ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ри хрипло откашлялся, потирая бледное лицо мозолистой ладонью.

— Ага, похоже на то. Что ты сделал со своей рукой? Романанское погребение, да? Когда мы закончим, я попрошу медиков взглянуть на нее.

Железный Глаз вздохнул, подошел к автомату и прищурился.

— Голубая это кофе? — спросил он, припоминая.

— Ага, ткни два раза. Я бы тоже не отказался.

Железный Глаз подал ему стаканчик.

Ри продолжал.

— Слышал об одном малом сантос? Так увлекся автоматом, что опустошил запасы для целого блока. Стоял и нажимал на кнопку до тех пор, пока в коридоре больше не оставалось места для стаканчиков из-под кофе!

Железный Глаз засмеялся.

— Твоя «Пуля» все еще сводит нас с ума. Слишком похоже на магию. Ты должен взглянуть на это их глазами. Слишком много чудес сразу.

Ри глотнул горячего кофе и причмокнул губами.

— О, я и так изумлен. Они учатся с замечательной скоростью. Некоторые управляются со сваркой уже лучше моих специалистов, — Ри показал на голографию. — Вот самая насущная проблема. Как ты предполагаешь к этому подойти?

Железный Глаз пригубил кофе. Удивительный напиток.

— Как ты только что удачно заметил, моим романанам будет трудно на Сириусе. Это технологический мир. Преимущество будет не на нашей стороне.

Ри рассудительно кивнул.

— Я знал, что ты поймешь это именно так.

Железный Глаз повернулся.

— Я скажу так. У нас, романанов, есть поговорка: «Военный вождь, который не видит дальше копыт своей лошади, никогда не увидит победы». Ты знаешь, что для воина на Мире означает лошадь?

Ри потер шею.

— Угу, судьбу набега решают мелочи.

— Поэтому воин должен знать свои слабые места и строить планы, исходя из них, иначе поголовье его лошадей никогда не увеличится.

— Так, значит, чего вы, романаны, хотите от Сириуса? — Ри склонил голову набок. — Каковы ваши условия?

Железный Глаз скрестил руки.

— Нам нужно образование, медицина, нужны люди, которые смогут поднять нас с уровня набегов до уровня производства. Мы хотели попасть на звезды. Я не знаю, но думаю, что мы встретимся с вещами, которые сейчас даже не можем представить. Моему народу нужно очень многое узнать. Мы должны сравняться с остальным человечеством в технологии. Создать свою собственную. Самим найти собственные звезды.

— Ты знаешь, чего это будет вам стоить? — Ри опустил подбородок.

Железный Глаз кивнул.

— Лита очень многому меня научила. Я знаю. Я думаю, где-то в глубине моего народа есть это знание. В то же время мы хотим на звезды. Паук посылает нас учиться, взять от жизни все, что можно, прежде чем он призовет наши души обратно. Пророки знают, чего это будет стоить. Они сказали нам. Мы заплатим эту цену.

— Да, — задумчиво произнес Ри. — Лита должна была тебе рассказать все об аккультурации, — он грустно покачал головой. — Мне… мне не хватает ее. Нет, не смотри на меня так. Она была одним из лучших моих друзей.

Ри устало поднялся.

— Тебе трудно это понять, но у полковника Патруля нет друзей. Мы создали систему, при которой все готовы перегрызть друг другу горло. Идет постоянная борьба, чтобы попасть наверх — и удержаться там. Лита обращалась со мной как с равным, говорила со мной начистоту, видела во мне человека, — а не потенциальную мишень, — он глухо кашлянул. — Ты знаешь, какое значение это имеет для человека, который всю жизнь был один? Впервые у меня было с кем поговорить… с кем поделиться, — он опустил голову. — Мне… мне будет ее не хватать.

Железный Глаз присел на пульт.

— Паук наградил меня быстрым умом, полковник. Кажется, я могу понять.

Ри повернулся, серьезно глядя на него.

— А я могу представить, что значит для тебя потерять ее, — он стиснул пальцы, вышагивая перед вращающейся голографией Сириуса. — Ты, Железный Глаз, и я, теперь мы отвечаем за все это. На твоих плечах и на моих лежит ответственность за будущее всего, что касается романанов.

Железный Глаз пристально и настороженно посмотрел на полковника.

— Я решил это для себя в тот день, когда убил твоего майора Рири. Ты знаешь, на что я готов ради своего народа. До тех пор, пока моей чести ничего не угрожает, я буду делать все, что нужно.

Ри кивнул с беспокойной улыбкой на губах.

— Я думаю, мы понимаем друг друга, — пауза: — Знаешь, мы не можем проиграть, ты и я. Я проигрываю, — и они отбирают мой корабль. Ты проигрываешь, — и им достается твоя планета. Сириус — это не единственный наш враг.

Железный Глаз задумчиво нахмурился, пощипывая одну из своих кос и допивая кофе.

— Путь Паука не в том, чтобы все доставалось легко. Ладно, я похоронил свое горе, произнес свои молитвы и позаботился о своих видениях. Давай займемся делом, полковник. Расскажи мне о Сириусе, расскажи все, — он криво улыбнулся. — Как ты, я не люблю проигрывать, точно так же.

Ри всмотрелся в его лицо.

— Знаешь, у тебя крутой характер, Железный Глаз. Сначала я не понимал, что она нашла в тебе.

Железный Глаз одарил Ри бесстрастной улыбкой.

— Я то же самое думал о тебе. Расскажи мне о Сириусе, а я расскажу тебе, как использовать романанов так, чтобы они могли разбить Сириус как яйцо.

Ри сощурил глаза.

— Знаешь что. Я рад, что мы заодно. Бог знает, что мы можем сделать с человечеством, ты и я.

— Мы избраны Пауком, — Железный Глаз засунул чашку в автомат. — Все, что мы сделаем с человечеством, будет волей Паука.

Ри рассматривал голографию.

— Это обнадеживает.

Железный Глаз спросил с иронией:

— Учитывая страдания, которые причинил мне Паук, так ли уж?

Ри в ответ только взглянул на него. В его глазах светилась печаль.

Пятница Гарсиа Желтая Нога был приземистым, коренастым, с бочкообразной грудью и кривыми ногами. Мужчины дразнили его потому, что он был едва по плечо даже среднему воину. Женщины смотрели на него и хихикали — но ни то, ни другое не смущало Пятницу. Он был доволен собой — твердо веря в то, что Паук создал его таким, дабы чему-то научить в жизни. Если он был не таким, как все, то, значит, Пауку была нужна его непохожесть. Не забывая об этом, он наслаждался своим смехотворным ростом — и делал все возможное, чтобы его афишировать.

В эту ночь, однако, Пятнице Гарсиа было не до шуток. Наконец — после четырех дней молитвы, воздержания от еды и питья — он почувствовал присутствие. Он по-совиному вглядывался в ночь; прохладный ветер ласкал его разгоряченное тело. По обеим сторонам вершины, на которой он обосновался, зияла головокружительная чернота бездны.

— ЧЕГО ТЫ ЖЕЛАЕШЬ? — голос, казалось, родился из ночного ветра.

— Я пришел просить силы и могущества. Я пришел призвать Паука сделать из меня воина, чтобы я мог воздать ему честь и прославить его имя, — пропел Пятница свой ответ.

— КТО ХОЧЕТ ЭТО СДЕЛАТЬ? — спросил шепчущий голос.

— Меня зовут Пятница Гарсиа Желтая Нога, — Пятница распрямился и поклонился на четыре стороны.

— СИЛА ДАРОВАНА ТЕБЕ. Я ВНЕМЛЮ ТВОЕЙ МОЛИТВЕ. ПАУК ВНЕМЛЕТ ТВОЕЙ МОЛИТВЕ. НЕ ХОДИ ТРОПОЙ ПРОРОКОВ, ИБО ИХ ПУТЬ — НЕ ТВОЙ ПУТЬ. ТЫ ХОЧЕШЬ, ЧТОБЫ ЗВЕЗДЫ ДРОЖАЛИ ОТ ТВОЕГО ИМЕНИ? ТЫ ХОЧЕШЬ ЛЮБВИ ЛЮДЕЙ? ТЫ ХОЧЕШЬ РАЗДЕЛИТЬ СВОЮ ЖИЗНЬ С ЖЕНЩИНОЙ? ТЫ ХОЧЕШЬ ИМЕТЬ МНОГО ДЕТЕЙ? КАКОЙ СУДЬБЫ ТЫ ЖЕЛАЕШЬ СЕБЕ, ГАРСИА ЖЕЛТАЯ НОГА?

Пятница нахмурился.

— Я бы хотел чести себе и величия моим людям. Я бы хотел видеть их такими же могущественными, как звездные люди. Я бы хотел увидеть сеть Паука раскинутой среди звезд.

— ПАУК УЖЕ СРЕДИ ЗВЕЗД, — тихо прошептал голос.

— Я бы хотел, чтобы звездные люди узнали его имя, — поправился Пятница. — Я бы хотел быть воином Паука.

— А ЕСЛИ БЫ ЭТОТ ДОЛГ УНИЧТОЖИЛ САМОЕ ДОРОГОЕ ДЛЯ ТЕБЯ? ТЫ БЫ ЗАПЛАТИЛ ТАКУЮ ЦЕНУ? ТАКОВ БЫ БЫЛ ТВОЙ СВОБОДНЫЙ ВЫБОР? — спросил голос.

— Да, — прошептал Пятница Гарсиа Желтая Нога. — Да, за это можно отдать все.

— А ТВОЮ ЖИЗНЬ? — голос как будто вздохнул.

21
{"b":"10194","o":1}