ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, голубка, я вижу ненависть в твоих глазах, — он причмокнул губами. — Но сейчас, душенька, настало время приступить к занятиям. Ты будешь плакать для меня. Ты будешь таять для меня. Вся твоя твердость превратиться в глину в моих руках.

Он аккуратно опустил головное устройство ей на лоб и дождался, пока ее глаза затуманились. Затем он вытащил кляп изо рта женщины и начал целовать ее в шею, поглаживая пальцами бока. Полковник Ариш Амаханандрас попыталась закричать.

ШТ появлялись парами, разрывая небо пронзительным свистом и поражая бластерами сверкающие сирианские аркологии в предместьях Англы, одного из крупнейших промышленных районов Экрании. После них оставалось разбитое стекло и скрученная сталь, в затянутое небо поднимались черные клубы дыма.

— Этого должно хватить, — решил Ганс.

— Подтянитесь, — приказала Сюзан. Фигуры перебежками продвигались вперед по заваленной обломками улице, на которой Народная гвардия блокировала их. — Надо благодарить Паука за ШТ.

— Не спускайте глаз с окон, — напомнил Пятница.

— ЛОЖИСЬ! — завопил Ганс, — СИРИАНЕ!

Романаны нырнули за разбитые грузовики, скользнули в дверные проемы и за треснутые, полуразрушенные стены, держа бластеры наготове.

— Не открывайте огонь! — приказала Сюзан. — У них белый флаг. Они сдаются.

Непрерывным потоком сломленные гвардейцы высыпали из огромной аркологии, хрустя битым стеклом и высоко подняв руки. Некоторые нетвердо держались на ногах, ошарашенные тем адом, который устроили ШТ. Другие пытались остановить кровь из ран. Некоторые просто тупо смотрели в землю. Однако большинство дрожало от страха, с ужасом всматриваясь в тени.

— Ладно, — вздохнула Сюзан, выбирая Рэя Смита и Патана Риша. — Вам уже это знакомо; отведите их к нашим позициям.

У романанов на лицах было написано отвращение, когда они поднялись и с бластерами наизготовку погнали сириан прочь от обломков. Сюзан встала, зная, что ее прикрывают шестьдесят романанских стволов.

С другой стороны подошел Ганс, когда один из гвардейцев с командирскими знаками вышел вперед.

— Мы сдаемся! Не трогайте нас! Не калечьте нас!

Сюзан остановилась перед мужчиной, бросив быстрый и беспокойный взгляд на пасмурное небо.

— Все будет нормально. Романаны не трогают тех, кто сдается. Нам просто трудно вас уважать.

Кто-то из пауков усмехнулся из-за перевернутого воздухоплана.

Сирианин проглотил комок в горле.

— А чего вы ожидали? — его глаза отчаянно бегали. — Мы видели записи. Те, которые Лита Добра передала с «Пули». Мы знаем о пророках. Все об этом говорят. Как мы можем сражаться с вами, когда вам известно будущее? Как мы можем что-то планировать, когда вы знаете каждый наш шаг? Вам известно наперед о своей победе! Как мы можем что-то этому противопоставить?

— Пророки? — удивилась Сюзан. — Что, они…

— ДА! — вскричал сирианский командир. — Те, которые видят будущее! Как же еще вам удается каждый раз побеждать нас? Знать все наши слабые места? Вы бы не напали, если бы не знали, что победите! Мы бессильны против этого.

Сюзан засмеялась, хлопая себя по коленям.

— И правда, как же еще? Знай силу Паука, сирианин. Ладно, убирайся к черту. Нам еще нужно захватить всю остальную планету!

Риш сделал знак сирианам, чтобы они начали двигаться, вытягиваясь длинной цепочкой из разрушенного здания, пока остальные из ее отряда побежали вперед, занимать оставленные сирианами позиции.

— Высматривайте люки кабелепроводов! — крикнул Пятница, подгоняя всех вперед и с тревогой поглядывая на небо. Атаки с орбиты следовали за победами с обескураживавшей частотой.

— Ганс? Пятница? — позвала Сюзан, укрывшись во взорванном туннеле. — Что это значит? Все это про пророков?

Пятница одарил ее озорной улыбкой.

— Ты бы пошла на войну против человека, который видит будущее?

Она покачала головой.

— Нет, но эти люди все-таки ничего не понимают в пророках. Пророк не говорит того, что он видит; он бы сошел с ума! Кроме того, с нами нет пророка.

Ганс махнул рукой, перебивая их.

— Но они-то этого не знают. Я думаю, это важно, — он снял с пояса устройство связи. — Мне нужна майор Сарса!

20

Дэймен Ри с интересом рассматривал торпеду.

— Вы уверены, что сработает?

Майор Глик беспомощно взмахнул руками.

— Трудно сказать. Все зависит от того, какой техникой они располагают. Хочется верить, что им особо нечего будет противопоставить. Устройства для обезвреживания систем, подобных той, которую мы встроили в эту малышку, довольно сложны.

Ри потер подбородок, глядя на маленький металлический контейнер. Это было не что иное, как статическое поле, окружавшее генератор антивещества. Они обшарили почти всю «Пулю», чтобы собрать эту штуку. Она заполняла отсек, в котором из-за этого было слишком тесно.

Спереди на штуковину было нанесено мастерски выполненное изображение паука в прыжке, с вытянутыми по направлению к добыче лапами. Рот был раскрыт, обнажая два сочащихся ядом жала. Ри решил, что если эта искусность отражала талант, с которым была выполнена торпеда, то победа была за ними. Если нет, то Паук хотя бы оценит приложенные усилия.

— Прошу связи с полковником бен Ахмад, — он поднял голову, когда появилось изображение. — Я полагаю, мы готовы. Хотите еще раз проиграть в уме операцию?

Майя покачала головой.

— Нет, Дэймен. Мы сделаем все с первого захода. Ускорение на 30 «g», падение в гравитационный колодец и появление снова уже на другой стороне. Мы надеемся, что ваши внутренности это выдержат, а мы постараемся отвлечь на себя как можно больше огня, поскольку вы все у себя поснимали для постройки торпеды.

— Молитесь Пауку за то, чтобы все получилось! — пробормотал Ри, сожалея, что с ним нет пророка, который мог бы дать ему один из своих, выводящих Ри из себя уроков.

— Всегда пожалуйста, Дэймен, — отозвалась Майя.

— Ну тогда вперед, — пожал плечами он. — Глик, займитесь техническим обеспечением. Все, чего я хочу от вас, это чтобы малютка не развалилась, — Ри посмотрел на уродливую торпеду. — Господи, надеюсь эта штука не разнесет нас, когда мы ее включим.

— Я тоже, — согласился Глик и зашагал в направлении комнаты управления реактором.

Ри остановил лифт и добрался до мостика. На экранах было видно, как остальной флот развивал ускорение в сторону планеты. Они выстроились по порядку: сначала «Победа» и «Тореон», затем в середине «Пуля», а «Миликен» занял позицию замыкающего.

Последнее звено будет, вероятно, самым слабым. На «Миликен» придется основная масса огня, если дела пойдут не лучшим образом. Если же они пойдут хорошо, то торпеда выведет из строя один корабль сириан, а распад антивещества нарушит функционирование систем наведения двух остальных сирианских кораблей. В одном случае «Миликен» выйдет сухим из воды, в другом — хорошо, если унесет ноги.

Оставалось только ждать. Начав движение, корабли мало что могли сделать до подхода на расстояние выстрела. При первом же их шевелении сириане выстроились. Насчет внезапности можно было и не думать. Ри все равно не рассчитывал на то, что сирианские офицеры будут спать.

— Тони? — вызвал он. — Есть что-нибудь насчет спрятанных в системе файлов Братства?

— Да, сэр. Они действительно там были, как и сказала Рита. Никто бы и не подумал, что такого рода информация запрятана в старушке «Пуле».

— Глик еще с ней не ознакомился?

— Нет, сэр. Он был слишком занят торпедой. Как, впрочем, и все инженеры.

Ри закусил нижнюю губу.

— Первым делом — конечно, если будем живы, — пошли ему эти данные, посмотрим, что он скажет. Может быть, он найдет там способ пробить защиту Нгена.

— Слушаюсь, сэр.

Дэймен, взяв привычную чашку кофе и отпив из нее, облачался в боевой костюм. Обычные контрольные проверки казались рутиной — данью уважения традиции. На экране он видел мертвый, безжизненный корпус «Братства». Ри вяло подумал о том, что случилось с теми, кто выжил. Если реактор Глика подведет, скоро и они будут иметь возможность это узнать.

74
{"b":"10194","o":1}