ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Удивляясь, зачем может понадобиться такая сложная психомашина, Джиорж подумал, что, наверное, у Первого гражданина плохо со сном. Он осмотрел медицинскую психомашину, вмонтированную в стену над кроватью. Зачем Нген Ван Чжоу понадобились внушенные фантазии?

Лицо Джиоржа не меняло выражения, пока он отстегивал датчик от пояса. Чем бы Нген ни занимался, это не имело значения, пока его собственная мать получала медицинское обслуживание, а он — неограниченные ресурсы для работы.

Он прошел через люк, дважды проверив сложную охранную систему, и направился к челночным докам. По приказу Нгена, охрану не выставили. Леона Магилл прибыла час назад. Ей с Нгеном нужно было многое обсудить.

Джиорж вошел в док, подошел к челноку Леоны и поднялся на закрытый мостик. Он взглянул на систему, осторожно снял пломбы и кивнул. Ловкими пальцами он раскрыл две панели управления и начал делать то, что приказал Нген.

Ганс съежился в повторяющем изгибы тела кресле стрелка на полутемной опустевшей орудийной палубе. За большим бластером его не было видно. Он кусал губы, хмурясь и борясь с противоречивыми эмоциями. Конечно, он был влюблен в нее! Чего же еще следовало ожидать? Ни одна женщина на корабле не может сравниться с ее совершенной красотой! Эти длинные черные волосы, эти глубокие ясные глаза, юная упругость кожи, все это не переставало преследовать его.

Теперь другой мужчина дрался за ее честь! Ганс закрыл глаза, чувствуя себя совсем несчастным. Она теперь даже не удостоит его взглядом. В какое сравнение мог идти какой-то капрал, специалист по компьютерам с воином-романаном, у которого были трофеи? Воином, который готов был отдать за нее жизнь, ни больше ни меньше?

Ганс взглянул на хронометр. Схватку будут транслировать на весь корабль. Все свободные глаза будут прикованы к мониторам. Только не его, Ганса Йегера.

В полумраке орудийной палубы он скрестил руки, откинувшись в кресле стрелка и представляя себе страшную мощь бластера. В своем воображении он рисовал себя за монитором гигантского орудия во время смертельного сражения «Пули». Только его мастерство уберегло корабль — и Сюзан — от мгновенной огненной смерти.

Грезы рассеялись. Ганс снова заметил время. Уже скоро. Он не смог остаться вместе со всеми в общей комнате — с Бризом и остальными. Они еще не начали подзуживать его. Но это было неизбежно, шуточки о том, как двое романанов дерутся за его девушку.

— Боже, — прошептал Ганс. — Почему мне всегда так не везет?

Что он мог поделать?

Ничего.

Меньше чем через минуту должна начаться схватка. Его ноги отбивали чечетку на подножке, а на лице залегли складки. Он складывал и разнимал руки. Пальцы непроизвольно дергались, теребя униформу. Он НЕ МОГ сидеть спокойно.

Разозлившись, он слез на пол и нерешительно зашагал по палубе. Что такого, одним глазком взглянуть на монитор. Ничего не случится.

Кроме того, что, если этот тип, Пятница Желтая Нога, проиграет? Что тогда? Что будет с Сюзан? Сам того не заметив, он пустился бегом. Какой монитор? Только не на орудийной палубе! В любом другом месте. Он не собирается доставить Бризу такое удовольствие!

Он вынырнул из-за поворота как раз вовремя, чтобы увидеть на мониторе вверху, как сошлись двое мужчин. Инженеры Патруля тоже наблюдали, раскрыв рот. Кто из них Желтая Нога? Не может быть, чтобы этот малыш. Ганс всмотрелся в большого человека, заметив злобную гримасу на его лице и трофеи на поясе. Внутри у него что-то защемило. Это воплощение зла? И он был защитником Сюзан?

10

Ри вышел на середину спортзала и уперся взглядом в Конокрада.

— Мне НЕ НРАВИТСЯ идея схватки на ножах на МОЕМ корабле, — он не сомневался, что к каждому монитору «Пули» прилипли зрители. — Это противоречит уставу Патруля, это дико, жестоко и нелепо, — но я поклялся уважать обычаи народа. Если путь Паука в этом… ничего не поделаешь.

Ри с каменным лицом повернулся к монитору.

— Да будет известно, что Вилли Красный Ястреб Конокрад обвиняется в неподчинении. Он нанес оскорбление полковнику, командующему этим кораблем, и военному вождю, Джону Смиту Железный Глаз. Он был оставлен на свободе под мою ответственность, пока не будет улажено это дело. Я хочу, чтобы каждый романан на корабле знал, что я не потерплю никакого другого поведения, кроме уважительного, в отношении военного вождя, — Ри сдвинул брови. — Можно начинать.

Он отошел и встал рядом с Ритой.

— Этот чертов балаган, который романаны устроили на моем корабле! — гнев переполнял его и грозился вырваться наружу. Он не мог успокоиться с того самого момента, когда этот сукин сын Конокрад назвал его слова словами женщины. Вызывающий тон и внешний вид этого человека сводил Ри с ума от злости.

— Хуже того, я своими же собственными словами загнал себя в угол! — Ри раскачивался на каблуках. — Я сказал им, что обеспечу соблюдение романанских обычаев. Как, черт возьми, я мог до такого докатиться? Как мне удалось…

— Полегче, Дэймен. Все образуется, — улыбнулась Рита. — Корабль находится в скачке. Случиться ничего не может. Кроме того, — добавила она иронически, — это же ВСЕГО ЛИШЬ ножи.

Ри замер. Его губы медленно расплылись в улыбке.

— Ага, всего лишь ножи, — он окинул быстрым взглядом медкоманду, расположившуюся вдоль белой стены. — Пятница и Конокрад не имеют ни малейшего представления…

На другом конце спортзала Сюзан положила руку на плечо Пятницы.

— У тебя еще есть время избежать всего этого. Скажи — скажи Конокраду, что ты прекращаешь вражду.

— Ты бы это сделала? — спросил Пятница, слегка улыбаясь уголками губ.

Она опустила глаза и медленно покачала головой.

— Я должен настроиться, — Пятница заговорщически подмигнул и отошел в сторону, чтобы побыть одному.

Со своего места Сюзан видела, как его губы беззвучно поют песню, которую он получил от своего духа-помощника. Конокрад жестом привлек ее внимание. Он вытаращился на нее, шевеля губами, как будто обещая ей что-то несказанное. Четыре трофея на его одежде красноречиво говорили о его отваге… а для Пятницы это была первая в жизни схватка на ножах.

Желтая Нога скинул рубашку. Пружинистой походкой он вышел к середине площадки, опустив нож.

— Ты, Вилли Красный Ястреб Конокрад, проклятье для своих ближних и для Паука.

Конокрад засмеялся, он пригнулся и зажал в руке клинок.

— Ты не знаешь своего народа. Ты поступаешь так, как будто у тебя нет ни одного близкого человека! — и он стремительно, без всякого предупреждения нанес удар ножом.

Пятница увернулся и отпрыгнул, не успев ответить, а Конокрад — имея преимущество за счет длины руки — продолжал атаковать. Громила злобно смеялся, пока Пятница извивался и отступал.

— ДЕРИСЬ! — крикнул Конокрад нетерпеливо. Он строил гримасы, наступая и сверкая глазами в обещании смерти.

Пятница двигался легко, едва избегая блестящего лезвия Конокрада. С перекошенным лицом и участившимся дыханием, он крутился, пригибался, подныривал, извивался.

— Пятница здорово работает ногами, — услышала Сюзан бормотание Ри. Пятница Желтая Нога уступал в физических данных. Конокрад мог воспользоваться предупреждающим броском вперед, против которого Пятница был бессилен.

В зале стало тихо, было слышно только шарканье ног и сопение двух соперников. Пятница бросился в ноги, ухватил клинок Конокрада снизу и рванул его вверх — пролив первую кровь из рассеченного бока громилы.

Конокрад спохватился и, высвобождаясь, задел Пятницу по плечу.

— Почему он не пользуется приемами рукопашного боя? — спросила Рита у Железного Глаза. — Он мог уже несколько раз выбить нож из руки этого увальня. Фехтованием занимается!

Пятница, как будто услышав ее, подпрыгнул и нанес сокрушительный удар ногой. Конокраду удар пришелся в плечо. Железный Глаз поморщился от звука ломающихся костей.

Конокрад начал пятиться, корчась от боли. В его черных глазах вдруг мелькнуло отчаяние. Пятница Желтая Нога осторожно преследовал его.

35
{"b":"10194","o":1}