ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Они взяли один у меня, — пробормотал он про себя, — я беру один у них взамен!

Минуты текли медленно, раздражая его. Корабль Патруля на экране увеличивался в размерах очень медленно. Шагая, Нген наблюдал за маячившей на мониторе массой. Вдоль опаленного борта боевого корабля можно было прочитать полустертые буквы: ПУЛЯ П—8. «Пуля» была старым кораблем. Она служила Патрулю многие годы. Неудивительно, что на ней обнаружились секреты Братства.

Теперь, приблизившись, Нген мог различить прожженные дыры там, где его бластеры вонзились в корабль. Когда-то он был белоснежно-белым, а теперь выглядел потрепанным, с обугленными разводами на бортах из-за декомпрессии во время ускорения.

Так же, как и в случае с «Братством», он заметил, что корабль получил повреждения еще до прибытия на Сириус. Этот корабль, значит, тоже участвовал в сражении над Атлантидой. Так что не один из них, а два были ослаблены еще до своего прибытия. Как мог Нген Ван Чжоу обратить это себе на пользу?

— Полковник Дэймен Ри, — прошептал Нген, — герой Атлантиды. Джиорж, открой канал связи с полковником.

Визуальная связь установилась, экран заполнился изображением, и Нген обнаружил перед собой знакомое угловатое лицо полковника, которое он видел в трансляциях Добра.

— Приветствую вас, полковник, — Нген улыбнулся. — Я могу с честью принимать вашу капитуляцию?

— Нет, не можете, — четко выговорил Ри.

— Так неприятно было бы уничтожать ваш корабль и всю вашу команду, полковник. Вы же наверняка знаете, что защиты у вас нет. Неужели ваша показная честь стоит всех этих жизней? — Нген изобразил умоляющее лицо.

— Мы думаем, что да, — Ри вызывающе усмехнулся. — Мы не сдаемся, Нген. Мы поняли, что жить можно только на своих собственных условиях, а не на чьих-то чужих.

— Ладно, — Нген отвернулся от монитора, — Джиорж, я думаю, у нас достаточно мощи, чтобы отбуксировать их. Намагнить этот корпус и потащи его.

Полковник, — Нген поклонился. — У меня нет времени играть в игры. В настоящий момент вы мне больше нужны в качестве живых заложников, чем мертвых героев. Мы позаботимся о том, чтобы достать вас из вашей скорлупы, когда у нас будет больше времени. — Он отключил систему и посмотрел на Джиоржа. — Что они могли бы нам сделать, инженер?

Невозмутимые глаза Джиоржа смотрели твердо.

— Они могли бы собрать достаточно антивещества для реакции. Сыграть тот же трюк, который они опробовали над Атлантидой, чтобы спасти романанов.

— Этому можно помешать?

— Конечно. Если только этот корабль построен по той же схеме, что и «Братство». Мне понадобятся услуги двух бластеров. Это должно занять не более пяти минут.

— Добро, — Нген вернулся и устроился в своем кресле. Операция Джиоржа заняла менее трех минут. Из отверстий, которые он прожег в корпусе «Пули», вырвалась атмосфера. Боевой корабль замер.

— Они лишились энергетических кабелей. Реактор, конечно, все еще в рабочем состоянии, но им понадобится дополнительный материал, чтобы воспользоваться им, — говорил Джиорж, изучая показатели в своей системе. — В корпус питание подается, — он поднял глаза и пробежался ими по мониторам. — Малый вперед, ноль и две десятых, Мистер Рулевой.

Нген удовлетворенно кивнул, и они начали обсуждать кратчайший путь обратно на Сириус. Его мысли были поглощены экраном, и он кусал губу, испытывая волнение от близости боевого корабля, который мог нести в себе смерть. Но даже если так, то Ри не будет рисковать жизнью своей команды, находясь на расстоянии стрельбы в упор от полноценного корабля, так ведь?

Три остальных корабля Патруля забрались обратно на высокую орбиту, далеко за предел видимости и стрельбы. Половина их флота была уничтожена, в то время как Нген Ван Чжоу потерял лишь треть своего и захватил еще один боевой корабль. Война в космосе шла превосходно.

Дэймен Ри сидел в тусклом свете аварийных ламп и думал так, как никогда не думал раньше. Сириане одолели его. Более того, кто-то на этой чертовой переделанной барже хорошо знал корабли Патруля. Очевидно, какой-нибудь достаточно компетентный инженер перешел на их сторону после захвата «Братства».

— Связь с Майей, сэр, — сообщил Нил.

— Положение, Дэймен?

— Поддерживаем жизнь. Ублюдок уничтожил большую часть энергетических узлов — со знанием дела. Будьте осторожны. Реактор заглушен почти до мертвой точки. Если не считать всего этого, то мы в порядке. Команда сидит в боевых костюмах, некоторые в разгерметизированных отсеках, и ждет, что будет. Нил при помощи компьютеров определил, что нас притянет на орбиту через шесть часов. Магнетизация корпуса тоже не приносит нам особой пользы, так как это потихоньку сводит с ума компьютеры.

— И что вы собираетесь делать?

— Спасать СВОЙ корабль, — рявкнул Ри. — Нген получит его, только если разнесет на отдельные атомы. Пока же этого не произошло, мы будем сражаться до победы или до смерти, или мы можем раскочегарить реактор и прихватить этого ублюдка с собой.

— Дэймен, просто чтобы вы знали… — связь затрещала, — …вы единственный чертовски… и мне будет не хватать вашей проклятой физиономии. Мы будем… — линия оборвалась.

— Если вы еще слышите меня, Майя, большое спасибо. Я всегда считал, что вы лучшая в своем роде. На тот случай, если больше не свидимся, спасибо за все. Позаботьтесь о человечестве вместо меня, — он сидел, тупо уставившись на погасший монитор. — Да, все-таки она действительно была ничего.

— Хороший командир, — согласился Нил, который выглядел устало при слабом красном освещении.

— Да, но у нас есть одна вещь, которой нет у него, — наконец решил Ри.

— Не терпится услышать, — Нил поднял глаза.

— Я не думаю, что он сможет взять нас на абордаж. У нас превосходство в рукопашном бою в невесомости. У нас есть личное оружие, и мы знаем этот корабль как свои пять пальцев. Нил, принимайтесь за работу. Объединитесь с Гликом. Просчитайте, где они скорее всего могут проникнуть, и поставьте мины, ловушки или защищайте каждый дюйм. Пускай сунутся — на свою голову!

Мрачная улыбка Нила сказала ему все, что он хотел знать. Команда поддержит его. Они не предадут «Пулю». Судьба старушки была в надежных руках. Мало того, она уничтожила одного из сириан. Ри взглянул на паука над головой и, не найдя ничего лучше, взял маркировальный карандаш и начал рисовать такого же у себя на боевом костюме.

— Слушайте все, — произнес он по системе. — Говорит полковник. В самое ближайшее время мы должны быть готовы к десанту противника. Когда это случится, вспомните романанов. Они научили нас ценить свободу и сражаться за нее. Давайте окажемся на высоте.

С палуб, на которых еще была атмосфера, донеслись восторженные крики. Воины и инженеры Патруля проверяли бластеры, баррикадировали коридоры, закладывали взрывчатку, укрепляли стены, одним словом — готовились.

На седьмой палубе, возле наполовину расплавленного шлюза, в темноте сидел Вилли Красный Ястреб Конокрад и дрожал. В его закутке совсем не осталось тепла. Каждый раз, когда ему становилось так холодно, что он начинал ощущать переохлаждение, шлюз снова разворачивался к солнцу, и температура поднималась до невыносимой отметки, заливая его потом. Затем все начиналось снова.

Сколько еще? Пару часов? Планета внизу уже явно становилась больше, ярче, красивее. Конокрад проверил кислород. Осталась еще половина емкости. Хорошо, еще часов десять, если он до этого не замерзнет. Он знал, что периоды холода вытягивали из него силы, с каждым разом все больше.

Спустя вечность, дрожа от холода, Вилли заметил, что один из шлюзов корабля сириан открылся. Небольшой вооруженный аппарат выдвинулся и отделился от «Хирам Лазара». Вилли собрался с духом и прыгнул. Время пришло, сейчас или никогда. Надо молиться Пауку, чтобы они выслушали, прежде чем стрелять. В конце концов, чем Вилли Красный Ястреб Конокрад был обязан человеку, который называл его бунтовщиком, который пренебрегал старыми порядками да еще засадил его в медчасть так надолго?

76
{"b":"10194","o":1}