ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Возвращайтесь, Сюзан. Мы вышлем пару разведывательных групп в вашем направлении. Сириане перегруппируют силы на окраинах города. За ними следит наш ШТ, а также установлено несколько наблюдательных постов, чтобы фиксировать их передвижения. Нам срочно нужно реорганизоваться. Я думаю, ты можешь Рите понадобиться.

— Понятно, отправляемся. Хм, послушай… если есть возможность… пришли воздухоплан на Юнион-авеню. Мы были бы очень признательны, — она укрепила устройство связи на поясе и заставила своих спутников подняться.

На памяти Сюзан не было случая, чтобы она так устала. Ее пояс, должно быть, весил фунтов тридцать от навешанных трофеев, с которых по ногам стекала кровь. Где-то в глубине души Сюзан было немножко стыдно. Они все достались так легко. Народ на Мире никогда не поймет, как мало значил такой трофей.

Тела попадались все чаще, по мере того как они продвигались по дороге. Здесь и там горели дома, лежали разбитые воздухопланы. Опустошение.

— Воздухоплан! — вскричал Бык Риш и бросился в укрытие. Романаны Сюзан вжались в углы и изгибы здания.

— Ганс! — воскликнула Сюзан, узнав воздухоплан, украшенный теперь изображениями паука. — Как дела? — спросила она, падая на сиденье.

Не раздумывая, она крепко поцеловала его в губы, жалея, что они не могут где-нибудь уединиться, обнять друг друга и поговорить. Может быть, он мог бы объяснить смысл всего этого ужаса и торжества. Ее преследовал запах горелого мяса. Ей хотелось смыть с себя кровь — и заснуть.

— Я обрадовался, что ты жива, — улыбнулся Ганс, даже не смутившись от ее знаков внимания. — Нам лучше всего поскорее вернуться. Я не знаю, какова на данный момент расстановка сил, но Рита с Моше очень встревожены.

— Мы гнали их как крыс, — возразила Сюзан. — Боже! Я и не подозревала, что так будет. Это овцы, Ганс! Они чуть что ползают на коленях, скулят, умоляют! Неужели у людей не осталось ни капли гордости? Или мужества? Это таких людей взрастил Директорат?

Ганс помрачнел. Его глаза выдавали тревогу.

— Мы не можем связаться с «Пулей».

— О… — она непроизвольно подняла глаза, всматриваясь в слегка пасмурное небо. В ее груди возникло новое щемящее чувство.

16

Джон Смит Железный Глаз наблюдал за утверждением последних планов боевых действий.

— Вопросы есть? — спросил Ри, склонившись в три погибели над голографическим изображением Экрании. В таком положении он напоминал романанского медведя, готового наброситься на теленка.

— Всем понятно задание? — Ри пристально вгляделся в лицо каждого своими суровыми голубыми глазами. — Тогда все свободны. Желаю удачи!

Хотя совещание уже закончилось, Железный Глаз все еще изучал план Экрании, стараясь в последний раз запечатлеть в памяти все подробности, думая о том, как все будет выглядеть на самом деле.

Почувствовав чью-то руку на плече, он поднял глаза.

— Ну как, военный вождь, что думаешь?

Железный Глаз выпрямился, смотря Ри прямо в глаза.

— Я думаю, это не то, что лагерь Гессали. Интересно, могла Лита представить себе такое?

Дэймен Ри покачал головой.

— Нет, дружище, не думаю, — хотя она многое для этого сделала. Если кто-то и предвидел, то это были пророки.

— …А они держат язык за зубами, — горько улыбнулся ему Железный Глаз. — Мне пора на свой ШТ.

Ри кивнул.

— А мне на мостик. Если все пойдет нормально, то небо прочно будет за нами. Вероятно, нам удастся обеспечить тактическую огневую поддержку с орбиты, если возникнет необходимость.

— Посмотрим, — Железный Глаз повел плечом. — Мне еще ни разу не приходилось прибегать к подобным средствам, — он улыбнулся. — Лошади бы перепугались.

Ри усмехнулся.

— Да, наверное. В то же время меня это тревожит. Это технологически развитый мир. Всякое может произойти. Твои люди все еще…

— Невежественные дикари?

— Да, но я слишком дипломатичен, чтобы говорить об этом.

Железный Глаз набрал воздуха и вздохнул.

— Если мы попадем в слишком серьезный переплет, то постараемся отойти от города и перегруппироваться, чтобы затем начать действовать с окраин. В такой ситуации мои люди смогут лучше проявить себя.

— Там «от города» особенно некуда отходить. Первоначально Сириус был частью программы геотехнологии. Советы проделали что-то невероятное — вмешались в цикл обращения углекислого газа, спровоцировали парниковый эффект и начали культивировать стандартные земные растения. Первые лет двести были для сириан, хм, интересными, — Ри нахмурился. — Возможно, у них что-то не совсем в порядке с генами из-за биоинженерии. С тех пор от них одни неприятности.

Железный Глаз вскинул голову.

— Углекислый газ? Парниковый эффект?

— Ничего страшного. Если будем живы, ты сможешь заполнить свои пробелы в области геотехнологии.

— Самым трудным, вероятно, будет командовать моими людьми через устройства связи. Они привыкли иметь под боком военного вождя. Опять придется приспосабливаться. Надежному человеку достаточно поставить задачу, и он будет отвечать за это. Столько всего может произойти.

— Ты, видно, много думал об этом, — Ри потер подбородок и наморщил лоб.

— Я не люблю проигрывать, — заметил Железный Глаз, — и не люблю, когда у меня за спиной находятся Майя и Ариш. Я их совсем не знаю. Они не подверглись благотворному воздействию истин Паука. Их можно сравнить с бандитами в темноте, про которых трудно сказать, какого они роду и племени.

Ри кивнул, играя желваками.

— Я буду присматривать за ними, как только мы уничтожим флот сириан.

Железный Глаз улыбнулся, положив руки на плечи Дэймена и легонько встряхнув его.

— Я не сомневаюсь, полковник. До встречи.

Ри крепко обнял Джона Смита.

— Береги себя, дружище. Будь повнимательнее там внизу. Мне очень не хочется опять иметь спарринг-партнером робота — даже если в последнее время ты начал одолевать меня.

Железный Глаз засмеялся и повернулся к двери. Он махнул рукой на прощанье, оставив задумавшегося Ри у голографической карты.

ШТ—21 оказался средоточием суеты, когда Железный Глаз проследовал на мостик, отметился и надел боевой защитный костюм. Он тут же связался с Ритой, одновременно проверяя личный состав и утихомиривая не в меру разошедшихся воинов. Время сжалось.

— Всем приготовиться, боевая ситуация! — завыла сирена. Работая с системой, Железный Глаз едва заметил, как они отделились от «Пули». Разговоры романанов занимали его слух, пока он отвечал на вопросы, повторял порядок действий и напоминал воинам об объектах нападения.

Пристегнутый ремнями безопасности, он чувствовал, как ШТ вздрагивал, менял курс, как гравитация вжимала его в кресло. Свет потускнел в то время, как система управления огнем отмечала цели. Скосив глаза, он успел заметить вспыхнувшую и уничтоженную орбитальную платформу.

— Значит так, воины, — заговорил он по системе. — На экране вы должны видеть ангар челноков. Вилли Грита, ты со своим отрядом громишь его. Ваш технический советник скажет, какие машины уничтожать. Патан, твой отряд атакует вон то здание. Это административный корпус. Выпотрошите его.

ШТ приземлился с едва заметным толчком.

— Вперед!

Железный Глаз, слегка нахмурившись, наблюдал, как они в суматохе толкали друг друга и спотыкались, пока, наконец, не повалили вниз по трапу.

— Ладно, для первого раза сойдет, — успокоил он себя. — По крайней мере все живы, — он следил за их продвижением с помощью мониторов на мостике.

Значит, это была другая планета? Она казалась такой… неестественной. Во всех направлениях простиралась сплошная плоская поверхность, ближайшие строения — стерильный мир серых углов, ничего живого. Здания, все еще видимые на экранах, были похожи на голографические изображения, на которых они тренировались. Никаких сюрпризов. Единственным отличием, которое он ощущал из своего командного кресла, была большая гравитация, чем на «Пуле». Приземлялись остальные ШТ, спускали трапы и выгружали десантников и романанов.

60
{"b":"10194","o":1}