ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда спустились трапы, воины вырвались наружу могучим потоком, вопя, стреляя в небо из надолго заброшенных ружей, потрясая над головой охапками трофеев. Где-то зазвучал глухой ритм барабана, сопровождавший песни победы и ликования.

Рита добралась до люка и услышала:

— Рыжий, Великий Трофеями!

Они уже несли Джона Смита Железный Глаз на руках, его лицо выражало веселое изумление. Рита почувствовала, как ее подхватили и понесли радостные молодые люди.

Сквозь толпу она рассмотрела, как Сюзан Смит Андохар спускалась по трапу, встречая менее восторженный прием, пока кто-то не разглядел, что ее многоцветное одеяние состояло из человеческих волос.

— Мантия из трофеев! — прокричал кто-то, и Сюзан тоже подхватили восторженные молодые люди.

Это продолжалось весь день и всю ночь. Быков жарили на открытом огне, обливая жиром. Виски текло рекой. Народ охал и ахал над испуганными сирианскими женщинами и пораженными молодыми людьми, уговорившими романанов взять их с собой, чтобы стать воинами Паука.

Воздухопланы, устройства связи, генераторы, все богатство Сириуса было выставлено на обозрение перед потрясенными романанами, пытавшимися осознать все те чудеса, о которых им с горящими глазами рассказывали воины. Старики и старухи качали головами и недоверчиво щурились, слушая рассказы о домах, упиравшихся в небо, и городах, простиравшихся до горизонта.

Но печальная сторона возвращения тоже чувствовалась. Риту перекашивало от вида молодых женщин, уходивших, покрыв голову покрывалом. Не иссякавший поток людей отправлялся в горы верхом или на повозках, чтобы помолиться Пауку. Многие отрежут себе фалангу пальца и захоронят ее под грудой камней, и вместе с ней и свою скорбь по погибшим.

Вместо традиционного выставления тел на настил выложили личные вещи погибших. Половина воинов, покинувших Мир, уже никогда не вернутся. Количество личных вещей на подмостках было устрашающим. По просьбе Риты Ри прислал вещи погибших мужчин и женщин Патруля. Сама Рита положила на помост парадную форму Ганса.

Она седлала своего мерина, когда ее разыскал С.Монтальдо, планетолог Директората.

— Покататься?

Она коротко обняла его.

— Нет, просто голова идет кругом от всего этого. Хочу уехать, чтобы подумать и помолиться. У меня не было времени заглянуть в себя. Мне нужно понять, что произошло и почему. Железный Глаз уже ускакал на своей черной кобыле. Я думаю, он хочет побыть один в лагере Гессали. Я же просто съезжу на какое-то время к Пуповине и поговорю с призраками. Затем найду себе вершину. Улажу все дела с Пауком.

— Мы начали разработку торона, — он поморщился. — У меня есть только пара молодых людей, интересующихся горным делом. Остальные приезжие. Все меняется, и я не могу получить помощи от романанов.

— Будут еще, — Рита подтянула подпругу, дождавшись, пока мерин выдохнет. — Сирианам не терпится скорее оправиться и наводнить Мир туристами.

— Я думал, туризм потерял привлекательность.

— Нельзя молиться на вершине Мира с голографического монитора в Экрании, — пожала плечами она. — Сириане хотят иметь своего собственного пророка — но еще больше хотят совершать паломничества сюда.

— Это ужасно. Жаль, что здесь нет доктора Добра. Она могла бы с этим управиться, — он покачал головой.

— Да, мне не хватает Дока, — мечтательно улыбнулась Рита. — Видно, Паук не хотел, чтобы она была с нами. Взял ее себе. Должно быть, она научилась всему, что нужно, — она замолчала, глядя на него исподлобья. — А что, по-твоему, нужно узнать всем нам?

— Думаю, скоро это выяснится. Все в руках Паука. Во всяком случае, это то, что говорят пророки, — Монтальдо казался погруженным в свои мысли.

— Паук? Что, натурализовался, С.? — Рита запрыгнула в седло. — Давайте соберемся, когда я вернусь. Погудим. Ри занимается своим гиперпроводником. «Пуля» объявит о своей независимости от Патруля, как только давление на нас станет расти. Я подумала, что тебе не мешает знать об этом заранее.

— Боже милостивый! — закричал Монтальдо. — Что, если они пошлют Патруль?

— И что будет?

Он кивнул, осклабившись.

— Желаю хорошо провести там время, майор. — Понизив голос, он добавил: — Передай Филипу привет от меня тоже.

Она серьезно кивнула и помахала рукой на фоне закатного неба, на седле были ружье и бластер.

Счински Монтальдо смотрел, как всадница перешла на легкий галоп, а затем прислонился спиной к опоре.

— Ну что же, — пробормотал он, — я полагаю, мне в таком случае светит пост министра экономики и развития. Хотелось бы верить, что они научились делать все с первого раза, — он криво усмехнулся и покачал головой.

Адмирал Дэймен Ри пошел открыть дверь и увидел прямо перед собой улыбающееся лицо Честера. Пророк поклонился и вошел без приглашения. Система объяснила, что Честер зашел в ШТ и очень просил доставить его на «Пулю». Невозмутимой походкой он прошел мимо охранников прямо к каюте Ри.

— Честер? Ч-что ты здесь делаешь? — заикаясь, произнес Ри.

— Смотри внимательно, — он показал рукой.

Адмирал Дэймен наблюдал, как все директора появились на экранах один за одним. Покачав головой, Ри отдал честь, растерянно уставившись на три огромные головы с блестевшими непропорциональными глазами.

— Приветствуем вас, адмирал, — кивнул Робинсон. — Я полагаю, что гиперпроводник вас удовлетворил.

— Да, директор, — осторожно сказал Ри. Он бросил быстрый взгляд на Честера, который кивнул в знак поддержки.

— Почему вы еще не воспользовались транспортным кораблем, чтобы вернуться на Арктур? Что-то еще стряслось? — по голосу Робинсона было трудно понять, чего он хочет.

Ри медленно покачал головой. Пришло время платить по счетам.

— На ваших экранах, господа, вы увидите заявление офицерского состава и команды. Ознакомившись с этим документом, вы наверняка поймете необходимость оставить адмирала Кимьянжуи на своем посту.

— Вы собираетесь бунтовать? — в ужасе спросил Робинсон, переменившись в лице.

— Ни в коем случае, директор, — решительно покачал головой Ри. — Мы поддерживаем Директорат и будем продолжать патрулирование планет и станций, нуждающихся в нашей поддержке и защите.

Более того, в случае восстаний вроде Сирианского, мы — и романаны — будем в вашем распоряжении, естественно за долю в добыче. Мы по-прежнему вам подчиняемся, но с определенными ограничениями. Когда вы призываете нас, мы должны быть уверены, что ваши требования отвечают интересам народа. Мы дали присягу защищать и поддерживать законность и порядок. Но более всего прочего мы рассматриваем себя в качестве стражей мира.

— А откуда вы возьмете материалы и запасные части для своего корабля? — спросил Семри Навтов.

— С миров, которым мы будем оказывать услуги. Мы также учредим стипендии в университете в лучших традициях Патруля. Вместе с тем романаны постепенно будут занимать у нас место десантников.

— А что, если мы не примем во внимание это ваше заявление? — спросил Эн Рок пронзительным высоким голосом.

— Не примете, так не примете, — пожал плечами Ри. — Я думаю, что силой тоже ничего решить не удастся. На этот случай мы значительно повысили мощность сирианских бластеров. Наши щиты не сравнить с тем, что есть у Патруля. И последнее, по порядку, но не по значению, это то, что мы приведем романанов на Арктур в случае враждебных действий против любой из наших планет. Примите нашу независимость благосклонно, директора. Нам лучше действовать заодно, чем друг против друга.

Наступила долгая тишина, пока Директора переговаривались между собой.

— Мы так и сделаем, адмирал, — пришел ответ. — Что там делает пророк?

— Я пришел посмотреть, возымели ли эффект мои уроки, — непринужденно сказал Честер. — Я доволен.

— Спасибо, пророк, — произнес Скор без особого энтузиазма.

Честер кивнул.

— Мы будем уважать вашу независимость, адмирал. Пожалуйста, обращайтесь к нам, если вам будет что-то нужно от Директората, — бесплотный голос означал единогласие директоров.

113
{"b":"10194","o":1}