ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рита промолчала, и Сюзан продолжила:

— Я знала, на что шла. Иверсон просто случайно проходил мимо, когда Ганс открыл аварийную панель. Остается только надеяться, что он будет держать язык за зубами. Если Пятница узнает… Ну, понятно, что возникнут… сложности.

Рита удивила ее.

— У тебя хватило ума, чтобы не залететь?

Сюзан одарила ее озорной улыбкой.

— Хм, майор, я воспользовалась вашим средством.

Рита засмеялась и встала потягиваясь. Она откашлялась, потирая веснушчатые руки. Взяв из автомата чашку кофе, Рита с бесовским огоньком в глазах прислонилась к переборке.

— Знаешь, женщина-воин, если освобожденные женщины-романаны будут создавать такое же море проблем, как ты, то я не уверена, что Директорату это будет по зубам.

Сюзан развела руками.

— А почему я не могу иметь такую же свободу, как другие женщины? Я чувствую себя как… под микроскопом! Я хочу иметь в жизни хоть немного приключений. Мне хочется узнать мужчин — но дело в том, что я во многом чувствую себя… стесненной.

Рита медленно кивнула.

— Я могу задать один вопрос? Если не хочешь, можешь не отвечать, — увидев, что Сюзан кивнула, она продолжила. — Почему именно Ганс? Что такого ты увидела в…

— Он джентльмен, — уверенно сказала Сюзан. — Он ласковый и добрый человек, — подумав, она добавила: — Кроме того, он не представляет угрозы. Хм, я, э-э…

Рита кивнула с пониманием. Затем она засмеялась.

— Боже мой! Я чувствую себя матерью… а я ведь не намного старше тебя.

— Лучше бы вы чувствовали себя моим другом, — Сюзан старалась говорить ровным голосом, без всяких намеков на подспудный вызов. — Я до сих пор обходилась без матери.

Рита одобрительно улыбнулась.

— Знаешь, ты вызвала во мне странные чувства. Может быть, я подсознательно ищу в тебе то, чего мне самой всегда не хватало, — она опустила глаза. — Когда-то я хотела иметь семью. Не получилось. Возможно, что в тебе я увидела реализацию той потребности, которая казалась мне давно угасшей, — за этим скрывалась боль.

Сюзан знала, что покраснела.

— Это для меня большая честь, Рита. Может быть, я слишком вас идеализировала, считала самим совершенством, железным характером, неуязвимой, воплощением мастерства и профессионализма. Возможно я не воспринимала вас просто как человека, — наступила неловкая тишина. — Я могу задать один вопрос?

Рита улыбнулась и повалилась на койку, глаза ее смотрели с теплотой и лаской — хотя и не без волнения.

— Конечно.

Сюзан не могла не удивляться произошедшей в Рите перемене — ранимости, которую она видела в новой Рите Сарса: — Раз уж мы говорим о мужчинах — что у вас намечается с Железным Глазом?

Глаза Риты расширились.

— С Железным Глазом?

— Вы друг другу совсем не безразличны, — Сюзан не отрывала глаз от Риты. Лоб майора изрезали морщины, и она погрузилась в задумчивость.

Наконец Рита пожала плечами.

— Я не знаю. Мы не относимся друг к другу как возлюбленные. Я не понимаю природы наших отношений. За нашими плечами слишком много горя. Мы давно уже похоронили своих любимых. Нам досталась нелегкая доля от Паука, — она закончила, вжав голову в плечи. — Я никогда не думала о себе и о нем с этой точки зрения. Сознательно, во всяком случае.

— Если когда-нибудь нужно будет поговорить об этом…

— Хорошо, — прошептала Рита с сияющими глазами. — А сейчас можешь не волноваться насчет майора Иверсона. Я с ним сама разберусь, и с Пятницей тоже, если понадобится. Ты устало выглядишь. Видно, Ганс представляет из себя нечто большее, чем я думала, — ее улыбка стала озорной. — Если он так хорош… и тебе он надоест… стоит оставить его мне.

— Ему бы это понравилось, — соврала Сюзан, зная, что Ганс упал бы в обморок.

— Если ты завтра опоздаешь на занятия, я могу проявить снисхождение, — Рита заговорщически подмигнула ей и выключила свет.

Сюзан стянула в темноте одежду и устало опустилась на койку. Она позволила себе широко и торжествующе улыбнуться. Даже бессмертная Лита Добра не смогла бы придумать ничего лучше, чем Сюзан Смит Андохар!

— Да посмотри! Даже шрама нет! — Пятница приспустил штаны, показывая на гладкую кожу живота.

— Ты такой маленький, и при этом заимел такие большие яйца. Срезал у лошади что ли? — проворчал Патан Смит.

Пятница сурово, с прищуром, посмотрел на него и натянул штаны.

— Если ты считаешь, что мои яйца большие, то ты еще не видел другую мою штуку, когда… А, не стоит вызывать у вас зависть. Видишь ли, в этом преимущество маленького роста. Пока вы все росли, я оставался маленьким, чтобы у меня могло вырасти кое-что другое…

— Угу, — откликнулся Тоби Гарсиа Андохар со своего места у системы. Ему явно надоело. Он снял головное устройство и потер красный след, оставшийся на лбу. — Без тебя, Пятница, я уже начал забывать, как хороша жизнь, — он махнул рукой в сторону системы. — Нам теперь ничего не остается делать, как сидеть и играть в голографические игры с этими машинами. Даже не знаю. Я не уверен, что для получения трофея понадобится какая-либо машина.

— Я слышал, что воины играют в азартные игры, — признался Пятница. — Слышал, что многие недовольны.

Вилли Грита кивнул.

— Я взял много трофеев! У меня в деревне был самый большой табун лошадей. Я ничему этому не учился у машины! — выпалил он.

— Тогда зачем мы этим занимаемся? — подумал вслух Сэм Желтая Нога. — Это же не война! Это все картинки в голове.

Пятница нахмурился.

— Я не думаю, что военный вождь будет заставлять нас делать это без причины. Потерпите. Все…

— Ха! — фыркнул Грита. — Почему я должен…

— Вам нужны машины. Нам всем нужны, — выкрикнул Железный Глаз с порога. Они обернулись туда, где его мощное туловище загораживало дверной проем. Проходя в комнату, он добавил: — Это незаметно, но вы все многому научились от этих картинок в голове.

— Откуда ты знаешь? — откликнулся Сэм Желтая Нога. — На корабле три тысячи воинов!

Железный Глаз крутанул рабочее кресло и уселся.

— Все дело в том, что называется статистикой, — он развел руками, показывая, что не очень-то в этом разбирается. — Я не очень хорошо понимаю, что это такое. Что-то с цифрами. Но вспомните каждый, что было раньше. Помните, как когда-то игровая программа все время убивала вас? Теперь это происходит не так часто, так ведь?

Риш тоже снял свое головное устройство, хмуро подняв глаза от погасшего монитора.

— Да, но тогда никто даже не слышал о том, что такое улица. Конечно, нас уже не убивают. Это похоже на… на набег, но и только. Кровь не закипает, когда видишь это все в голове. Никаких ощущений, рука не сжимает ружье. Это просто… просто фантазии!

— Как ты погиб в последней игре, Риш?

На лбу воина залегли складки, и он поджал губы.

— Там была какая-то черная штука, похожая на бревно. Силовой кабель. Мне некуда было девать нож, и я воткнул его в бревно. Я всегда дома так делал!

Пятница выкрикнул:

— Ты знаешь, сколько электричества в силовом кабеле? Ты безмозглый сукин…

— Я надеюсь, что ты не воткнешь нож в силовой кабель, когда мы окажемся на Сириусе, правда? — робко предположил Железный Глаз.

— Ну, теперь я…

— Но это все не настоящее! — упрямо настаивал на своем Сэм.

Железный Глаз вытянул ноги.

— И не должно быть настоящим. Подумай, на войне есть два уровня. Один — это сообразительность. Другой — это движения и поступки. Хороший воин должен и думать, и действовать. Мы, народ, пауки и сантос, знаем, как вести себя во время войны на Мире. В этом мы сильны. В данный момент нас интересуют не действия. Сириус будет смертельно опасным во многих отношениях, которые мы пока не можем понять. Именно сейчас нам нужно учиться думать. Добившись в этом успехов, мы сможем правильно действовать, когда придет время.

— Эти магические штуки? — Сэм Желтая Нога показал на экран. — Они настоящие? Я имею в виду все эти громадины, летающие по воздуху? У них есть такое?

49
{"b":"10194","o":1}