ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Основано на реальных событиях
Одиночное повествование (сборник)
Дикий барин в домашних условиях (сборник)
Искусство словесной атаки. Практическое руководство
Тысяча бумажных птиц
Правильный выбор. Практическое руководство по принятию взвешенных решений
Ненавидеть, гнать, терпеть
Зубы дракона
Замок из кошмаров
A
A

Девушка расплылась в улыбке.

— Ты будешь говорить на стандартном… со мной?

— Ну я… угу, — заикаясь и краснея, сказал он. — Угу, я буду говорить на стандартном все, что ты хочешь. Конечно.

— Я идти с тобой, — девушка повернулась и открыла свой шкафчик. Резким движением она вытащила пояс с большим романанским ножом и застегнула его на своей тонкой талии. Затем, обернувшись к Гансу, улыбнулась.

— Готово! Меня называть… хм, зовут Сюзан Смит Андохар.

— Капрал Ганс Йегер, — он открыл дверь и, выходя первым, заметил у нее трофей.

Спокойно, продолжай улыбаться! Боже мой! Эта изящная хрупкая девушка УБИЛА человека.

— Я приятно познакомиться, — сказала она, слегка поклонившись и протягивая руку.

Он опасливо пожал ее, и она прищурилась.

— Что-то не есть так? — она остановилась посреди коридора.

— Ну… э-э, понимаешь… — он потер руки, пытаясь улыбнуться.

В этот момент из-за угла появился лейтенант Ара Бриз и застыл как вкопанный — открыв рот. Его губы начали расплываться в кривой усмешке.

ПОДСУНУЛИ В КРОВАТЬ МАРЛУ, ДА? ВЫСТАВИЛИ МЕНЯ ПОЛНЫМ ДУРАКОМ? Сердце Ганса разрывалось от злости. ОНА МОЖЕТ УБИТЬ МЕНЯ — СРЕЗАТЬ С ГОЛОВЫ ВОЛОСЫ, — НО НИ У КОГО ИЗ ЭТИХ ЗАСРАНЦЕВ НЕТ ЗНАКОМОЙ РОМАНАНСКОЙ ДЕВУШКИ!

— Нет, — Ганс заставил себя говорить ровным голосом, — ничего, — он протянул руку, и Сюзан взяла ее. Вразвалочку и весело насвистывая, Ганс проследовал мимо Бриза.

— Я подумала, ты… хм, пере… да, передумал, — она украдкой оценивающе взглянула на него.

— М-м… ну, я… знаешь, никогда раньше не видел романанских женщин… то есть, вот так, лицом к лицу. Я хочу сказать, что мне в глаза бросился твой трофей. Я слышал, что женщины не берут трофеев. Мне говорили, что вы просто, как бы это сказать, мирное население, — он почувствовал, что опять краснеет.

Ее лицо подернулось враждебностью.

— Ты не одобрять?

Он покачал головой.

— Почему же, совсем наоборот. То есть я хочу сказать… я рад, что девушка с трофеем идет пить со мной кофе. Хм, на языке романанов это, по-моему, называется оказать честь. Только я не знаю слов.

— Честь? — ее глаза оживились и повеселели. Она перевела и помогла ему правильно произнести. В столовой орудийной палубы их провожали любопытные взгляды.

Он выбрал кофе.

— Может, хочешь чего-нибудь другого? Я был бы рад тебя угостить.

— Правда? — ее глаза сияли. — Ты мог бы взять мне… лимонад?

Ганс зарделся от восторга. Он сидел рядом с девушкой и боялся посмотреть на нее. Она казалась такой красивой — и он не мог удержаться, чтобы не отметить изумленные взгляды, направленные на них. Ага, а еще называли ЕГО олухом!

Джиорж Хамбрей стоял на мостике «Хирам Лазара» и удовлетворенно кивал, наблюдая на мониторах корабля, как яркие лиловые разряды бластеров вонзались в луну. Поверхность далеко внизу превращалась в кипящее марево из пыли, осколков и пара.

Он зевнул от усталости и продолжительного воздействия сильной гравитации.

Телосложение Джиоржа не дотягивало до среднего по сирианским меркам. Худой — буквально кожа да кости — он и по весу был ниже нормы. Внимание к нему привлекала пигментация — точнее ее отсутствие. Он был бесцветным серым человеком с неопределенного оттенка кожей и редкими жидкими волосами. Светлые глаза на лице, полностью лишенном выражения, создавали у многих ощущение безжизненности. На самом деле, это было результатом воздействия радиации.

— Грандиозно! — выдохнул Нген Ван Чжоу со своего командирского кресла. Вокруг него на мостике «Лазара» светились и выдавали информацию многочисленные мониторы. Над ними склонились офицеры, контролируя потребление энергии, разворачивание щита и функционирование различных систем.

— Ради этого пришлось немного потрудиться, — отозвался Джиорж с бесстрастным лицом. Его удовлетворение выдавали только жесты. — Нужная информация была в нашем распоряжении. Проклятое Братство записало ее в шифрованном виде, — но мы смогли извлечь общую идею из диаграмм. Во всем Директорате нет бластеров, которые могли бы сравниться с этими. Одновременно наши щиты стали вдвое надежнее — вплоть до того, что способны выдержать максимальный заряд.

Мы в состоянии справиться с тремя любыми боевыми кораблями, которые они пришлют. Патруль не располагает ничем подобным. Прекратить огонь, — приказал он, и фиолетовые молнии погасли, оставив после себя только вихрь пыли и камней.

— Почему? — пробормотал Нген Ван Чжоу, опершись на локоть.

— Директорат прогнил, — произнес Джиорж как нечто само собой разумеющееся. — У Патруля нет потенциальных конкурентов. В результате их вооружение находится на не более чем удовлетворительном уровне. Моей задачей было превзойти тот максимум, на который они еще способны. Труднее всего было заполучить информацию. Архивы Братства все еще находятся на Границе.

— «Братство» еще существует? — Нген в испуге начал кусать губы.

— Конечно, — кивнул Джиорж, продолжая наблюдать за данными на компьютере. — Прогнило, как и все остальное. Они сами толком не знают, что у них есть. Кроме, может быть, Великого Магистра, но он старый маразматик. Я его там встретил. Директорат ожидает полный распад.

— Жаль, что мы не можем заполучить всю их информацию, — Нген взглянул на Джиоржа. ТЫ БЕСЦЕННОЕ СОКРОВИЩЕ, МОЙ ИНЖЕНЕР! ГЕНИАЛЬНОСТЬ ПОРОЙ СКРЫВАЕТСЯ ЗА ТАКИМ СТРАННЫМ ФАСАДОМ!

— Когда мы уничтожим Патруль и отбросим Директорат, то сможем получить все, — Джиорж изучил окончательные результаты испытаний и удовлетворенно улыбнулся. — Это только вопрос времени, Нген, — монотонно прибавил инженер. Он повернулся и взглянул на Первого гражданина, скрестив костлявые руки на груди.

— У нас, возможно, есть месяца три до прибытия кораблей Патруля. Этого достаточно? А в каком состоянии находится остальной флот? — поинтересовался Нген, еще не в силах забыть о Границе и архивах, хранящихся там.

— К тому времени, когда Патруль подойдет на расстояние выстрела, мы доведем «Хелк» и «Дастар» до потенциала «Лазара». Думаю, что всеми силами своего флота они могли бы уничтожить нас. Но с меньшим, — он пожал плечами, — им рассчитывать не на что.

Нген растерянно покачал головой.

— Меня поражает, что такие передовые достижения физики так долго оставались без внимания. Почему Директорат ими не воспользовался? Теперь собственное невежество их погубит. Трудно себе представить…

Джиорж, казалось, был нисколько не тронут.

— Раскапывать секреты Братства было бы опасно. Упоминание о нем возбудило бы интерес к его философии. Жажда знаний взбаламутила бы невежественных граждан Директората. Людей, тупых как бараны, гораздо легче контролировать, чем тех, которые мыслят и задаются вопросами.

Нген поднял глаза, еще не избавившись от своей задумчивости.

— Чем мы занимались последние триста лет? Как далеко мы бы уже ушли, если бы наши предки не дискредитировали Братство и не образовали Директорат на месте Конфедерации? Только представь себе… Какие чудеса ждали бы нас, если бы люди были искателями, а не безмозглыми тварями?

Джиорж безжизненно смотрел в пустоту.

— Нужно заботиться не о том, что могло бы быть, а о том, что будет, Первый гражданин…

— Как это верно, — признал Нген, все еще витая в облаках. — Возможно, нам удастся задушить Директорат и одновременно уничтожить этих диких романанов, которых они взяли с собой, — он засмеялся. — Представь себе, воины каменного века… против НАШИХ легионов? Насчет десантников еще можно беспокоиться. Но эти скотоводы? На один зуб нашим людям. Стрельба по мишеням…

— Знаешь, мы даже не должны позволить им приземлиться. Спутниковая система защиты сможет уничтожить все ШТ до одного, — Джиорж почти совсем закрыл глаза.

Нген вскочил на ноги и принялся расхаживать туда-сюда.

— Нет! Я считаю разумным нескольких пропустить. Нам понадобится уничтожить их на планете…

— А погибшие, мой дорогой Джиорж, станут мучениками Сириуса. Мученики мобилизуют людей лучше, чем любые угрозы правительства. Трупы сограждан дадут понять, что мы сражаемся не на жизнь, а на смерть. Нужно не забывать, что САМЫЕ ЛУЧШИЕ солдаты это те, которым нечего терять, которые считают себя уже мертвыми.

29
{"b":"10194","o":1}