ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сюзан боролась с мысленным туманом, пытаясь закричать на него, чтобы он вернулся в укрытие — чтобы спасти его, — а она все равно была мертва.

По его разгоряченной щеке скатилась бусинка пота, когда он в страшной спешке перезарядил свой бластер. Насупившись от напряжения, он вел стрельбу, опустившись на колено рядом с ней. Безумная страсть в его глазах тронула ее. Его стиснутые зубы заставили выступить мышцы челюсти. О нет, это был не пот! Это была слеза!

Рита упала рядом с ней, извергая разряды из своего большого бластера.

— Прикройте меня! — крикнул Ганс, хватая Сюзан на руки. Как странно. Он никогда не казался ей таким сильным!

Вселенная неистово скакала вверх и вниз, в то время как ее тело дергалось в такт его неловкому бегу. Мимо ее уха просвистел разряд, выщербив кусок из беловато-серой обшивки ШТ.

Услужливые руки втянули ее в люк, а вслед за ней влетела Рита. А Пятница? Она обнаружила, что может поворачивать голову.

— Желтая Нога, — прошептала она, — Пятница в безопасности? — она слабо хватала воздух, которого так не хватало ее легким.

Ганс сжимал ее руку, глаза его были нежными и ранимыми и, как вдруг поняла Сюзан, очень чувственными. — Я добуду его для тебя, — голос был неясным, полным боли и обиды.

— Со мной все будет в порядке, — пробормотала Сюзан, пытаясь сесть. К ее удивлению, все части тела были на месте. — Что со мной произошло?

— Разряд большого бластера ударил прямо около тебя, — бросила через плечо Рита, убегая на мостик. — Мы уносим ноги.

— Пятница? — прошептала Сюзан, скривившись от внезапной боли, пронзившей все суставы.

Ганс выпрыгнул из люка. Сюзан из последних сил подползла к краю главного люка и всмотрелась в застланную дымом землю. Мутный воздух переливался всеми оттенками голубого и фиолетового. Отделившись от ШТ, Ганс побежал к жалкой кучке людей, сбившихся за разрушенной стеной, ведя огонь по позиции, которой Сюзан было не видно.

Ганс отразил большую часть сил, бросившихся в атаку, которую сириане сумели организовать, но, несмотря на его изрыгавший огонь бластер, нескольким из них удалось прорваться к позиции романанов. Пятница со своими людьми героически поднялся им навстречу. Бластеры стреляли в упор. Со своего места Сюзан смотрела на сверкание ножей и слышала яростные вопли.

Позади них Ганс наносил удары сверху прикладом своего уже пустого бластера. Она видела, что он выкрикивает приказания, отчаянно указывая в сторону ШТ. Кучка романанов рассыпалась, и они все бросились бежать к кораблю. Разряды бластеров разорвали двоих на части, разбросав тела по дымящейся земле.

Тяжелые орудия ШТ открыли ответную стрельбу, нещадно обрушившись на сириан. Последними были Ганс и Пятница, убегавшие что было мочи от гнавшейся за ними голубой смерти. Едва не теряя сознание, Сюзан, оцепенев, следила за ними.

Ганс достиг люка в тот момент, когда ШТ начал подниматься. Он схватился за край и подтянулся. Когда земля ушла вниз, он вкатился внутрь.

— Слишком высоко! — заорал Пятница, криво улыбаясь.

Ганс откинулся из люка и повис на коленях, уцепившись за пневматическую задвижку.

— Прыгай! Это твой последний шанс! ПРЫГАЙ! РАДИ БОГА! — он вытянул пальцы.

Пятница вложил в прыжок все, на что были способны его короткие ноги. Ганс поймал запястье. Земля уходила вниз на десять метров, пятнадцать, двадцать, все дальше и дальше.

Пятница вытянул вверх вторую руку и уцепился пальцами за какую-то отставшую плитку обшивки. Его глаза теперь подернулись страхом. Он бросил быстрый взгляд через плечо на уже ушедшую далеко вниз землю.

Сюзан видела, как запястье мало-помалу выскальзывает из захвата Ганса. Ганс — с перекошенным лицом — покраснел, стремясь удержать вес Пятницы.

— Помогите! — закричала Сюзан. — Ради Паука! Помогите кто-нибудь! — она ухватилась за ноги Ганса, чтобы они не соскользнули.

ШТ содрогнулся от взрывной волны. Пятницу встряхнуло как тряпичную куклу. Нечеловеческим усилием Ганс удержался, у него на шее выступили вены, дыхание вырывалось короткими хрипами.

Вокруг них все стало ослепительно фиолетовым.

— Закрой глаза! — приказал Ганс. — Ты ослепнешь! Это огонь бластера!

ШТ накренился. Ганс соскользнул, затягиваемый все дальше из люка. Сюзан, не помня себя, закричала, заставив свое полуживое тело среагировать. Ганс теперь только ступней застрял в углу люка.

Сюзан попыталась затянуть их обоих обратно. Она видела, как край люка врезается в кожу Ганса. Фиолетовый свет обдавал жаром ее собственную кожу.

— Помогите! — снова закричала она. — ПОМОГИТЕ МНЕ! — ее голосовые связки не могли соревноваться с ветром, который свистел мимо люка, и с ревом разрядов, стремившихся найти их корабль.

Железный Глаз ворвался в коридор, оценил ситуацию и нырнул за второй ногой Ганса.

— Спасай себя! — крикнул Пятница. — Это лучше, чем погибнуть обоим!

— Я держу тебя! — проскрипел зубами Ганс. — Терпи! Это не может длиться вечно!

— У тебя рука слабеет! — Пятница попытался улыбнуться с отчаянием в глазах. — Я горжусь, что был знаком с тобой, воин. У нас родственные души. Мои трофеи теперь твои.

Когда прибавилась невероятная сила Железного Глаза, они затащили Ганса в ШТ по пояс.

— Держись! — закричал Ганс. — Еще чуть-чуть! Они тащат меня!

— Могли бы выключить этот свет! — решил Пятница, стараясь перекричать ветер. — У меня кожи не останется!

— Береги глаза! — приказал Ганс. — Нельзя на него смотреть, а то ослепнешь.

Пока Сюзан прижимала ноги Ганса, Железный Глаз вытянулся и поймал руку Пятницы в тот момент, когда она выскользнула из захвата. Ганс схватил его вторую руку. Поделив тяжесть пополам, они затащили воина в люк.

Неожиданно гравитация припечатала их к стене, когда Моше попытался уйти от огня.

— Сейчас бы я тебя не удержал, — выдохнул Ганс, пытаясь согнуть пальцы и морщась от боли.

Пятница кивнул, сдерживая дрожь и судорожно хватая воздух, и осторожно ощупал то место, где разряд опалил кожу. На шее вздулись волдыри. Он в последний раз выглянул из люка и усмехнулся далекой земле.

Сюзан сидела в полном оцепенении, не в силах оторваться от лица Ганса, одна половина которого была бледной и белой, а другая красной от лучей бластера.

Железный Глаз усмехнулся и похлопал их обоих по спине. Прежде чем уйти, он задраил люк.

— Почему… почему ты это сделал? — наконец спросил Пятница. — Ты мог… тебя могло… — он рассеянно потер запястье, которое только что сжимал капрал.

Ганс слабо улыбнулся.

— Вот отдышусь… и скажу.

Сюзан позволила себе обмякнуть, почувствовав боль, пронизывавшую все тело. Она никогда не забудет того, что только что видела. Пятницу, на волоске от смерти над проносившимся внизу сирианским ландшафтом. Ганса, отчаянно сражавшегося с рывками ШТ за жизнь своего соперника.

— Я не зря дал клятву, капрал Йегер, — добавил Пятница, улыбаясь. — Мои трофеи теперь твои. Ты оказал мне честь. Можешь располагать моими услугами.

Сюзан открыла усталые глаза и отметила серьезную торжественность в лице Пятницы. Это должно было быть для него очень обидным. Она вспомнила тот день, когда он грозился» смертельной враждой.

Ганс покачал головой.

— Я ничего в этом не понимаю. Я не знаю, что считается правильным у вашего народа, — он сделал паузу, кивнув головой в сторону Сюзан. — Она любит тебя. Я не могу допустить, чтобы она лишилась любимого человека.

— Что? — спросила Сюзан.

— Ты что, еще не в медчасти? — Ганс сменил тему, густо покраснев. — Что, если ты умрешь у нас на руках?

— УМРЕШЬ? — резко спросил Пятница; он в первый раз заметил ее потрепанный окровавленный вид.

— Разряд бластера чуть не прикончил ее. Мы думали, она погибла, ударившись о землю. Давай-ка, Сюзан. Тебе нужно в мед… — ужасный рывок ШТ не дал ему договорить.

Она не смогла сдержать крик боли, когда они поднимали ее. Скрипя зубами и сдерживая слезы, она не позволила им нести себя. Опираясь на них, она шаг за шагом преодолела коридор ШТ, который все время сотрясался и уходил из-под ног.

69
{"b":"10194","o":1}