ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Человек расстегнул воротник.

— Ну что же, давай, если ты считаешь, что это тебе поможет, — он указал на бледную кожу на своей шее.

— ТЫ СУМАСШЕДШИЙ!

— Ты губишь свою душу, теряешь себя, Сюзан.

— НЕТ! — заорала она на него. — Я сильная! Посмотри на меня! Видишь мои трофеи? Я могущественна! Я могла бы убить тебя сейчас! Оставь меня в покое, не заставляй меня убивать тебя!

Стены дрогнули, ломая ее волю к сопротивлению. Ее сознание пыталось удержать их, оставить все вытесненное на своих местах. Начал было появляться образ Ганса, но она стерла его, зная, что он обратится в Нгена. Голос Пятницы донесся из глубины памяти — пародируя воркование Нгена. Она отказывалась слушать. Нген заполнял ее, просачиваясь в трещину в ее обороне.

— Я не могу заставить тебя убить меня, — тихо сказал человек. — Ты не хочешь пойти со мной и встретиться с кем-то, кто вернет тебе твой корабль? Она хочет видеть тебя. Хочет спросить тебя про твой корабль.

РИТА! Глаза Сюзан загорелись. Этот человек отговорил ее от высадки! Ей не придется все-таки убивать Риту. Было бы невыносимо убивать Риту — но смерть была частью жизни. Рита бы поняла. Рита знала.

— Да, — с облегчением выдохнула Сюзан. — Отведи меня к ней. Она вернет меня… на корабль.

— Это решение твоей свободной воли? — непринужденно спросил человек.

— ВСТАВАЙ! ЧЕРТ ВОЗЬМИ! — Сюзан уже была на ногах и подталкивала его ножом.

Он медленно поднялся и пошел впереди, преследуемый Сюзан, которая пыталась заставить его двигаться быстрее.

— Великолепный день, — сказал человек, улыбаясь утреннему солнцу.

— Ладно, где женщина? — нетерпеливо спросила Сюзан.

— Иди за мной… — улыбнулся мужчина.

Сюзан пожала плечами, в ее голове зародились сомнения. Это должна была быть Рита, никто другой не мог доставить ее на корабль.

— Как все это долго, — пожаловалась Сюзан. Стены поджимали, снова придя в движение. Если бы только он привел ее к Рите и добился отмены высадки, Сюзан смогла бы удержать стены.

— Ну вот мы и пришли, — он показал на низкую, вросшую в землю хижину. Короткие шесты поддерживали грубую шкуру, служившую потолком. Сюзан порывалась войти, но он остановил ее. — Будет лучше, если ты увидишь ее в великолепии этого прекрасного утра.

— Давай живее! — выпалила Сюзан, хватаясь за нож. — Если это… шутка, я распотрошу тебя прямо здесь!

Человек радостно улыбнулся.

— Я сейчас вернусь, — сказал он, ныряя в дверь.

Сюзан выпрямилась в полный рост, скрестив руки и приготовившись встретиться с Ритой Сарса. Она снова укрепила стены своей решимостью предстать перед Ритой во всеоружии. Если майор не разрешит ей вернуться на корабль, она убьет ее на месте.

Мужчина уже выходил из хижины. Сюзан слышала его ласковый голос:

— Ну вот, я привел тебе Сюзан Смит Андохар.

Он повернулся, держа на руках маленькую девочку с вьющимися каштановыми волосами и глубокими восхищенными глазами.

— Это она! — закричала девочка, вырываясь у него из рук. Он отпустил ее, и девочка робко подошла, нерешительно держа палец во рту.

— Моя мама говорит, что я смогу стать такой же, как ты, когда вырасту! — сказала девочка, когда Сюзан опустилась на колени.

— Да, — хрипло прошептала Сюзан. — Конечно сможешь, — стены обрушились, затопив ее сознание горем и стыдом, смывая весь ужас.

В ее глазах стояли слезы, и она не видела, как Пятница Гарсиа Желтая Нога и Джиорж вышли из хижины, счастливо улыбаясь друг другу. Она не видела мудрой улыбки Честера, когда тот пошел прочь, наслаждаясь солнцем и все еще звучавшими у него в голове аккордами Моцарта. Не чувствуя ничего, кроме своей вины и боли, она протянула руки и взяла на колени девочку в желтом платье.

Нген Ван Чжоу устроился на мостике, наблюдая за звездами, мерцавшими на мониторе. Он развлекался тем, что изучал «Каталог планет и станций». Ему попалась на глаза Граница.

Граница? Родина Братства и былой славы. Но и Земля тоже была на расстоянии одного скачка. Земля, дряхлая прародительница человечества, потеряла свое ведущее положение после поражения Советов. Какое значение они придавали тому, что ими управлял какой-то далекий Директор, никогда даже не ступавший на планету?

Земля, родина многих отменных блюд и произведений искусства. Земля, экономику которой задушили колонии, производившие первоначально экзотические товары, вскоре ставшие основным предметом торговли.

Нген вошел в свою систему и запросил все, что там было об этой планете. Он пробежал глазами информацию. Ага, здесь! Возможно религиозное возрождение?

Но почему не Сион или Рейндж? Более старые планеты Конфедерации могли бы с готовностью признать их влияние. Сектор Гулаг был готов это сделать хоть сейчас. Он предвидел это еще до того, как ответил на предательство Блэкова. Значит, романаны готовы купить его за его вес в тороне?

Слава Богу, что есть такой человек, как Паллас Микрос — который смотрит дальше сегодняшнего дня. Когда-нибудь он отблагодарит Палласа.

Нген Ван Чжоу расслабился и сделал глоток бренди, который ему выдал автомат. Человек с его обаянием всегда сможет создать вокруг себя строгий культ, служащий его целям. Может быть, нечто вроде нового экуменического движения? Нген радостно улыбнулся, введя в компьютер новый курс. Где-нибудь он найдет такую ситуацию, в которой брошенное им семя раздора прорастет и расцветет.

Он одним глотком допил бренди и направился обратно в каюту. Ему не хватало романанской девушки. Она давала ему столько удовольствия. Точно как в том сне. Как восхитительно было смотреть на то, как она извивалась и визжала, когда он проходился кнутом по ее чувственному телу. Он никогда не узнает, закончился ли его прерванный сон так же, как реальная его версия. Их ясновидящие пророки ему в подметки не годились.

Проклятые романаны, придет время, он их проучит хорошенько. И чем черт не шутит, может удастся вернуть себе Сюзан. Она уже сломалась. Он победил. Когда он уходил, она проявляла все признаки распада личности.

Могли ли они спасти ее? Он пожал плечами. Лучше бы сразу прикончили.

Нген довольно усмехнулся. Еще не все потеряно. Сначала он дотронулся до регуляторов. Потягиваясь, он освободился от рубашки и сбросил штаны. Включив голографию, он повалился на кровать. Перед ним опять предстала Сюзан Смит Андохар, когда он играл электрическим кнутом с ее грудями и бедрами.

Но самое лучшее было впереди. Он подался вперед и с восхищением посмотрел на девушку с золотистыми волосами рядом с собой. Она была высокой, выросшей на станции, сиявшей молодостью и свежестью. Ее широко раскрытые голубые глаза с ужасом смотрели на голографию.

— Ну хватит, моя дорогая, — заворковал Нген. — Тебе ведь не нужен этот урок боли. Я здесь, чтобы научить тебя удовольствию… и у нас много времени!

115
{"b":"10194","o":1}