ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И ты не знаешь, куда они отправились? — нахмурился Железный Глаз.

— Нет, известно только, что они покинули заселенный космос на-заре Директората. Они забрали все до последней голографии, погрузили все на свой флот и исчезли. Куда, никто не знает. Многие годы это оставалось большой загадкой. Затем — как всегда бывает — интерес со временем притупился, а Директорат скрыл эти сведения от всех, кроме немногих избранных.

— Но Нген что-то обнаружил, — напомнил Железный Глаз. Он напрягся под воздействием силовых полей, высушивавших его кожу. Он облокотился руками на перегородку. — Ты встревожен, Дэймен. Это в свою очередь тревожит меня. Во что я ввязываю своих людей? Не знаю, как это делается здесь, но на Мире, в походе, я бы сказался больным, убежал домой и стал бы ждать лучших времен.

Ри хлопнул ладонью по сушилке.

— Ага, жаль, что мы не можем этого сделать, — он обвел рукой вокруг. — Этот корабль уже на пределе. Конечно, мы все подлатали — но это все-таки заплаты, черт возьми. Нам нужен капитальный ремонт, после того что нам устроила «Победа». Нам нужно время, чтобы подготовить твоих людей и возместить потери личного состава. Мы ослаблены.

Железный Глаз почесал подбородок.

— Но у нас нет особого выбора, так ведь? Путь Паука ждет нас. Тот, кто не ступит на него, не обретет славы.

Ри натянул форму через голову, застегнув ремень на поясе.

— У воинов никогда не бывает особого выбора, правда? Я думаю, что мы… Черт! Я не знаю, в какую заваруху мы попадем, Джон. Жаль, что с нами нет пророка.

Железный Глаз оделся в свою новую форму Патруля — такую легкую по сравнению с кожей — и потрогал изображение Паука на ткани. Он перекинул косы через плечо и вытянул руки, расправляя тонкую ткань.

— Не надо переоценивать пророков. Если бы он с тобой был, то свел бы тебя с ума своими вопросами и уклончивыми ответами. Пророки не дают человеку спокойно спать. Нам, простым смертным, не стоит соваться в будущее. Там один ужас. Не стоит узнавать о своей судьбе — о трагедиях, которые тебя ждут.

Ри задумчиво нахмурился.

— Может быть ты и прав, но, Джон, помни, что там все может полететь к черту. На войне случается столько всего непредвиденного — вроде шального попадания в нас Майи в битве над Миром. Да чего я, ты же стреляная птица, все знаешь сам. Эта операция со слишком многими неизвестными. Необученные войска, неизвестные возможности сириан, неуверенное руководство, политические интриги. Да и Патруль может в последний момент выступить против нас. Ты, должно быть, думаешь о том, что будет, если Паук нас всех в конце концов надует.

Железный Глаз похлопал его по плечу.

— Не волнуйся, дружище. Я уже имел дело с Пауком и видел неопределенное будущее.

— Это верно, но Сириус — это незнакомый мир. Совсем не то, что поход за лошадьми… как ты, я надеюсь, понимаешь.

Железный Глаз подмигнул.

— Паук будет хранить нас. Мне нужно будет продолжить заниматься чтением.

— А что, если Паук отвернется? — не отступал Ри.

— Тогда я буду действовать по-другому, — Железный Глаз замолчал. — Полковник, за это не беспокойся. Любой военный вождь должен уметь действовать по обстановке. Если мы явимся туда, а Сириус смешает все наши планы, то будем просто следовать интуиции. Но больше всего мне не хотелось бы проиграть. И никому из романанов тоже. Это придает нам силу.

Ри погладил подбородок, когда военный вождь зашагал по белому коридору.

— Надеюсь, что сил нам хватит.

Ганс хлопал глазами, изо всех сил стараясь не уснуть.

— Знаешь, у нас осталось не так уж много времени, — проворчал он. Они с Сюзан не вылезали из чрева компьютерной системы «Пули» уже почти два дня.

Как раз когда они сидели и думали, как же им удастся найти время, чтобы всерьез заняться компьютерами корабля, вошла Рита и вдруг — хотя и без особой радости — дала Сюзан передышку. Она разрешила ей тогда взять два выходных и расслабиться.

Если бы кто-нибудь обратил внимание, то заметил бы, что в то же время капрал Ганс Йегер попросил — и получил — два дня самостоятельной работы «для дальнейшего изучения передовых методов обслуживания компьютеров».

Прошло сорок три часа — в углу выросла груда пакетов из-под еды и стоял контейнер для личных отходов, — а они еще практически не сдвинулись с места.

— Попробуй код капитана, — наконец предложил Ганс, склонившись над экраном переносного монитора. — Когда-то, раньше, кораблями командовали капитаны, а не полковники.

Монитор Сюзан тут же выдал ряд символов.

— Что это?

Ганс едва мог пошевелиться в узком лазу. Они проникли в запретную зону корабля; но если не произойдет крупной неисправности в системе, никому не придет в голову снимать аварийную панель и пробираться по кабелепроводу, через силовые и вакуумные кабели туда, где они прятались.

— Господи! — выдохнул Ганс. — Вот оно! Теперь нам остается только вычислить, как получить полномочия пользователя. Интересно…

— Думаешь, они их требуют для Братства? — спросила Сюзан. — Если эта информация такая древняя, как ты говоришь, то, может быть, она не была защищена? — она ввела команду.

— Невозможно. Они… — в ту же секунду монитор начал выдавать информацию.

— О, неужели? — самодовольно спросила она, боясь оторвать глаза от экрана, чтобы торжествующе улыбнуться.

— Этот материал даже не является секретным! — Ганс был потрясен до глубины души.

— Давай посмотрим. Технология, — догадалась Сюзан, входя в другой раздел системы. Высветились цифры и текст. — Ты что-нибудь понимаешь?

Ганс подполз поближе, чувствуя ее запах и ощущая голой рукой ее тело. С усилием оторвав внимание от девушки, он начал разглядывать подразделы.

— Давай начнем с вооружений, — решил он. — В конце концов, мы здесь из-за этого проклятого бластера.

Он вошел в файл, и на экране появились различные схемы и диаграммы.

— Совсем не такие, как у нас, — вслух размышлял он. — Боже мой, ничего удивительного, только посмотри! Для каждого из вот этих больших нужна огромная пластина гиперпроводника.

— Что это?

— Ну, для нас это дорогостоящий, сложный для производства сплав. Сверхпроводник пропускает электроны без сопротивления, так? Ну а гиперпроводник — это следующий шаг, он отражает электроны и направляет их в определенном направлении и с определенной мощностью.

— Ну возьмем хотя бы бластер. Силовой кабель, идущий к бластеру, дает энергию, правильно? Гиперпроводник окружает конец кабеля и стержень из тяжелых элементов, который служит зарядом. Когда силовой кабель запитывается, генерированное в гиперпроводнике поле разрушает силы, сохранявшие стабильность атома в стержне. Происходит мгновенная реакция с определенным зарядом энергии. Гиперпроводник возбуждается от этой реакции и при помощи равнозначного заряда выталкивает атомы прочь, то есть в ствол бластера. Гравитационные поля сдерживают выброс и позволяют сфокусировать его. Именно для этого нужны кольца вокруг орудийных стволов.

— То есть, имея большее количество гиперпроводника, они получают больше энергии?

— В принципе да, но в то же время я чего-то не понимаю. Посмотри на эту конструкцию. Она здесь названа усилителем Фуджики. Интересно, что он делает?

— А почему у нас нет гиперпроводника в большем количестве?

— По очень простой причине, — пробормотал Ганс и пожал плечами, пристально разглядывая усилитель Фуджики и пытаясь определить его назначение. — Этот материал очень трудно производить. В то же время без него атомные поля становятся трудно управляемыми и требуют оборудования гигантских размеров и невероятного количества энергии. Любое манипулирование возможно только при условии, что удастся разделить и изменить спектр спин лептонов. Это привело к тому, что Директорат пустил весь гиперпроводник на гравитационные панели станций, энергетические блоки реакторов антивещества, субкосмические трансдукторы и прочие прелести современной цивилизации. Вероятно, им пришлось потрясти Патруль, чтобы добыть гиперпроводник для гражданских целей.

46
{"b":"10194","o":1}