ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В ее глазах отразилась смутная тоска.

— Ладно, — он разложил вторую койку, которой он никогда не пользовался. — Прыгай туда.

Она задумчиво посмотрела на койку, поджав губы.

— Я… А что, неплохая идея. Но я…

— Что?

— Да нет, ничего, — она покачала головой и непроизвольно вздохнула.

— Я бы лучше поболтал. У нас с тобой больше никого нет. Никто другой не поймет, откуда мы… кто мы, — он вскинул голову.

На ее лице отражалась внутренняя борьба.

— Знаешь что, я просто хочу… чтобы меня обняли. Ничего больше, Железный Глаз, — она прикрыла глаза. — Просто было бы замечательно узнать, что во вселенной есть другое теплое человеческое тело.

— Мне кажется, я понимаю, — ответил он. — Давай, ложись рядом. Я ничего тебе не сделаю.

— Железный Глаз, что бы я без тебя делала, — покорно прошептала она, когда он лег и обхватил ее руками. Через несколько минут по ее дыханию стало ясно, что она уснула.

Он обнимал ее всю ночь, смотря в темноту и размышляя.

Леона Магилл впервые заподозрила что-то неладное, когда курс челнока изменился. Она нахмурилась и перешла на пилотируемый режим. Ничего. Никакого эффекта.

Затем на ее экранах появился другой челнок.

Она по системе вызвала приближавшийся корабль.

Ответа не было.

Ей очень быстро стало ясно, что система связи не работает.

Хуже того, она снижалась к планете, удаляясь из поля зрения «Хелка», где она занималась новыми щитами.

Она отчаянно рванула крышку управляющей панели. Черного ящичка там не должно было быть. Провода уходили к компьютеру и системе связи. Внимательно осмотрев его, она обнаружила источник питания, соединявшийся с черным ящичком при помощи серебристого проводка. Детонатор. Нужны специальные инструменты, чтобы его обезвредить, иначе он уничтожит управление системами жизнеобеспечения.

Выругавшись, она посмотрела на монитор, показывавший приближавшийся челнок. Патруль? Они все это устроили, чтобы заманить ее в западню? Она в отчаянии выхватила бластер и бросилась по проходу на главную палубу.

Не иначе как Патруль. Будь они прокляты! Этому Скору Робинсону она живой не дается. Пошли они к черту со своей психообработкой! Леоне Магилл было лучше погибнуть, чем стать послушным манекеном Директората.

Раздался скрежет, когда другой челнок коснулся ее корабля. Корпус задрожал. Она посмотрела на шлюз. Прибор показывал, что давление слегка упало. Люк разгерметизировался и распахнулся.

Леона пригнулась за креслом и навела бластер на люк, готовая в любую секунду выстрелить.

— Леона? — позвал приятный голос.

Она нахмурилась.

— НГЕН? Это ты? Что происходит, черт возьми?

— Потерпи, я все расскажу, — в голосе Ван Чжоу чувствовалось облегчение.

— В моем пульте управления кто-то копался, — сердито сказала она ему. — Мне не нравятся эти игры. Ты в этом замешан?

— О, я все объясню, — весело выкрикнул он, появляясь в шлюзе с доброжелательной улыбкой на устах. При виде бластера его глаза расширились. — Ты что, меня не помнишь? Я же свой.

Она осторожно встала, все еще настороже.

— Почему ты здесь? Как ты узнал, что у меня будут неприятности?

— Ты что, не слышала? — Нген скрестил руки и прислонился к шлюзу. — Хотя это все равно было бы бесполезно.

— Что слышала? — спросила она, еще больше нахмурившись. Бластер все еще был направлен ему в живот.

Он заметил, что ее рука не дрогнула.

— Ты всегда отличалась… хм, назовем это проницательностью. Я явился по твоему сигналу бедствия.

Его доброжелательный тон сбивал ее с толку.

— ТЫ испортил мою систему управления? Но… зачем?

Он оттолкнулся от стены в невесомости и сделал сальто через спинку кресла, все еще не приближаясь к ней.

— Да, я совсем забыл, — он кивнул. — У нас очень мало времени. Всего несколько минут, чтобы благополучно перебраться на «Хирам Лазар».

Ее сердце начало сжиматься от страха. Кровь стучала в висках, во рту пересохло.

— О чем ты говоришь? Скажи мне, Нген. Говори же… или я пристрелю тебя.

Он радостно усмехнулся, его темные глаза горели неестественным возбуждением.

— О, я знал, что по-доброму тебя будет не взять, дорогая Леона.

— Я не твоя дорогая! Ни сейчас и никогда, ты грязный… — прошипела она, еще больше испугавшись. В глазах помутнело, и она заморгала; по телу пробежала легкая дрожь.

Улыбка Нгена расплылась.

— Это будет чрезвычайно приятно, Леона. Мне всегда было интересно, что может чувствовать с тобой мужчина.

Челнок как будто уходил у нее из-под ног. Она в отчаянии прицелилась и нажала на гашетку, ожидая отдачи. Ничего! Она снова и снова пыталась выстрелить, в то время как внутри челнока все подернулось дымкой. Ее вдруг вывернуло наизнанку и фонтаном стошнило на палубу.

Сквозь туман она заметила, как Нген нырнул в сторону и бросился к ней.

— Прекрасно! — фыркнул Нген, беря ее безвольную руку. — Ты могла так просто меня убить. Ты будешь великолепной, дорогая. Конечно, мне пришлось вставить холостой заряд в твой бластер. Джиорж позаботился об этом тогда же, когда он, скажем, модифицировал твой пульт управления.

— Чч-ччч-чт-т… — она пыталась что-то сказать. — Чт-т-т…

— Что я с тобой сделал? — подсказал он, вытаскивая ее из шлюза и волоча как нечто безжизненное в свой корабль, при этом невинно улыбаясь. — Очень просто, моя дорогая Леона. Я отравил тебя газом.

Она тупо наблюдала, как он вытаскивал из носа маленькие трубочки и затычки. Они были совершенно скрыты его усами.

— О, я мог подождать и не входить, пока ты не отрубишься, — его щека странно дернулась. — Но это дало мне незабываемое ощущение того, что ты можешь так легко убить меня. После этого ты мне еще больше нравишься.

Он привязал ее к креслу, весело насвистывая. Пытаясь сосредоточиться, она повернула голову настолько, чтобы видеть его. На нее накатилась тошнотворная волна перегрузки. Она перестала замечать время.

Затем Нген уже стоял рядом, и Леона поняла, что гравитация вернулась. Он легко вскинул ее на плечо и зашагал к шлюзу. Она смутно узнавала интерьер «Хирам Лазара». В пустом коридоре им никто не встретился.

Нген протлел через люк в роскошно обставленную комнату. Приглушенный свет менял оттенки: от светло-оранжевого до салатного.

Нген опустил ее на кровать, надел на руки и на ноги полицейские оковы и вышел на связь.

— Мы вернулись, Джиорж. Как результаты?

— Превосходно, — начал бледный инженер, но она с трудом разбирала слова.

Нген слегка кивнул, улыбаясь уголками губ. По его глазам можно было изучать, что такое сосредоточенность. Через некоторое время он сказал:

— Я приду на мостик, чтобы обратиться к массам. Все-таки это ужасная трагедия.

Он отвернулся от погасшего монитора.

— Дорогая Леона. Я должен обратиться к нашим согражданам. Они безмерно скорбят о твоей безвременной кончине. В это тяжелое время им нужно руководство. Не бойся, дорогая моя. Я вернусь, чтобы утешить тебя. Кроме того, придя в себя, ты будешь намного привлекательнее, — с этими словами он вышел из комнаты.

В наступившей тишине Леона попробовала собраться с мыслями. Люди скорбят? О ее кончине? Ерунда какая-то. Ее мысли путались. Она впала в забытье.

Сновидения принесли Леоне временное облегчение. Она наслаждалась безопасностью отцовского дома. Черно-серые скалистые просторы искрились в свете голубой звезды, освещавшей мир горнодобытчиков Атлас-4. За пределами купола простирались скалистые равнины, покрытые метановым льдом.

Она чувствовала себя уютно дома, даже вспомнив, что это было давным-давно. Она попыталась повернуться, но не смогла. Рассердившись, она забилась и проснулась, глядя на голографию звездного поля. Она зевнула и попробовала потянуться. Оковы были плотными. Ей было просто не пошевелиться.

— Что за… — она захлопала глазами и постаралась освободиться, одновременно разглядывая незнакомую обстановку. Нген? Но это ведь тоже был сон, как и отцовский дом.

38
{"b":"10194","o":1}