ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Военный вождь засмеялся.

— Конечно! Молодежь будет чувствовать себя обделенной, если ей не дадут полетать среди звезд, подобно отцам.

— Мы также могли бы поискать в университете амбициозных выпускников с необходимыми навыками, — добавила Рита. — Существуют способы обойти политику Директората.

— А за определенную плату мы могли бы осуществлять перевозки и охрану грузов, — задумчиво произнес Чанг.

Майор Глик кивнул.

— Мы почти все сможем производить сами. Сырья вокруг достаточно. Торон мог бы стать загвоздкой, но на Атлантиде его больше, чем нам нужно. Излишки мы всегда сможем обменять на то, что не сможем производить.

— Тогда я вношу предложение объявить себя независимым кораблем после окончании Сирианской кампании. Будем голосовать? — Иверсон огляделся.

Ри останавливал свой взгляд на каждом лице по очереди.

— Дамы и господа, прошу голосовать. — Решение было принято единогласно. С этой минуты «Пуля» совершила окончательную измену. Робинсону теперь придется их уничтожить.

— И последнее, — тихо сказал полковник. — Принятое нами решение пока не должно выйти за пределы этой комнаты. Вы меня понимаете? Времени для объявления независимости будет достаточно. Пока же работайте ради того, чтобы этот день наступил.

8

— Ты в своем уме? СХВАТКА НА НОЖАХ? НА МОЕМ КОРАБЛЕ? — Дэймен Ри беспокойно заходил взад и вперед, ударяя кулаком по ладони. — НА МОЕМ КОРАБЛЕ?!

Пятница Гарсиа Желтая Нога стоял не шелохнувшись с высоко поднятой головой и невозмутимым, как будто отлитым из бронзы лицом. Мощные мускулистые руки были скрещены на груди, позволяя видеть на куртке два трофея. Его глаза все вбирали в себя, останавливаясь то на одном лице, то на другом.

Джон Смит Железный Глаз вздохнул и потер рукой лоб.

— Ты все прекрасно знал, Пятница. И тем не менее, ты явился сюда — отправился на войну, зная что Вилли Красный Ястреб Конокрад должен будет исполнить клятву смертельной вражды.

— Нет, военный вождь, — пробурчал Пятница, прищурив блестящие глаза. — Это ОН явился, зная о смертельной вражде.

— Какая разница, — проворчала Рита. — Следует вас обоих разорвать пополам. Могли бы проделать путь на Сириус в медчасти — или на гауптвахте!

— Я все отменяю! — Ри обернулся, перестав, наконец, рассматривать коллекцию оружия романанов на стене. — Никаких разговоров. Я командую этим кораблем — ВРАЖДА ПРЕКРАЩЕНА!

Рита с беспокойством взглянула на Джона Смита Железный Глаз.

— Это будет не так просто, — вмешался Джон. — Прекращение смертельной вражды восстановит против тебя воинов и подорвет их боевой дух перед Сирианской операцией. Народ потеряет уверенность в себе.

Лицо Ри вытянулось. Он ткнул пальцем в направлении Пятницы.

— Ты можешь приказать ему взять свою клятву назад, не так ли?

Джон Смит Железный Глаз кивнул.

— Могу.

Пятница Гарсиа Желтая Нога задрожал, его зубы застучали.

— Но я бы не советовал этого делать, полковник. Я бы не хотел бесчестить Пятницу Гарсиа Желтая Нога. Это будет оскорблением и для него, и для Конокрада, — Железный Глаз беспомощно развел руками. — Если они принесут смертельную вражду в военный лагерь, то будут отвечать за это. Когда я услышал об этом от Пятницы, это показалось мне нелепостью. Будто Паук снова разыгрывает нас. Но у тебя все-таки есть другой выход.

— Я весь обратился в слух, — проворчал Ри.

Железный Глаз нахмурился и непонимающе уставился на полковника.

— Обратился во что? — он взглянул на уши Ри. — Я что-то не…

— Это такое выражение, — язвительно буркнула Рита. — Тебе нужно больше времени уделять языку, военный вождь. Полковник хочет сказать, что внимательно слушает.

— А, понятно. Значит так, полковник. Позволь им выяснить отношения. Тебе же это не трудно. Честь будет сохранена. Романаны будут восхищаться тобой, их боевой дух укрепится, проблема будет решена, а проигравшего вышвырнут за борт. В то же время, новых клятв не будет, так как мы на тропе войны. У тебя больше не будет с этим проблем до возвращения с Сириуса.

— Проигравшего за борт, а? — Ри заложил руки за спину, запрокинул голову и закрыл глаза, просчитывая все возможности.

— Да, возможно придется это сделать, — выдохнул он. — Посмотрим сначала, не удастся ли отговорить Конокрада. Нам же никто не мешает попытаться, так ведь?

— Да, — согласился Пятница, — я бы согласился с ВЗАИМНОЙ отменой вражды ради успеха Сирианского похода. Это будет честно.

Улыбка Ри не выражала ни капли иронии.

— Все дело в чести, да, Пятница? Знаешь, это то, из-за чего мне нравится ваш народ. Не знал только, что это все так сложно закрутится.

— А с чего это вы? — Рита неодобрительно сдвинула брови. — С чего все началось?

Пятница робко улыбнулся.

— Я застал Рамона и Вилли, когда они увозили Сюзан, чтобы убить ее.

Железный Глаз поморщился, приложив ладонь ко лбу.

— Ох уж эта девка! Я же ГОВОРИЛ, что от нее ничего хорошего не дождешься.

«Какой олух разрабатывал этот компьютер?» — пробормотал капрал Ганс Йегер, выгибая до боли спину и протискивая руку через нагромождение панелей вглубь системы. Систему майора Сарса необходимо было усовершенствовать — эта работа досталась ему. Потянувшись, он отщелкнул пальцами зажимы управляющей платы.

«Чувствуешь себя как мартышка в цирке» — пробурчал он, выползая из системы.

Когда она вошла, Ганс быстро вскочил, чтобы отдать честь — решив, что это майор.

— Мне не нужно отдавать честь, — запинаясь и смущаясь, проговорил совсем другой голос с ужасающим акцентом — это явно была не майор.

Ганс выглянул из-под руки и встретился с черными глазами на овальном лице с прямым носом и пухлыми алыми губами. Густые волосы девушки отливали иссиня-черным и спускались на плечо роскошной косой. Кроме всего прочего, он никогда прежде ее не видел.

— Ты из романанов! — догадался Ганс.

— Это я, — она радостно кивнула и одарила его улыбкой. — Ты делаешь здесь… э-э, что?

Ганс покраснел.

— Да так, ничего, я… я просто вставляю новую плату в систему майора. После повышения ей нужен более мощный блок, — Ганс чувствовал, что заливается краской. Разве ему доводилось видеть такую красивую женщину? НИКОГДА В ЖИЗНИ.

Девушка обезоруживающе улыбнулась ему и подошла к креслу, укрепила на голове устройство связи и погрузилась в изучение своего предмета. Ганс вернулся к блоку, проверяя каждую цепь по четыре-пять раз, чтобы можно было через плечо подглядывать за очаровательной особой, занятой своей системой.

Наконец девушка встала и зашла в туалет. Ганс дождался, пока она выйдет, и закрыл панель, укладывая контрольный прибор в футляр.

— Хм, — он запнулся, — вроде бы с этим все.

Девушка кивнула и посмотрела на Ганса. Его смятение нарастало.

— Ну так, гм, мне, похоже… похоже, пора идти, — улыбнулся Ганс чересчур поспешно. ТЫ ОПЯТЬ ВЕДЕШЬ СЕБЯ КАК ОСЕЛ. — Угу, наверное, мне… лучше, — он хлопнул себя ладонями по бедрам, улыбаясь и переминаясь с ноги на ногу.

Ее улыбка опять обезоружила его, буквально заставив сердце остановиться.

— Куда ты пойдешь? — спросила она, полуприкрыв глаза и наморщив лоб, следя за правильностью произношения.

— Да так, э-э, в столовую… выпить кофе… скорее всего, — Ганс заморгал, с трудом подбирая слова.

— Я люблю кофе, — произнесла она, все еще не очень уверенно. Ее глаза расширились. — Я хорошо это сказала?

— Здорово, э-э, ага… отлично, — засмеялся Ганс. — Ты очень хорошо говоришь. Только учишься?

— Я начала обучение языку во сне дня два назад, — она улыбнулась. — Я учу стандартный быстро.

Ганса тронуло ее воодушевление.

— Ты здорово продвинулась за два дня, — он помолчал, вдруг заволновавшись. — Послушай, ты занята? Я хочу сказать… Я был бы счастлив пригласить… тебя на чашечку кофе. Если ты… э-э… не против. — Он с трудом проглотил слюну. ЧТО Я СДЕЛАЛ? Ганс заскрипел зубами в ожидании реакции.

28
{"b":"10194","o":1}