ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сюзан робко шагнула в большой герметичный люк, который вел на мостик. И здесь атмосфера была наэлектризована. Мужчины и женщины проверяли аппаратуру и выкрикивали друг другу наборы цифр. Некоторые сидели в командных креслах, прикрыв глаза, полностью поглощенные работой через головные устройства.

— Сюзан! — крикнула Рита из другого конца помещения, где она склонилась над монитором вместе с каким-то капитаном.

Сюзан подошла, вбирая в себя все вокруг, спрашивая себя, смогут ли эти мужчины и женщины, глядевшие на мониторы и проводившие последние проверки, спасти хрупкий летательный аппарат от огненной смерти.

— Майор! — Сюзан вытянулась и отдала честь.

— Это моя сумка? — спросила Рита, не отрывая взгляда от монитора.

— Так точно, мэм, — с гордостью отозвалась Сюзан.

— Как там ребята в главном помещении? Волнуются?

— Они даже не знают, что происходит, майор. Для них все это пара пустяков, не сложнее, чем спуститься с орбиты на Мир. Им невдомек, что сириане будут стрелять.

Рита отвлеклась от монитора ровно настолько, чтобы одарить Сюзан ободряющей улыбкой. На экране мелькнул Железный Глаз. Разве он не здесь?

Заметив удивление Сюзан, Рита пожала плечами.

— Черт возьми, ты же не думаешь, что мы отправим всех офицеров на одном корабле? Так хоть кто-нибудь из разбирающихся в обстановке пробьется. А пока, возвращайся в отсек. Я хочу, чтобы ты была с этими придурками. Если нам придется несладко, держись на виду. У этих ребят слишком много гордости, чтобы сломаться, когда женщина держится молодцом. Я рассчитываю на тебя. Помни, ты имеешь право отдавать приказы. Если возникнут трудности с их исполнением, пользуйся бластером. Стреляй так, чтобы только ранить.

Рита схватила со стола маркировальный карандаш и быстро нарисовала на костюме изображение паука.

— Приносит удачу, детка. Не забудь про свои молитвы, когда будешь выпрыгивать из люка. Монитор покажет объект нападения во время снижения. Береги себя, — и Рита повернулась к ней спиной, склонившись над монитором и торопливо переговариваясь с Железным Глазом.

Сюзан отдала честь, глядя ей в спину, и удалилась, чувствуя легкое потрясение.

В штурмовом отсеке Сюзан вытащила свои вещи из-под сиденья и перенесла их ко входу. Заходили десантники и растворялись в толпе романанов. Десантники Патруля при виде ее отдавали честь, а романаны смотрели на это, вытаращив глаза, качали головами и перешептывались.

Пронзительный звук сирены прокатился по белым коридорам, и металл содрогнулся.

— Внимание. По местам. Мы начали снижение. Боевая обстановка. Будьте готовы к разгерметизации.

Сюзан машинально надела шлем и позаботилась о том, чтобы воины рядом с ней правильно сделали то же самое. Она затянула ремни безопасности, найдя оптимальное положение. Пути назад не было. Наступила невесомость, так как не включились гравитационные пластины; на короткое мгновение Сюзан почувствовала, что падает. В животе все перевернулось, и до нее донеслось покашливание мужчин, призванное скрыть их растерянность.

Началось. Это слово эхом отдавалось в голове. Она была окружена своими людьми и десантниками Патруля — и в то же время предоставлена самой себе. Это испытывал каждый из них, поняла Сюзан. Шум вдыхаемого и выдыхаемого воздуха; стук сердца; биение пульса — этим теперь ограничивался ее мир. Вселенной стал тускло освещенный штурмовой отсек.

Перед глазами маячила переборка. Тонкий лист углеродистой стали отделял ее от открытого космоса. Она огляделась, вокруг была сверкающая белизна боевых костюмов. Десантники были погружены в свои мысли, их глаза ничего не выражали. Романаны — встревоженные необычностью происходящего — переглядывались, они перестали шутить, чувствуя себя неловко в непривычных шлемах, их белые боевые костюмы были разукрашены причудливыми узорами, обозначавшими духов-помощников.

Белые костюмы. Белые стены. Белый мир. Белая реальность. Она почувствовала, что во рту пересохло, и попыталась проглотить слюну. Белый костюм для того, чтобы, если ее выбросит в космос и не спалит бластером, было легче ее заметить. Белый цвет легче обнаружить в ослепительном свете звезд. Защиты это не давало никакой, так как свет отражался, а не поглощался.

Она пошевелила пальцами, вдруг с необычайной ясностью осознав, каким сложным и тонким устройством была эта рука. От нечего делать она сидела и шевелила пальцами, потирая подушечки друг о друга под защитным костюмом и наслаждаясь этим чувством.

Внезапно ее бросило в сторону. Уклоняющийся маневр! Они были под обстрелом. Сколько времени прошло с тех пор, как они отделились от «Пули»? Полчаса? Час? Три? Из-за напряжения и страха время стерлось. Ей захотелось в туалет. В кишечнике возникла слабость, и сдерживаться становилось все труднее. Сердце колотилось от страха.

Тяготение опять исчезло. Ее воины выглядели неважно. Они действительно были ЕЕ. Они все выросли под одним солнцем. Как они все оказались здесь, так далеко от Мира? Через сколько мгновений они погибнут, превратившись в сгусток энергии над миром, которого они никогда не видели?

Сюзан захотелось плакать. Она ничего не могла поделать. Ее судьба зависела от пилота ШТ; от стрелков и систем наведения, от средств обнаружения планетарной обороны. Незнакомый ей человек, с неведомого ей мира нажмет кнопку, и лиловый луч прорежет космос. Он никогда и не узнает, что убил Сюзан Смит Андохар.

Вспомнив слова Риты, Сюзан запела песню веры, силы и мужества. Ее губы молились Пауку, обещая прокладывать его путь среди звезд. ШТ снова дернулся, и гравитация вжала ее в кресло, а затем бросила на ремни, удержавшие ее на месте.

— Внимание, — спокойно произнес голос Риты. — Мы идем на посадку, — свет вдруг потускнел, когда бластеры зарядились энергией. По крайней мере, ШТ—22 без боя не сдавался.

На большом мониторе появилось изображение.

— Это наш объект — квадратное белое строение. Берите трофей с любого сирианина, которого встретите внутри. Ломайте все оборудование. Ваши технические советники сообщили нам, что допустимы любые действия. Это компьютерный центр связи космопорта Экрании. Уничтожьте его, и они не смогут ни с кем общаться.

Сюзан видела, что воины закивали и заулыбались друг другу. Некоторые нащупали под костюмами трофеи.

— Не разбегайтесь слишком далеко друг от друга, — предупредила Рита. — Военные вожди, следите за своими людьми. Не волнуйтесь, богатств на всех хватит с лихвой. После того как мы захватим здание, мы получим другое задание. Помните, мы поставили свою честь на карту, поспорив с «Победой».

Сюзан видела волчий блеск глаз под шлемами. Романанов раздражало даже упоминание об отступления. ШТ швыряло и трясло. Через шлем пробивался рев. Сильная вибрация сотрясала кресло, и в глазах стало почти совсем темно.

— До приземления меньше минуты. Когда ШТ окончательно остановится, отстегивайте свои ремни, хватайте бластеры — и вперед к белому зданию. Желаю удачи! — голос Риты отключился.

Свет снова и снова мигал, пока бластеры сеяли смерть и разрушение. Сюзан представляла себе, как летательные средства отчаянно бросались на ШТ. Она видела шлейфы черного дыма, выпускаемые подбитыми и уничтоженными нападавшими. Ей представлялись молнии, ударявшие в наземные оборонительные позиции и подавлявшие их.

Несмотря на страх, она поняла, что переживает то самое сражение над Миром, свидетелем которого она когда-то давно была, но с противоположной стороны. Давно? Казалось, прошла вечность — целая жизнь.

Ее желудок куда-то провалился, и она испуганно схватилась за кресло. Попадание? Двигатели отключились? Падение в смерть? ШТ взбрыкнул в воздухе, и Сюзан едва сдержала рвоту. С нараставшим страхом она думала о том, что будет, если корабль расколется пополам, — каким будет ее бесконечное падение навстречу смерти?

Падая в ревущем навстречу воздухе к все приближающейся земле, она хрипло закричит, не чувствуя веса, думая о том, успеет ли ощутить удар.

Гравитация вжала ее в кресло. Перегрузка нарастала. Она закрыла глаза, сделала глубокий вдох и в последний раз оглядела палубу. Воины сидели, оцепенев от страха.

58
{"b":"10194","o":1}