ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оставшись без оружия, она повернулась к Рите, рука, в которой был нож, ныла и дрожала. Рита встала в стойку, подходя ближе и кружа. Ее рука метнулась молнией. Сюзан увернулась, изогнулась и всадила согнутый локоть Рите под ребра.

Майор захрипела, онемев от боли и задыхаясь. Сюзан рванула ее в сторону, захватив плечо, и грохнула на маты. Когда Сарса попробовала перекатиться, она прижала коленом ее горло.

— Ну как? — выговорила Сюзан, судорожно хватая ртом воздух.

— Посмотри… моя правая… рука, — успела сказать Рита, прежде чем ее одолел приступ кашля.

Сюзан опустила глаза и застыла: нож твердо упирался сбоку в ее защитный костюм, как раз пониже ребер. Без защитного костюма острие прошло бы прямо через печень и, задев правое легкое, в сердце.

Кивнув, признавая поражение, она вздохнула и распрямилась. Кожа ее блестела от пота, а грудь высоко вздымалась, налаживая дыхание. Рита осталась лежать на мате, хрипло кашляя и пытаясь вздохнуть.

— Все в порядке? — спросила Сюзан, протягивая сверху руку.

Рита кивнула и, ухватившись, встала на ноги. Ее лицо исказилось гримасой боли.

— Знаешь что, детка, — простонала Рита, опираясь на молодую женщину. — Костюм нейтрализует большую часть энергии удара. Если бы мы все делали по-настоящему, ты бы вырубила меня этим ударом по ребрам.

— А я думала, что проиграла, — сказала Сюзан, отдуваясь и смущенно глядя на Риту.

— Уфф, — лицо Риты окаменело, когда она распрямилась. — Старость не радость. Господи, я вся один большой синяк. Нет, ты бы сделала меня. Это была мол ошибка. Недооценила твою ловкость.

— Похоже, что синхросон помог, — Сюзан наклонилась, подобрала свой нож и засунула тяжелое лезвие за пояс. — Еще разок? — нехотя спросила она, с трудом собираясь с силами.

— Если только с кем-нибудь другим, — пробормотала Рита, лицо ее выражало боль и усталость. — Я так не выматывалась с… с тех пор, как «Пулю» отправили к Атлантиде. Я не в форме.

— Слава Богу! — буркнула Сюзан с облегчением. Встряхивая ноющую руку, она начала снимать боевой костюм. Душ показался ей настоящим раем, но она не могла оторвать глаз от красного синяка на боку Риты.

— Может, тебе лучше спуститься к медикам.

Рита еще раз кашлянула и помотала головой.

— Все пройдет, забияка. Не знала, что в тебе столько прыти.

— Я не знала, что делать, я не хотела… опять проигрывать, — воскликнула Сюзан, чувствуя себя виноватой при виде становившегося синим пятна.

— Только так и можно победить, детка, — кивнула Рита морщась. — Отчаяние приводит к успеху. Кто не рискует, тот не пьет шампанского. Нужно быть дерзким; иначе ты овца.

— Я отведу тебя в медчасть, — решила Сюзан, кусая губы.

— Черта с два!

— Ты идешь. Если не силой, то… в качестве личного одолжения. Я не смогу заниматься, не будучи уверенной, что ты не загнешься на совещании. — Сюзан обсохла и положила обе руки Рите на плечи, заглядывая ей в глаза.

— Ладно, — беспомощно воскликнула Рита, махнув рукой. — Я готова на все, лишь бы ты отвязалась!

Это оказалось не так-то просто сделать. Рита поначалу шла бодро, бурча про себя; но быстро стала сдавать. К тому времени, когда они добрались до госпиталя, Рита согнулась пополам, держась за живот и шаркая ногами.

Сюзан почувствовала первые приступы паники, когда медики выхватили Риту у нее из рук и поспешно загрузили ее в одну из огромных машин. Рита сумела разыскать ее глазами и подмигнуть.

Сюзан глубоко вздохнула и стала расхаживать взад и вперед. Вдруг ей пришло в голову связаться с Железным Глазом.

— Я с Ритой в госпитале… — она уставилась в пустой экран, так как он тут же сорвался.

Разволновавшись, она попробовала собраться с мыслями. После того случая с Гансом жизнь снова вошла в свою колею. Сюзан страстно набросилась на учебу, а в свободное время понемногу занималась секретными кодами Братства. По ночам она погружалась в синхросон, который обучал ее рукопашному бою, заставляя мозг реагировать во сне, а мышцы — сокращаться, отрабатывая таким образом автоматизм действий.

Учеба занимала у нее все сутки, не считая коротких периодов крепкого сна под контролем компьютера. Длинные цепочки фактов, забитые в нее компьютером, стали теперь упорядочиваться. Временами она испытывала блестящие прозрения, которые придавали смысл разрозненным элементам.

Шесть месяцев непрерывной учебы измотали ее. Она так много вызубрила и так мало поняла! Она вспомнила Марию Желтая Нога Андохар и ее безрадостное существование; а теперь она еще и мужа лишилась: по ее, Сюзан, милости.

— Но что я потеряла? — шептала она про себя. — В какой степени я — это все еще я? — она не могла забыть рассказов Ганса о том, как машина наслаивала в ее голове синаптические структуры. Ощущая странную пустоту, она нащупала шрам на руке, пытаясь что-то вспомнить.

— Что случилось? — резкий голос Железного Глаза прервал течение ее мыслей.

— Кажется, я сломала Рите ребра на тренировке.

— Ты? — выдохнул он, не веря своим ушам. — Ты уверена, что с ней до того ничего не было?

Сюзан покачала головой, испытывая вместе с озабоченностью вспышку гнева. Она уже было открыла рот, чтобы дать волю своим чувствам, но затем плотно сжала губы. Неужели он никогда не будет принимать ее всерьез? Ну и черт с ним! Мужской шовинист. И что Рита в нем нашла? Как он вообще мог поладить с доктором Добра?

Железный Глаз оглядывался, пока не наткнулся на ледяной взгляд Риты. Его губы вдруг расплылись в глупой усмешке, и он сник прямо на глазах.

— Как ты? — тихо окликнул Железный Глаз, боясь помешать медикам.

Рита беспомощно подняла брови, демонстрируя ироническое отношение к своей незавидной ситуации.

— Что произошло, Сюзан? — спросил Железный Глаз ласковым голосом. — Ты забыла о предосторожности?

Такая деликатность изумила ее. Неужели ЭТО все тот же Железный Глаз?

— Мне просто было невыносимо больше проигрывать, Джон, — она непроизвольно назвала его по имени. — Она выбила нож, и мне нужно было что-то предпринять, прежде чем она опять начнет меня тыкать в это носом. Терять было нечего, так что я последовала интуиции и ударила…

— Нечего терять, — задумчиво повторил он. — Я уже забыл об этом. Когда-то мне тоже было нечего терять. Или так мне казалось во всяком случае. Странно, как можно так думать, пока… пока не потеряешь что-то, что имел, но не понимал этого.

— Литу? — осторожно спросила Сюзан. — А теперь ты боишься за Риту?

На нее смотрели суровые глаза, его губы были плотно сжаты.

— О полно, — выпалила Сюзан. — С Ритой все в порядке. Я не ТАК сильно ее ударила. Если медики могут справиться с ожогами от бластера и ранами, наподобие той, которую нанес Конокраду Пятница, то простой перелом будет для них парой пустяков. Это же не Мир, — она разозлилась не меньше, чем он. — А что, по-твоему, я чувствую? Это же я сделала. Я ЕЕ ТОЖЕ ЛЮБЛЮ, ДА БУДЕТ ТЕБЕ ИЗВЕСТНО!

В глубине его черных глаз мерцал огонек. Все, что он собирался сказать, отошло в сторону, когда подошла женщина-медик.

Она уверенно кивнула.

— С ней все будет в порядке. Небольшая потеря крови из-за повреждения печени. Сломаны два ребра, и кусочек одного из них как раз и стал причиной неприятности. Кровотечение остановлено, и электростимулятор занимается ребрами и поврежденным участком ткани. Она сможет выйти отсюда часов через двадцать.

— Через тридцать мы должны быть готовы к встрече с сирианами, — заметил Железный Глаз. — Она будет к этому времени готова? — его голос слегка дрожал. Не могла ли и его рука дрогнуть?

— Вероятно, — кивнула медик. — Мы могли бы выписать ее через пятнадцать часов, — она обвела рукой медчасть. — Сами видите, работы осталось немного. Так что, будь она младшим офицером, мы бы так и сделали; но майор значится среди тех, кто должен принимать участие в боевых операциях и в высадке на планету. Именно поэтому мы бы предпочли выпустить ее отсюда в наилучшей форме. Она сможет участвовать в совещаниях и инструктажах с помощью системы связи.

52
{"b":"10194","o":1}