ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Монтальдо заметил, что кое-где воины сантос беспокойно зашевелились. Даже Хосе Грита Белый Орел напрягся. Не очень удачная тема, Брук.

Марти застыл с поднятыми руками, лицо его было серьезным.

— Так вот, мы все знаем, что Джон Смит Железный Глаз победит. Но я только что встречался с другим героем народа. Вы все его знаете. На самом деле, по его словам, он САМЫЙ ХРАБРЫЙ воин народа! Никто не сравнится с ним в храбрости!

Воины перешептывались, начиная хмуриться.

Марти снова успокоил их движением руки.

— О, я знаю. Сейчас вы насмехаетесь над ним! В то же время храбрейший воин романанов был в горах, искал исцеление, обретая силу! В результате он приобрел могущество, превосходящее его рост! Он поклялся встретиться с Большим Человеком, если Джон завтра не покончит с ним!

Гул голосов прокатился по толпе. С одной стороны приветственно закричали.

— Мало того, ХРАБРЕЙШИЙ воин романанов стал таким могущественным, что он теперь самый большой воин на Мире — больше даже, чем Большой Человек!

Ропот толпы стал беспокойным. Даже ограниченный словарный запас Монтальдо позволил ему понять, что прорычал один мощный воин:

— Никто не может быть таким большим! Кто этот храбрый воин?

Марти повернулся, указывая в темноту:

— Я представляю вам всем, от мала до велика, ПЯТНИЦУ ГАРСИА ЖЕЛТАЯ НОГА!

Грита поперхнулся:

— Пятница? Большой? Да его макушка едва достает мне до груди!

Монтальдо напряг глаза — за одной из хижин романанов двигалось что-то огромное, раскачивающееся при каждом гигантском шаге.

— САМЫЙ БОЛЬШОЙ романан! — раздался голос Пятницы. Он вошел в круг света, возвышаясь над головами смеющихся людей.

Мощный воин давился смехом и качал головой:

— Как это я не догадался!

— Где этот Большой Человек? — заревел Пятница со своих деревянных ходулей. — Я разорву его на части!

Он тяжело зашагал вокруг веселой толпы. Ходули были замаскированы какой-то легкой материей.

— Посмотрим, сможет ли он принизить МЕНЯ! — Пятница хлопнул сжатым кулаком по своей мускулистой груди.

— Эй, Пятница! — позвал Бок Быка Риш, поднимая над головой сосуд с виски. — Что ты делаешь там наверху?

— Надоело получать в глаз твоими наколенниками! — крикнул Пятница, вызвав в толпе взрыв хохота. — Нет уж! Теперь я побывал там наверху, на «Пуле», и смотрел в одно из этих самых окошек, знаете? Видел, как выглядит Мир. Пожалуй, я впервые поднялся выше кучи конского навоза — и, клянусь Пауком, мне это понравилось! — он сцепил руки над головой, потрясая ими в извечном знаке победы.

— Как ты собираешься спускаться? — выкрикнул Марта Брук, явно играя свою роль.

— Вот так! — завопил Пятница. Он наклонился и что-то сделал. Верхушки шестов взорвались вспышками света и дыма. Пятница камнем упал вниз, ловко сделав сальто и приземлившись под рев и аплодисменты толпы.

— Он всегда такой? — поинтересовался Монтальдо.

— Не-а, — с трудом смог выговорить Хосе. — Обычно он еще хуже.

— Похоже, у вас будет интересное путешествие на Сириус, — проворчал С. Он откусил еще один большой кусок мяса, вытирая рот рукавом и улыбаясь.

4

Смертельная месть. Правосудие романанов. Тело мертвого воина сантос, Большого Человека, безвольно распростертое в пыли, — красная лужа растекается под трупом. Окровавленный череп Большого Человека отсвечивал там, где Железный Глаз аккуратно снял волосы и кожу: предательство наказано.

Воины вполголоса делились впечатлениями от схватки. Цвета пауков и сантос жизнерадостно отливали на ярком солнце. Кое-где стояли люди из Патруля, переговариваясь и жестикулируя. Они с уважением кивали победителю, уходя по одному, по два. Романаны садились в седло, взнуздав лошадей, или отправлялись вместе с Патрулем на воздухопланах. Другие затрусили по направлению к ожидавшим ШТ.

Джон Смит Железный Глаз задержал дыхание и напрягся, пока Рита Сарса стерилизовала и зашивала длинную глубокую рану на его плече. Он смотрел на нее исподлобья суровыми черными глазами. Широкие скулы делали его лицо угловатым. У него был высокий лоб, а широкий нос выдавал происхождение от индейцев Арапахо. Длинные черные косы ниспадали на выпуклые мускулистые плечи. Потемнев от многолетнего воздействия нещадного романанского солнца, его кожа резко контрастировала с кожей Риты. Ею тонкогубый живой рот был четко очерчен на осунувшемся от горя лице. С каждым движением на его теле вздувались мускулы.

ШТ пронзительно засвистел взлетая. Последние брызги дождя стали последним напоминанием о буре, которая только что прошла, — освежив чистый воздух Мира, который был известен Директорату под именем Атлантида.

Железный Глаз стер кровь Большого Человека, забрызгавшую ему лицо, и очистил паука, нарисованного спереди на его боевой рубашке.

— Я никогда не видела Сириус, — медленно проговорила Рита, смахнув на спину рыжие локоны.

— Я тоже, — глаза Джона смеялись, он поморщился, пошевелив плечом. Поднявшись, он подошел к своей черной кобыле, а затем поймал за уздцы рыжего мерина. Несмотря на ранение, он подсадил Риту в седло.

— Я боялась, что ты проиграешь, — проговорила она, показывая в сторону трупа Большого Человека — позорно оставшегося невостребованным родственниками.

С вытянувшимся лицом Железный Глаз пробормотал:

— Я не люблю проигрывать.

Она пришпорила лошадь — удаляясь от большого скалистого навеса, давней стоянки романанов, которую называли Пуповиной. Скорбь жалила, не отступала, не давала покоя ее мыслям. Эти сумрачные тени за спиной видели лицо Филипа. Они вместе мечтали о новом мире, о доблести, о невероятных возможностях — и ради всего этого Филип теперь бороздил космос: мертвый.

Она усиленно заморгала, в глазах вдруг защипало. Вид его обмякшего тела будет сопровождать ее до самой смерти. Холод. Она никогда не забудет, как его кровь в вакууме превращалась в кристаллики льда. Выпученные глаза отделились от своих впадин. Филип изошел болью и агонией у нее на руках. Она снова и снова слышала, как воздух с шипением вырывался из пробитого корпуса звездолета «Пуля» — засасывая в бездну ее величайшую любовь.

Он был тихой гаванью в ее безалаберной жизни.

ПОМНИШЬ, КАКОЙ ОГОНЕК ГОРЕЛ У НЕГО В ГЛАЗАХ И КАК ЕГО СМУГЛАЯ КОЖА ПОКРЫВАЛАСЬ МОРЩИНКАМИ ОТ СМЕХА? ПОМНИШЬ ЭТИ НЕЖНЫЕ КАРИЕ ГЛАЗА, В КОТОРЫХ ОТРАЖАЛАСЬ ЕГО ДУША? ТЫ БЫЛ НЕЖНЫМ И СОСТРАДАТЕЛЬНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ, ФИЛИП. Ее глаза налились теплой болью. РАЗВЕ Я СМОГУ НАЙТИ ГДЕ-НИБУДЬ ЕЩЕ ТАКОГО, КАК ТЫ?

Филип Смит Железный Глаз хотел побывать на звездах. Вися там в безвоздушном пространстве взорванной орудийной палубы, она позволила его безжизненному телу выскользнуть из ее рук, прочь… прочь в темноту космоса.

Ее первый муж погубил себя в поисках мечты. Неужели мечты вечно будут отнимать у нее мужчин? После того раза она прокладывала свой курс, минуя множество мужчин, которые не могли ничего сделать, чтобы стать ее спутником. Теперь она потеряла другую любовь. БУДЬ ПРОКЛЯТА, МЕЧТА!

Грохот ШТ, преодолевшего звуковой барьер, привел ее в чувство. Одна мечта осуществилась. Народ остался жить благодаря ей, Филипу, Джону и Доку.

Док! Еще одна боль. Сарса скосила глаза на Джона, свои страдания он переносил с достоинством. Джон Смит Железный Глаз любил антрополога. В отличие от нее самой и Филипа, у него с доком не было времени. Чья потеря была тяжелее?

Она фыркнула про себя, поймав взгляд Джона — несчастный и измученный.

— Ну и парочка мы с тобой, а? — горько спросила она.

— Должно быть, у Паука свои планы. Возможно, пророки знают, Рыжий, Великий Трофеями.

Она покачала головой.

— Как будто ОНИ тебе когда-нибудь скажут.

— Они люди Бога, — пожал плечами Железный Глаз.

Она не придала значения его простодушной покорности, и с еще большей истовостью устремила взгляд в серое небо.

— Ладно, наплевать. Просто будем делать все, что в наших силах.

— Таков путь Паука.

11
{"b":"10194","o":1}