ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора
Бородино: Стоять и умирать!
История мира в 6 бокалах
Школа спящего дракона
Кремлевская школа переговоров
Сильнее смерти
Код 93
Сновидцы
A
A

Пятница маневрировал, сверкая лезвием, но опять короткие руки не давали ему добиться ничего более серьезного, чем несколько царапин на руках и ногах противника. Но все равно, поврежденная рука выбила Конокрада из колеи.

Бросок был внезапным. Конокрад выбросил лезвие снизу, и, как ни был проворен Пятница, — он не смог совсем избежать ножа. Он вошел ему в подвздошную область живота и застрял там.

Сюзан вскрикнула от страха и зажала рот ладонью.

Конокрад сгруппировался, собираясь нанести удар ногой Пятнице в голову. Уклонившись от ноги Вилли, коротышка ринулся вперед, несмотря на засевший в его теле металл. Они сцепились в борьбе, пачкая друг друга кровью.

Пятница резко рванулся в сторону и изо всех сил нанес удар своим клинком, вонзив его в мускулистый живот Конокрада, из которого вывалились кишки и потроха.

Конокрад издавал нечеловеческие вопли, пока острие не разорвало диафрагму. Они расцепились, шатаясь, и повалились на маты. Дымящаяся кровь сливалась в одну лужу. Воздух пропитался острым запахом желудочных соков, сочившихся из поврежденного кишечника Вилли.

Медкоманда кинулась вперед. Пятница с трудом поднялся, корчась от натуги и боли. Одной рукой он держался за рукоятку ножа, торчавшего у него в животе. Он отпустил его ровно настолько, чтобы снять трофей с головы Конокрада, поднять его над головой и спеть свою военную песню.

Медики остановились, побледнев от этого зрелища. Сюзан боролась с охватившим ее головокружением. Моргая глазами, в которых уже начало темнеть, она зарылась в плечо Риты, кусая губы до крови, чтобы не закричать от страха и ужаса.

— Я убила его! — как в бреду твердила она.

— Перестань! — голос Риты был холодным, как сталь. — Встань прямо, черт возьми, — в ее голосе было презрение. — С ним все будет в порядке. Я думаю, что медики смогут спасти и этого ублюдка Конокрада.

Сюзан захлопала покрасневшими от непролитых слез глазами.

— Что?

Она обернулась, не веря своим ушам. Медики уже погрузили Конокрада на антиграв и поспешили по направлению к госпиталю.

— Да, конечно, черт возьми, — прорычала Рита. — Ты что, думаешь, что Ри позволит им поубивать друг друга? Бластеры — это другое дело, а так, если только какой-нибудь из этих придурков не срежет другому голову, медики все могут поправить. Однако я сомневаюсь, что Конокрад очень скоро встанет на ноги.

— Это правда? — вдруг спросил Железный Глаз, обратив свой подозрительный взгляд на Ри.

— Чистая правда, — самодовольно признал Ри, обкусывая кончик одной из своих сигар.

— Значит, ты мог бы спасти майора Рири, когда я зарезал ее, — с упреком сказал Железный Глаз.

Ри непринужденно кивнул.

— Мог бы. Она предала меня, — полковник поднял голову с горькой усмешкой. — Не люблю предателей. А как раз сейчас… мне нужна преданность. Рири ненавидела бы меня всю жизнь. Конечно, вы с Ритой тоже огорчили меня, но мы стремимся к одной цели. Вас двоих мне… нечего опасаться, — Ри отвлекся, чтобы посмотреть, как Пятницу с перекошенным от боли лицом транспортируют на антиграве. Сюзан шла сзади, заламывая руки.

Ледяные зеленые глаза Риты посуровели.

— Я спрашиваю себя, не ошиблась ли я с этой девушкой? — сказала она вслух с горечью и сарказмом.

Ри удовлетворенно затянулся сигарой, наблюдая за палубной командой, уже принявшейся за очистку помещения от крови и вонючей липкой коричневой жидкости.

— Что так? — спросил он. — По-моему, она тебе нравилась.

Железный Глаз обратил на нее свой колючий взор.

— Я говорил, что от романанской девушки добра не жди.

Рита посмотрела по очереди на каждого из мужчин.

— Да ну, я не… я просто не знаю, сможет ли она все выдержать в конечном итоге. Она слишком эмоциональна. Идет на поводу у своего сердца, вместо того, чтобы думать головой. Когда-нибудь это ее погубит.

— Она молода, — рассеянно сказал Ри. Он обратил свое угловатое лицо к Рите. — Я уверен, что, получив от тебя пару раз по заднице, она подтянется. К нам на службу присылают мужчин, которые поначалу еще хуже этой девчонки.

Ри прищурился, видя, что лицо Риты осталось таким же суровым.

— Полно, майор! Ты не умеешь рассуждать. Сколько ей, восемнадцать? Ну максимум двадцать? Вспомни себя в этом возрасте. Подумай об этом, — Ри улыбнулся, игриво ударив Риту кулаком в плечо, и направился прочь небрежной походкой.

— Ну? Что думаешь? — она с вызовом посмотрела на Джона Железный Глаз.

— Ты знаешь мое мнение по этому поводу, — военный вождь и глазом не моргнул.

— Да, я знаю, что ты о ней думаешь, — отчеканила Рита. — Вот только не понимаю почему, — и она зашагала к люку.

Сюзан открыла люк и вошла в каюту майора. Сарса лежала на койке, приподняв колени и прикрыв глаза, на голове у нее было устройство связи.

Сюзан откинула свою койку и устало повалилась на жесткий матрас. Совершенно обессилев, она стянула одежду и подстроила температуру.

— Где ты была? — Рита рассматривала ее, едва приоткрыв глаза.

— В госпитале.

— Как у него дела?

— Хорошо. После обеда все время спал. Медики сказали, что через неделю встанет на ноги. С Конокрадом… все еще неясно. С внутренними повреждениями сложнее. Медики говорят, что вообще в таких случаях шансы на выживание процентов тридцать. Но для романана? Они затрудняются сказать — может быть шестьдесят.

— Значит, он все время спал? — Рита приподнялась, снимая головное устройство. — Ты закончила свои тактические таблицы?

Сюзан потупила глаза.

— Нет, — она отчаянно взглянула на Риту. — Я слишком волновалась за Пятницу. Что, если бы он умер, пока я занимаюсь таблицами?

— Надо думать, ты бы пошла на похороны, — холодно сказала Рита. — С этого момента никаких оправданий быть не может. К концу каждого дня все задания должны быть выполнены, — она выдержала паузу, а затем взорвалась: — ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ДЕВОЧКА! — тяжелый кулак обрушился на панель. — Ты явилась из мира, в котором даже нет письменности. Тебе за месяц нужно наверстать пятнадцать лет обучения! Ты почти…

— Мне казалось, что я делаю успехи, майор, — Сюзан не могла заставить себя взглянуть в эти неумолимые глаза.

— Не хвались, дорогуша! Запомни, что через месяц ты должна пересечь финишную черту. Тебя ждет целая планета сириан, только и думающих о том, как бы прикончить тебя. Подохнешь! Поняла? Тогда уже будет не до переживаний по поводу Пятницы… или кого-нибудь другого. Твоя жизнь в твоих руках.

Сюзан сглотнула, кивнув головой.

— Например, скажем, твое подразделение прочесывает пригородную местность. Вас встречает шквал огня с ШТ. Где ты будешь искать укрытия?

Сюзан на секунду задумалась.

— Ну, наверное, в ближайшем здании.

— Тебя убили дважды, — голос Сарса был холоднее льда. — Во-первых, ты слишком долго думала. Во-вторых, бросаться надо в люк кабелепровода. Это система тоннелей, по которым проходят энергетические, оптические и коммуникационные кабели. Они уходят под землю на двадцать футов.

— Я никогда не слышала о кабелепроводах, — пыталась оправдаться Сюзан, чувствуя гнев своего майора.

— Об этом и речь, — Рита встала. — Ложись спать. На завтра у тебя новая программа. Я хочу закончить с тактикой и начать знакомить тебя с Сириусом. Во всех отношениях. Начиная с колониальной истории Советов и заканчивая переработкой мусора. Ты все это должна знать, — и с этими словами она повернулась и вышла из комнаты.

Сюзан еще несколько минут не могла прийти в себя. Сердце вырывалось из груди. Нервное напряжение и голод сжимали желудок. Чувствуя себя несчастной, глупой и напуганной, она заказала в автомате что-нибудь перекусить и уселась за систему. Будь проклята эта Рита — она закончит тактические таблицы! Проглотив с кофе две стимулирующие таблетки, она вызвала тактические таблицы и начала с ними работать.

— Я докажу ей, — бурчала Сюзан про себя, возмущаясь несправедливостью. — БОГ СВИДЕТЕЛЬ, Я ДОКАЖУ ЕЙ!

36
{"b":"10194","o":1}