ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У самого Братства была захватывающая история. Настоящие корни этой организации скрывались в глубокой древности, восходя к самым ранним культурам Земли. После постоянных преследований со стороны различных церквей и правительств, Советы депортировали всех разом на Границу, — рассчитывая, что они либо победят тавромедведей и суровый климат, либо погибнут.

Братство возглавило восстание против Советов и учредило Конфедерацию, ознаменовавшую собой двухсотлетний период расселения человечества среди звезд.

Сюзан откинулась назад и, нахмурившись, созерцала образы, которыми устройство связи наполняло ее сознание. Постоянные проблемы, создаваемые насилием, пиратством и общественным брожением, в итоге взяли свое. Сириус и Арпеджио встали на путь, который привел к крушению Конфедерации. Именно Сириус первым предложил создать институт директоров и Gi-сеть. Давление сириан и арпеджианцев явилось решающим фактором.

Когда общественное мнение обратилось против них, когда деятели Братства начали становиться добычей разъяренной толпы на улицах, когда перед Границей встала угроза уничтожения, тогда Братство собрало свои пожитки и убралось. К тому времени Директорат уже начал действовать и их бегство не вызвало большого шума. Легендарное Братство исчезло — ушло в космос в никому не известном направлении.

А что осталось? Сюзан состроила гримасу самой себе. ЗАСТОЙ! Директорат прогнил до такой степени, что не смог даже захватить ее примитивную планету; даже если принять во внимание преимущество, которое давали романанам пророки и корабль-отщепенец.

А что в будущем? Какую роль мог сыграть в нем ее народ? Народ, следующий за своим Богом-Пауком и любящий его, обнаружит на мирах Директората людей, мало чем отличающихся от овец. Ее губы скривились в злобной усмешке. Даже Сюзан Смит Андохар не хотела бы быть свидетельницей набега романанов на мир, подобный Рейнджу или Земле.

Сюзан вскрикнула, когда что-то впилось ей в бок. Она пулей вылетела из кресла, хватаясь за нож. Образы, выдаваемые устройством связи, исчезли, когда она сорвала его и развернулась, опустившись в стойку и изготовившись с ножом в руке.

— Неплохо, забияка! — усмехнулась Рита, отпрыгнув и подбоченясь.

Сюзан приложила руку к груди, отдуваясь.

— ЧЕРТ ВОЗЬМИ, РИТА! Ты меня до смерти напугала. Не делай так больше! Я могла бы порезать тебя! — сердце чуть не выскочило у нее из груди, и она подумала, что на боку, должно быть, остались следы.

Рита засмеялась, сверкая глазами.

— Хотела просто проверить твою реакцию. Подумала, а вдруг ты тут раскисла и распустилась, пока я торчала в этом чертовом медблоке.

— Как ты? — спросила Сюзан, устыдившись. Она разыскала свое головное устройство и отключила его.

— Как огурчик, — пожала плечами Рита, роясь в своих вещах и упаковывая военную сумку.

— Куда ты? — с интересом спросила Сюзан, наблюдая за тем, как рыжеволосая женщина застегивала пояс с трофеями на своей тонкой талии.

— Мне нужно будет часами сидеть в штабе, детка, — Рита посмотрела на нее, не скрывая своего отвращения от того, что ей предстояло. — Я не уверена, что, когда начнется высадка, у меня будет возможность еще раз прийти сюда и собраться. А так я буду уверена, что возьму с собой в ШТ все необходимое. На самом же деле, я хотела попросить тебя отнести это в двадцать второй. Мы будем приземляться на нем.

Сюзан проглотила комок в горле.

— Началось, — выдохнула она. — Я до сих пор не могла этого понять. Мы действительно совершаем набег!

— Именно так, забияка. Тебе нужно будет явиться в док 22 через четыре часа. Ты летишь со мной. Внизу мы встретимся с Железным Глазом, как только будет выставлено оцепление. Сначала мы захватим космопорт. Это прервет их челночное сообщение. Оттуда мы развиваем наступление через столицу Экранию, а затем идем на помощь остальным отрядам романанов.

— А что с Конокрадом? — вдруг спросила Сюзан.

Рита улыбнулась.

— Он все еще в госпитале — рвет и мечет, надо сказать. Он мог бы принять участие в военной операции, но доктор Харди говорит, что его внутренности еще не совсем зажили. От сильного сотрясения швы могут разойтись.

— Клянусь, что он рвет на себе волосы, — засмеялась Сюзан. — Кстати, они уже отросли?

— Пятница сделал глубокий надрез. У Конокрада будет новый скальп недели через две, — Рита распрямилась и быстро окинула глазами помещение. — Вроде бы все. Не забудь ружье. У нас будут бластеры — но не вредно иметь и его на всякий случай.

— Пять часов, — лицо Сюзан пылало. Она подняла глаза. — Я готова? Я знаю достаточно? Ты думаешь, я справлюсь?

Рита пожала плечами.

— Детка, готовым нельзя быть никогда. В твой мозг загрузили сырую информацию. От тебя зависит, как ты распорядишься ею. Ты изучала тактику, умеешь обращаться с ружьем, бластером, знаешь рукопашный бой. Справишься ты или нет, зависит только от тебя. Пока воздух вокруг не начнет лопаться от разрядов бластеров и ты не вступишь в бой, ничего нельзя сказать определенно. Я многому научилась на Атлантиде, как, впрочем, и ты, наверное, когда взяла свой первый трофей. Что ты тогда почувствовала?

— Чуть не наложила в штаны от страха, — прошептала Сюзан вспоминая. — А вот потом было замечательно. Появилось ощущение какой-то легкости в голове, все как будто прояснилось. Я чувствовала запахи, все вокруг, я могла…

— Часов через десять будет то же самое, детка, — она остановилась. — Чуть не забыла. Ты сделала почти невероятное, Сюзан. Благодаря собственным усилиям. Ты уместила годы обучения в последние шесть месяцев. Мне бы это было не по зубам. Я думаю, ты их заслужила, — она сняла боевой костюм Сюзан с вешалки и прикрепила на рукав две звезды капрала. — Поздравляю, детка.

— Но это же…

— Вот именно. Кто-то должен пристыдить этих мужчин, чтобы пробудить в них волю к победе! — усмехнулась Рита и хлопнула ее по плечу.

Сюзан заморгала и затрясла головой, не веря своим глазам.

Рита повернулась к люку и остановилась. Ее зеленые глаза излучали трезвую рассудительность.

— Хм, береги себя там внизу. Уважь старушку. Не рискуй понапрасну. Не высовывайся… и думай головой. И еще… — Рита остановилась на полуслове.

— Что еще? — не отступала Сюзан. — Ты колеблешься, это на тебя не похоже.

Рита присела на койку, сверкнув глазами.

— Знаешь, ты очень красивая молодая женщина. Ты знаешь, что происходит с пленными женщинами?. Их… Ну, в общем, подумай об этом. Помни, что, если только он не убьет тебя… ты выживешь. Возможно, будет больно. Некоторые… хм, ломаются. Некоторые нет. Жизнь дается только тому, кто этого очень хочет.

Сюзан внутренне напряглась.

Рита выставила вперед палец, ее зеленые глаза были холодны как лед.

— Теперь, слушай внимательно. Если мужчина повалит тебя и окажется сверху, не сопротивляйся. Дай ему достичь высшей точки. В этот момент они теряют сосредоточенность. Тогда ты и действуй. Вонзи пальцы как можно глубже ему между глаз рядом с носом. Кости, которые там находятся, называются слезными, они очень тонкие и хрупкие. Сожми изо всех сил, а их у тебя, поверь мне, будет достаточно. Эти маленькие кости сломаются, и он ослепнет и станет бессильным от боли. Убей его резким ударом в горло. Если тебе также удастся добраться до его гениталий, оторви их совсем к чертовой матери!

Лицо Сюзан напряглось.

— Женщины на Мире знают, что такое изнасилование, майор. Для девушки нет ничего необычного в том, чтобы убить мужчину, захватившего ее. Мы не такие беззащитные. Любой, кто сделает это со мной, получит по заслугам. Так или иначе, я отрежу ему все, что надо, и оставлю так жить. Пускай ему снятся ножи всю оставшуюся жизнь.

— Правильно, — кивнула Сарса. — Так и надо. Желаю удачи, Сюзан. Возвращайся живой. Нагрузи свой пояс трофеями и покажи этим романанским ублюдкам — мужским шовинистам! — она легонько ткнула Сюзан в бок.

— Ты тоже, майор.

— Ага, не опаздывай. Забудешь мою сумку, я сделаю из твоей прелестной задницы бифштекс. — Рита улыбнулась, отдала честь и вышла.

56
{"b":"10194","o":1}