ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Слава Богу, — прошептала про себя Сюзан. Она взглянула туда, где теперь спала Рита, — ее телом уже занимался медблок. Умирая от усталости, Сюзан поплелась обратно к себе и погрузилась в нескончаемые занятия.

Голос как нельзя лучше соответствовал ее снам. Она поджидала Ганса, который монтировал на бластере установку Фуджики. Сюзан стояла начеку, а Ганс обматывал бластер толстым кабелем.

— Сюзан? — раздался голос Пятницы.

— Он нас здесь не найдет! — вскричала она, увидев испуганные глаза Ганса.

— Сюзан Смит Андохар? Это Пятница! Открой! — голос был низким и насыщенным эмоциями.

— Беги! — подтолкнула она Ганса. Он просто пожал плечами и вернулся к своему кабелю.

Сюзан перевернулась и, вздрогнув, проснулась. Хлопая глазами, она затрясла головой и приподнялась на койке. В эту ночь она решила пропустить сеанс синхросна. Ошибка?

— Сюзан, это твой последний шанс. Если ты не хочешь со мной разговаривать, ТАК И СКАЖИ! — гремел голос Пятницы за дверью.

— ПЯТНИЦА! Подожди! Я спала! — взмолилась она, хватая с пола одежду. Плохая привычка на военном корабле; слишком уж ей хотелось насладиться ночью, проведенной без Риты.

Она втиснулась в форму и бросилась к двери, убирая назад волосы и растирая глаза. Она открыла дверь и отступила назад, давая Пятнице войти. Его лицо было похожим на маску.

Сюзан вздрогнула от нехорошего предчувствия.

— Что случилось? О Боже! ТОЛЬКО НЕ РИТА! — вдруг воскликнула она. — С ней все в порядке, так ведь?

— С ней все хорошо, — твердо сказал Пятница. — Я пришел поговорить с тобой.

— О чем? — но она сама прекрасно знала. Пятница выглядел готовым к бою, расправив плечи и сурово глядя пред собой. Все его тело напряглось, под рубашкой вздулись мускулы.

— Я слышал о Гансе Йегере. Говорят, что вы два дня провели вместе в воздухопроводе. Это так? — в его голосе чувствовалась сталь.

На грани истерического припадка дрожи, она старалась не дать волю стремлению избежать его осуждающих глаз.

Чтобы выиграть время, она отвернулась и заказала в автомате кофе.

— Ты хочешь? — устало спросила она.

— Нет.

— Я полагаю, что мне бесполезно оправдываться, — повернувшись навстречу его колючему взгляду, она уже взяла себя в руки.

— Да, — его лицо не изменилось, хотя он как будто отступил назад. — Я должен убить его… а может, тебя.

— Почему? — спросила она, поставив кофе и приблизившись, чтобы заглянуть в его горящие глаза. — Я НЕ твоя жена. Мы ни о чем не договаривались. Кроме того, мы с Гансом ничем предосудительным не занимались! Если ты тронешь его, Пятница Гарсиа Желтая Нога, я… я убью тебя!

Уголки его рта дернулись. Он повернулся, чтобы уйти, неистово сверкнув глазами.

— Подожди! — приказала она. Он почти не отреагировал. — Перестань. Я люблю тебя, Пятница. Ты один из моих лучших друзей. Ганс один из моих лучших друзей! Я хочу, чтобы ты вернулся, сел и дал мне с тобой поговорить. Я… просто…

Он остановился прямо у двери.

— Зачем, воин? Что мы можем сказать друг другу?

Она взяла кофе и устроилась на своей койке.

— Я заслужила право говорить. Ты поверил в меня, когда моя честь оказалась под вопросом. Возможно, она опять под вопросом. Когда я оказалась в отчаянном положении, подоспел ты. Я хочу сказать тебе, кем я стала… и почему.

— Не все ли мне равно, кем ты…

— Я думаю, ты не такой простак. Мне кажется, что в тебе есть сообразительность и проницательность. У тебя хватит сил победить разумом эмоции и выслушать меня? — она следила за ним из-под приспущенных век.

Пятница подошел к автомату, став к ней спиной и возясь с чашкой. Ей непроизвольно подумалось, что Патруль установил в каютах эти штуковины как раз для этого.

— Я выслушаю, — сказал он, возвращаясь с чашкой кофе. Похожий на льва в клетке, он опустился в кресло и, не обращая внимания на кофе, впился в нее колючими глазами.

Она кивнула, обрадовавшись.

— Ты можешь верить или не верить, но между мной и Гансом ничего не было. Если бы и было, тебя это не должно касаться… как и Гансу не должно быть дела до наших с тобой отношений.

Он скривил рот. Нейтральное выражение. Ничего не сказал.

— Кроме всего прочего, я совсем не та девушка, которая мечтательными глазами вглядывалась в небо Мира. В моей жизни все так переменилось, Пятница… как и в твоей. Нас всех ждут перемены. Это неизбежно. Ганс помогает мне расти… как это делал ты.

— Пускай он тогда и помогает тебе, — буркнул Пятница. — Извини, что не смог тебе помочь больше. Может быть, ты осталась бы со мной. Может быть, моего сердца бы хватило на…

Сюзан закрыла глаза и глубоко вздохнула, почувствовав боль в его голосе.

— Его хватает, Пятница. Твое сердце ПРЕКРАСНОЕ. Я не хочу, чтобы ты ушел из моей жизни. В то же время… я не готова стать твоей женой. Может быть, мне не следовало влюбляться в тебя. Но это… это было такое чувство, и я не променяла бы тот день ни на…

— Ты знаешь, что я люблю тебя? — спросил Пятница срывающимся голосом. — Я БЫ ЖЕНИЛСЯ НА ТЕБЕ! — он сжал кулак.

— И ты был бы прекрасным мужем! — она услышала в своем голосе искренность: это ее испугало. — Ты для меня совершенно особенный мужчина во многих отношениях… но я не готова выходить замуж. Вероятно, когда я буду готова, ты меня уже не захочешь. Я не могу стать твоей женой, а… а потом качать права. Это слишком осложнит наши отношения… — закончила она шепотом.

— Ты думаешь, я смог бы тебя ненавидеть? — спросил он, неподдельно удивившись.

— Если бы я была твоей женой… то да, — хладнокровно кивнула она, осознавая, насколько дальше его она ушла благодаря своему образованию. Тем не менее он служил для нее ориентиром и обладал качеством, к которому она стремилась. Он воспринимал жизнь как она есть, со всей ее неприкрытой жестокостью, как и подобало воину, без всяких иллюзий.

Он встал, отпивая из чашки, не зная что делать с накопившейся в теле нервной энергией.

— Женившись, ты захочешь опекать меня. Будешь требовать от меня того, что традиционно положено женщине народа. Что ты будешь чувствовать, если ты захочешь ребенка, а я нет? Что если я захочу на Арктур, а ты захочешь вернуться на Мир? Или, скажем, меня продвинут по службе — сделают офицером Патруля — и я захочу остаться на корабле? Ты бы остался со мной?

Он расплылся в улыбке.

— Знаешь, я восхищаюсь тобой, Сюзан. Я — я ненавижу тебя за это… но ты притягиваешь меня как магнит.

Он не сводил с нее глаз, глядя оценивающе и вопросительно.

— Тебя, конечно, не сравнить с доброй смирной женщиной. В то же время твое тело сводит меня с ума. Ты снишься мне все ночи напролет. Твое лицо стоит передо мной во время тренировочных занятий. Возможно, это Паук подвесил мое счастье на своей паутинке и дразнит меня. Возможно, если бы я знал, что получу тебя в качестве послушной жены, я бы устал от тебя… бросил бы тебя. Зачем ты меня так мучаешь? — он вскинул руки и опять опустил их.

Она засмеялась, ощутив еле заметную перемену в настроении Пятницы.

— Я не мучаю тебя, Пятница Желтая Нога. Ты все выдумал. Мне кажется, что ты… мечтатель. Будучи ниже всех ростом, ты витаешь выше остальных. Я думаю, ты не удовольствуешься малым. Без мечты ты не можешь быть счастлив.

— Тебе нравится быть мечтой? — спросил он, почти улыбаясь.

— Да, — согласилась она, вспыхнув. — Это значит, что я желанна и необычна. Пока я остаюсь таинственной… недоступной для тебя… ты будешь хотеть меня.

— Пусть я дурак, — слишком легко заметил он, придав этому шутливый оттенок. Она задела за живое — хотя он сам мог не заметить своего смущения. Это привлекло ее, заставив вспомнить тот день, когда он был с ней близок. Внутри стало жарко.

— Почему ты разыгрываешь шута, Пятница? Ты всегда играешь для своего удовольствия, твои проделки стали притчей во языцех. У тебя есть склонность к шутке — даже когда есть опасность для жизни. Но я все-таки помню схватку на ножах. Это было совсем другое. Ты дрался за меня.

53
{"b":"10194","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ангел с черным мечом
Depeche Mode
Утраченный дневник Гете
Естественные эксперименты в истории
Остров разбитых сердец
Театр Молоха
Соблазненная по ошибке
Элиза и ее монстры
Твое сердце будет моим