ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ганс сошел вслед за ней с мостика, тоже уставший и вымотанный. Сюзан взглянула на него, сладко зевая.

— Где Пятница?

— В патруле с Железным Глазом. Этот маниакальный пилот врезался в большой склад, забитый экзотическими продуктами. Похоже, мне здесь понравится.

— О Паук, как я устала, — чтобы кивнуть головой, ей пришлось приложить все свои усилия.

— Пошли, у меня для тебя есть специальная койка, — он провел ее по коридору до маленькой каюты Риты. — Можешь ею распоряжаться двадцать часов, — Ганс открыл люк.

— Но где будет Рита…

— На мостике. Ей есть чем заняться. Пошли, — он втащил ее в дверной проем.

Сюзан застонала, прислонившись к стене. Ганс начал расстегивать ее боевой костюм, бросая его исполосованные, испачканные, забрызганные кровью части на пол. Его локти в тесноте ударялись о стены.

Сюзан взглянула на хронометр.

— Я не ложилась почти два дня.

— Я успел отоспаться.

— Должно быть, я выгляжу ужасно.

— Ты красива как никогда, — прошептал Ганс, стягивая щиток со спины Сюзан.

— Я воняю, — сказала она со смешком, — лошади, по сравнению со мной, не пахнут вообще. Мне нужно в душ.

Ганс даже не покраснел, когда она разделась перед ним и вошла в маленькую кабинку. Почувствовав себя, наконец, хоть чуть-чуть живой, она обсушилась и вышла. Устало упав на койку, она установила регуляторы.

Ганс устроился в единственном маленьком кресле. Она посмотрела на него с интересом, соображая с трудом.

— Почему ты это сделал?

— Что?

— С Пятницей. Со мной. Ты же знал, что тебя должны были там убить десять раз.

— Паук был со мной, — Ганс скривил губы. — Вероятно, ему нравятся дураки, — он посерьезнел. — Кроме того, они бы смели их всех. Ты же видела атаку с флангов. Для Пятницы это была бы верная смерть. Я не мог не думать о том… что это причинило бы тебе ужасные страдания, — он опустил взгляд, уставившись на руки, потирая их, как будто вспоминая ощущение потной кожи Пятницы.

— Знаешь, я люблю тебя, — прошептала она. — Тебя и Пятницу. Я не знаю, как можно жить без кого-либо из вас.

Он не шевелился, смотря все в ту же бесконечно далекую точку за переборкой. Наконец, он хрипло прошептал:

— Засыпай, Сюзан. Ты устала. Это путает твои мысли.

Она покачала головой, видя, как он борется со своими собственными представлениями о благородстве. В ее памяти всплыло выражение его глаз, когда он спасал ее и Пятницу. Она видела силу, характер, непоколебимость.

Забыв о своих болячках, она встала и подняла его на ноги. Он дрожал, пока она расстегивала его боевой костюм неожиданно ловкими, несмотря на усталость, пальцами.

— Сюзан? — спросил он, когда она стянула с него нижнее белье. — Ты… уверена? Я имею в виду… насчет Пятницы…

— Я не могу спать, Ганс. Я слишком заведена. Кроме того, ты мне сейчас нужен. Я давно хочу тебя. Я просто этого по-настоящему не осознавала. Ты самый…

— Но что это значит? — спросил он, отзываясь на прикосновение пальцев к его груди.

— Это значит, что сегодня я тебя чуть не потеряла. Мы все еще можем потерять друг друга, понимаешь. Нельзя, чтобы кто-то из нас умер, а мы бы не… не разделили этого. Наши жизни в таком случае стоили бы меньше, — она потянула его на койку вслед за собой.

— Я никогда раньше не был с женщиной, — тихо сказал он. — Я… у меня может ничего не получиться.

— У нас есть двадцать часов на то, чтобы это выяснить, — прошептала она, слегка покусывая его ухо.

— Первый гражданин! — голос Джиоржа задел краешек сознания Нгена. В его сне молодая романанская девушка извивалась перед ним, связанная по рукам и ногам. Электрическим кнутом он терзал ее крепкое тело, наблюдая, как она стонет от образов, внедряемых в ее сознание психомашиной.

— Первый гражданин? Пожалуйста, ответьте.

— Да, — сон испарился, оставив его разгоряченным и возбужденным.

— Мы перехватили передачу Патруля, Первый гражданин. Я думаю, вы должны об этом знать, — сообщил монотонный голос Джиоржа. — Я только что вернулся с захваченного корабля. Я воспользовался его системой для контроля за их коммуникацией. Я думаю, вы должны знать, что нечто было отправлено на «Пулю». Мне не удалось получить саму информацию, но я понял, что там речь шла о наличии в системе «Пули» каких-то сведений по Братству. «Пуля», как и Граница, многое хранит в своих глубинных банках данных. Очевидно, это сохранялось там веками.

— Что? — Нген вскочил на ноги, прогоняя сон. Тело Леоны лежало рядом с ним, еще теплое и потное от усилий, которых он от нее потребовал.

— Я не уверен, Первый гражданин. Но достаточно сказать, что, по мнению майора Сарса, это поможет им сдвинуться с мертвой точки, — глаза Джиоржа загорелись и он потер руки. — Какие секреты могут скрываться… — он покачал головой. — Если бы я только мог попасть на этот корабль!

— Джиорж! — выпалил Нген. — Насколько это серьезно?

Бледный инженер пожал плечами.

— Мы не можем представить. К сожалению, я только приступил к изучению их системы. Техническая информация не могла быть затребована, и я тогда еще не понимал записывающих команд. Я дал вам общее представление об их разговоре. В то же время с планеты была еще одна передача. Я думаю, вы должны посмотреть ее.

Появилось голографическое изображение рыжеволосой женщины. Вполне привлекательной. Затем внимание Нгена привлекла суровость в этих зеленых глазах. Он увидел во взгляде вызов. На вызов он реагировал немедленно. Он приказал сделать копию голографии.

— Граждане Сириуса, — грудное контральто задело струну внутри Нгена, — военным распоряжением Директората каждое лицо или лица, добровольно не признавшие власть Директората на этой планете по истечении десяти часов, будут считаться настроенными враждебно.

Те районы, которые останутся верными Директорату, будут находиться под охраной десантников Патруля. Те районы, которые будут продолжать поддерживать политику преступной Партии независимости, будут переданы народу романанов на порабощение. Более того, районы, отданные романанам, не вернутся под юрисдикцию Патруля после подчинения планеты. Всем должно быть ясно, что романаны являются самостоятельной политической единицей и не связаны законами, конвенциями или соглашениями, действующими в пределах контролируемого Директоратом космоса. Они политические союзники только формально. Районы, переданные им, останутся за ними навсегда.

У романанов, хочется подчеркнуть, есть своя система экономики и распределения ресурсов. Часть из вас будет транспортирована на другую планету для занятия скотоводством, изготовлением ружей, ножей, обработкой земли и чисткой конюшен. Некоторые из женщин будут взяты для приготовления пищи, работы по дому и ухода за детьми. Те, кто принадлежит к богатым семьям, будут взяты в жены. Это не должно вас пугать, дамы. Бремя труда будет ограниченным, так как воины вернутся богатыми. Вы будете делить свои супружеские обязанности с не меньше чем еще семью другими женами.

Подобным же образом промышленность в романанском секторе останется под их контролем. Романаны будут определять заработки, прибыль и налоги на всю продукцию. Патруль полагает, что те, кто будет депортирован на романанский мир, убедятся в том, что производство отвечает их потребностям. Вероятно, вы могли бы назвать этих лиц заложниками… если бы романаны не были такими добрыми и гуманными по своей природе.

В тех районах, которые попросят защиты Патруля, будут восстановлены нормальные условия в самое короткое время. Мы понимаем, что политические махинации приучили вас верить в то, что при возобновлении контроля Директората вашей участью будут смерть и разрушение. Тем не менее, промышленность вернется в норму, и экспортные операции будут продолжаться по-прежнему. Для разрешения наших трудностей грузовые корабли GCI готовы к скачку с Рейнджа, Сиона, Земли и других мест, где накапливается избыток продовольствия. Им, в свою очередь, понадобятся генераторы, металл и оборудование, производимые здесь. Патруль не наложит никаких санкций в том случае, если нам будут переданы лидеры Партии независимости.

72
{"b":"10194","o":1}