажды прибыла Рита и показала ему голографические записи, которые один инженер раскопал в личных файлах Нгена. Он видел, как Леона и Ариш сломались под рукой Нгена.

— И про Сюзан есть? — спросил он хриплым голосом.

— Есть несколько, — ответила Рита с каменным лицом. — Она была круче. Ей почти удалось взять над ним верх на какое-то время.

— Я не уверен, что хочу…

— Тебе это и не удастся. Я уничтожила их. То, что там записано, не нужно видеть ни одному человеку.

— А Сюзан?

— Нген по ходу дела использовал психомашину. Инженеры, которые разобрали ее, говорят, что она считывала инграммы — синаптические следы памяти. Использовала их против нее. Пятница, возможно именно тебя — или Ганса — она видела, когда Нген…

— Но с ней все в порядке? — взмолился он, в его воображении вертелись всякие ужасы.

— Я больше ее не узнаю, Пятница. Она… она…

Пятница поднял руку и потрепал ее по ладони, которая лежала на его плече. Он молча закрыл глаза, не замечая слез.

Через месяц они приспособили ему новый протез, за это время его обрубок вырос на полтора дюйма. Неподалеку «Пуля» опять начала сверкать белизной, избавившись от большей части наружных повреждений. Леса обволакивали корабль изящным кружевом.

Сюзан была где-то там…

— Пятница! — выкрикнула Рита подходя, чтобы обнять его.

Он улыбнулся ей снизу вверх и увидел, что за ней пристроился Железный Глаз.

— Привет, майор. Как дела?

— Грех жаловаться. Получили сегодня послание Директората. «Миликен» и «Тореон» возвращаются к патрулированию. Директорат выслал гражданский совет, который должен прибыть завтра. Запасы продовольствия доставляются регулярно на GCI, и мы получили некоторое количество гиперпроводника, который запрашивали.

— А Нген?

Рита опустила глаза.

— Никаких следов, Пятница. Он оказался совершенно недосягаем для «Миликена». Совершив скачок первым, он затем мог выйти из него где угодно, сменить вектор и снова совершить скачок.

— Галактика не настолько большая! — возразил Пятница. — Он где-то уже губит невинные жизни. Мы не можем просто…

— Он объявится, — согласился Железный Глаз. — Мы уже раструбили по всем мирам и станциям, что романаны дадут за его голову ее вес в тороне. Мы всем народом дали клятву смертельной мести.

— Тогда все не так плохо, — Пятница нерешительно поднял голову. — У Сюзан все по-прежнему?

Рита сделала глубокий вдох.

— Да, она только контролирует проведение работ и проводит много времени с Джиоржем. Они много разговаривают там, где их никто не может услышать, — Рита уставилась на свои руки.

У Пятницы внутри все оборвалось.

— Это хорошо, надо думать. Ей нужен кто-то. Ты думаешь он… он помогает ей?

— Да, — прошептала она, — думаю, что помогает. Не забывай, что это уже не та Сюзан, которую ты когда-то знал. Она стала кем-то другим, не похожим на человека. Как будто… как будто часть ее души умерла. Нген изувечил ее, Пятница. Возможно, даже сломал ее навсегда.

— Она никогда не вспоминает Ганса или меня? — глухо прошептал Пятница.

— Она живет с Джиоржем. Мне жаль, Пятница. Это лучше, чем если бы ты услышал это от кого-нибудь другого.

— Знаешь, я видел его, — глухо произнес Пятница. — Мы говорили друг с другом, когда они модифицировали большие бластеры. Он показался мне приветливым, только очень занятым всей этой работой.

В глазах у него потемнело.

Железный Глаз положил руку на плечо Пятницы.

— Я думаю, тебе нужно побывать на планете и позаботиться о своей доле материальных ценностей, собираемых для транспортировки. Пока что у тебя нет ничего, кроме трофеев.

— Отдайте все мое вдовам и сиротам, — Пятница старался говорить ровным голосом.

— Я приказываю тебе, воин, — сказал Железный Глаз не терпящим возражений голосом. — Мне там нужна помощь, а ты уже вполне дееспособен. Ты сделал себя знаменитым той передачей про Паука. Сириане хотят видеть и слышать тебя. Они уважают твои слова. Ты нужен мне, чтобы держать в своих руках… как это называется? — он посмотрел на Риту.

— Связи с общественностью?

— Да, ты будешь у меня заниматься этим, Пятница.

— Я…

— Это приказ.

Пятница кивнул, найдя взглядом сверкавший, белый и такой недоступный корабль. Там создавалось что-то новое. Что-то, в чем Пятница Гарсиа Желтая Нога не участвовал. Почему тот сирианский стрелок не проявил чуть больше меткости? Да и медкоманда могла бы не проявлять такой прыти.

Честер Армихо Гарсиа уменьшил громкость на последних аккордах Девятой симфонии Бетховена, и, когда замерли последние ноты, появилось изображение Скора Робинсона.

Честер улыбнулся.

— Я не могу тебе сказать, директор. Он побывал в секторе Гулаг у друзей, которые в прошлом снабжали его оружием. Следующее решение он примет через несколько дней. Он все время в движении, решая все в последнюю минуту. Его выбор еще не определился окончательно.

Маленькие голубые глазки блеснули из-под нависавшего лба.

— Каждый раз, когда я говорю с тобой, пророк, ты заставляешь меня нервничать, — заявил Скор скрипучим голосом.

— Я сожалею, директор, — Честер склонил голову. — Я воспользуюсь этой возможностью, чтобы сообщить, что завтра я улетаю на планету, которую вы называете Атлантидой. Будь так любезен, приготовь транспортный корабль для меня.

Лицо Робинсона скривилось от огорчения.

— Почему я должен это делать? Может быть, ты здесь приносишь нам больше пользы?

— Возможно. Но у меня есть другие обязанности перед Пауком. Я был приведен сюда с определенной целью, директор. Твои решения демонстрируют определенное просветление в сознании. Твоя душа проросла. Я же следую за своим призванием. С другой стороны, ты тоже обладаешь свободной волей и можешь удержать меня здесь, создав тем самым собственную точку выбора, — Честер непринужденно улыбнулся.

108
{"b":"10194","o":1}