ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она приподняла голову и оглядела свое обнаженное тело. Изогнув шею, она увидела полицейские оковы. Это был не сон. Она точно помнила, что была одета. Ее бластер! Она попыталась приподнять голову насколько возможно. Комната была пуста.

— Помогите! — закричала она что есть мочи. — Помогите! Пожалуйста, помогите!

Ничего. Все так же тихо.

— Освободи меня, Нген Ван Чжоу, будь ты проклят!

Прошло двадцать минут, прежде чем он вошел со своей неизменной доброжелательной улыбкой.

— Будь ты проклят, ублюдок! — бросила она ему. — Отпусти меня сейчас же! — она с яростью уставилась на него, понимая, что они в неравном положении.

Нген непринужденно присел на кровать, пожирая глазами ее теплую плоть.

— Мне всегда было интересно, какая ты под всеми своими безвкусными тряпками. Не ожидал, что ты можешь быть такой гладкой и соблазнительной, — вкрадчиво сказал он.

— Что ты… ты… делаешь? — вырвалось у нее, когда он стал гладить ее. Она судорожно забилась. Оковы держали крепко.

— Я собираюсь научить тебя наслаждению, — прошептал он, выскальзывая из рубашки и штанов.

Она широко раскрытыми глазами уставилась на его голое тело.

— Ты сошел с ума! Это изнасилование! НГЕН, ТЫ СОШЕЛ С УМА!

— Нет, дорогая Леона, я не сошел с ума, — он снова устроился рядом с ней. — Мне нужно избавиться от тебя. Ты создаешь слишком много проблем. Видишь ли, я больше не доверяю твоим суждениям. Народу нужен новый мученик — лидер, погибший за общее дело. Ты прекрасно подходишь. Твоя преданность революции прославляется всеми рабочими и профсоюзными организациями. В эту самую минуту они маршируют по улицам с твоим портретом и песнями борьбы на устах. Завтра они будут работать с удвоенной производительностью.

Ее передернуло, когда он склонился над ней. Она заскулила и попыталась отстраниться.

— Что… что ты с-собираешься со мной д-делать?

Он удивленно посмотрел на нее.

— Как что? Доставить тебе удовольствие, дорогая Леона.

— Я… я… имею в виду после, — она старалась говорить ровно, не в силах смотреть ему в глаза.

Он весело рассмеялся.

— Дорогая моя женщина! Я буду снова и снова доводить тебя до экстаза. Пока ты приносишь мне удовольствие, я буду заботиться о твоем здоровье. Справедливое условие, верно? — он снова опустил голову.

Ее голос стал хриплым.

— Ты хочешь сказать, что люди считают меня… МЕРТВОЙ?

Он поцеловал ее в шею, слегка покусывая. Она попыталась вырваться, но он удержал ее.

— Да, чуть не забыл, моя мраморная красавица. Твой челнок сгорел, войдя в атмосферу. Создается впечатление, что Директорат готов на все. В данный момент они пытаются обезглавить революцию, лишить ее лидеров.

— Значит, живой мне отсюда не выйти? — слова застряли у нее в горле.

— Это привело бы всех в замешательство, — он, казалось, был искренне огорчен. — Ты же не хочешь разочаровать народ. Они воодушевлены трагичностью происходящего.

— ТЫ ЧУДОВИЩЕ! — прошипела она, снедаемая страхом и стыдом, когда он забрался ей рукой между ног. Она вздрогнула от его прикосновения.

— А ты девственница, — заметил он. — Как это тебе удалось? В твои почти тридцать лет!

Она отвернулась, пытаясь взять себя в руки.

Он сразу же отступил, оставив ее, дрожащую, на кровати. Она безумно уставилась на него, не веря своим глазам. В сердце зародилась слабая надежда. Могло ли быть такое, что… что он теперь ее отпустит?

Он налил себе и присел у кровати, отпивая из бокала и как бы не замечая ее.

Наконец, он поднял глаза.

— Ну что, получше? — он улыбнулся и поставил бокал, снимая со стены необычное устройство связи и надевая его ей на голову.

— Расслабься, — тихо сказал он. — У нас много времени, и я не хочу, чтобы ты была зажата. Это поможет.

Он склонил голову. Прикосновение его языка заставило ее вздрогнуть. Стиснув зубы, она пробовала сопротивляться. От этого становилось только хуже. Ее тело охватил жар, психомашина кружила голову своими образами. Она с ужасом поняла, что ее тело отзывается на его ласки.

— Видишь, — радостно пропел он, — ты учишься удовольствию.

Она закричала, когда он опустился на нее, и ее пузырь и кишечник не выдержали и опорожнились.

11

— Ты должна слушать и запоминать. Стратегия — это план игры для каждой операции, — объясняла Рита, постукивая пальцами по ладони, когда они быстро шли по длинному белому коридору. — Стратегию нужно знать, потому что, как только бой начинается, все происходит не так, как было задумано. Считай это важнейшим правилом ведения войны. Не зная того, что планировалось, ты не сможешь оценить тактические изменения и запутаешь ситуацию еще больше.

Сюзан кивала, стараясь усвоить лавину идей, которую обрушивала на нее майор Сарса. Они рысцой завернули за угол. Сражаясь с зевотой и моргая глазами, она старалась повторять про себя все, что говорила Рита.

Люк открылся, когда Рита притормозила, и Сюзан чуть не налетела на нее сзади; она окунулась в атмосферу шума и суеты. Говорили все сразу — стараясь перекричать друг друга, — наполняя военный штаб оглушительным гулом. Все стены до последнего дюйма были заняты цветными мониторами, демонстрировавшими таблицы, графики, схемы или голографические изображения Сириуса, городов и военных кораблей.

Сюзан нервно глотала слюну, оглядываясь на старших офицеров, и старалась не отставать от Риты. Моше Рашид и Железный Глаз склонились над картой поверхности. Моше указывал на что-то, а Железный Глаз сосредоточенно кивал.

— Смир-НА! — прогремела команда. Все вытянулись и оборвали свою речь на полуслове.

Уже знакомая с порядками, Сюзан застыла как вкопанная и вскинула подбородок. Уголком глаза она видела, как размашистой походкой вошел полковник Ри, отдал честь и скомандовал «вольно». Все снова заговорили и сгрудились вокруг стола.

Рита нашла свободное место и села, продолжая получать информацию по устройству связи. Сюзан устроилась позади нее. Железный Глаз грузно опустился рядом с Ритой, не переставая тихо переговариваться с Моше.

— У всех имеются предварительные расчеты, — начал Ри, встав во главе стола, скрестив руки и сверкая глазами. — Большинству из вас эта операция прекрасно знакома. Единственное отличие от обычных учений — это дислокация романанов и их действия в боевой обстановке.

Железный Глаз хищно прищурился.

Появилась голография самого большого континента на Сириусе. Сюзан поняла, что это Экрания, основная промышленная зона.

Голография увеличилась.

— Здесь, — вспыхнули огоньки, — расположены известные нам точки спутниковой защиты. Они представляют из себя маленькие станции, личный состав которых обслуживает бластер или лазерную пушку. Они могут больше всего помешать действиям ШТ. Моше? — Ри перевел взгляд.

Капитан Моше Рашид поднялся и откашлялся.

— ШТ будут стартовать с интервалом в двадцать минут. По нашим расчетам, мы рассредоточимся настолько, чтобы избежать возможного массированного огня, и не будем включать двигатели, чтобы снизить вероятность обнаружения. Судя по имеющимся разведывательным данным, можно предположить, что они недооценили маневренность и скорость ШТ. В первый заход мы максимально воспользуемся гравитацией. Одновременно мы сможем засечь спутниковую защиту. Со второго захода мы разделываемся с этими станциями и замедляемся для проникновения на планету. Команда номер один, состоящая из десантников и романанов с «Пули», высаживается во всех крупных городских районах Экрании. Сломав промышленный хребет планеты, мы лишим мятежников материально-технической базы и нанесем им тяжелый психологический удар. Команды номер два и три с «Братства» и «Победы» займутся другими континентами.

Ри прервал его.

— Железный Глаз, твои люди хотя бы понимают, с какой стороны к этому подойти? — вокруг его рта залегли складки.

Джон встал, глядя на него глазами прикованного коршуна.

— Думаю что да, полковник. Все мои группы просмотрели сценарии, проигранные системой. Если не считать новизны планеты, то мы просто усложняем обычное для набегов поведение.

39
{"b":"10194","o":1}