ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Когда ты пытаешься сказать им, что у нас НЕТ пророка, твои слова звучат не очень убедительно, — одна рыжая бровь приподнялась.

Он невинно улыбнулся.

— Ну и что? Им не вредно во что-то верить. Смотри, как убывает сопротивление. Большая часть Экрании уже в наших руках. Эта история перекидывается как пожар на остальные укрепленные позиции сириан. Все больше и больше гражданских лидеров — вроде этого толстого человека — смотрят с надеждой на нас и на наше волшебство. Кто я такой, чтобы разочаровывать их?

Рита улыбнулась.

— Ну может, ты и не можешь дать им пророка, но, знаешь, они все хотят поговорить с тобой. Я начинаю чувствовать себя оператором Gi-сети или твоим личным секретарем! Возможно, тебе следует посадить рядового на прием вызовов, вместо того чтобы держать майора в своем клубе поклонников.

— Поклонников?

— Вроде того толстого человека — и всех остальных, наперебой стремящихся оказаться поближе к твоей покрытой шрамами шкуре. Тех, кто начинает видеть в тебе какого-то сверхчеловеческого спасителя.

Железный Глаз засмеялся и глубоко вздохнул.

— Некоторые из пленных требовали, чтобы я разрешил им присоединиться к силам романанов. Они говорят, что хотят взять трофей и встать плечом к плечу с воинами, — он покачал головой. — Я этого не понимаю.

Она вертела головное устройство в руках, рассеянно глядя на монитор.

— Знаешь, это еще цветочки. Любопытная психологическая реакция, свойственная людям, потерявшим все. Твои собственные предки сделали то же самое на Земле, когда американцы завоевали их. Они все бросились усваивать порядки белых людей, рассчитывая получить часть власти. Очевидно, если они потерпели такое сокрушительное поражение, то что-то не то было с их системой, а система победителей должна была быть удивительно правильной. Скоро на улицах будут выкрикивать твое имя.

Железный Глаз пожал плечами.

— Может быть. А пока, вероятно, нам лучше сосредоточить свои мысли на подавлении Англы и остальной части континента?

— Снова хочешь работать, а? — язвительно спросила Рита. — Я этого боялась. Надо было оставить тебя на Мире воровать лошадей. У меня тогда было больше свободного времени.

Пятница Гарсиа Желтая Нога бросил подозрительный взгляд на Джона Смита Железный Глаз, заходя в огромную комнату. Затем он застыл как вкопанный, пялясь на голографические образы на стенах. Перед ним расстилался пейзаж Мира: Медвежьи горы, розовый гранит которых был таким реальным, что, казалось, он мог прикоснуться к камню, если бы не вонь сирианского воздуха.

Железный Глаз улыбнулся.

— Частица дома.

Пятница кивнул.

— Хм, ты прислал за мной ШТ. В чем дело?

— Когда мы здесь все закончим, то пошлем тебя обратно, — объяснил Железный Глаз. — Мы занимаемся тем, что называется пропаганда. Мы заготавливаем то, что называется рекламой. Ну — это вроде историй, помогающих продавать вещи. В данный момент мы сбываем романанов и сбиваем спрос на Нген Ван Чжоу.

Пятница вскинул голову.

— Ты не хочешь просто объяснить, что имеется в виду? — он бросал беспокойные взгляды на голопроекторы и на инженеров с блестевшими глазами.

Железный Глаз скрестил руки с самодовольным лицом.

— Новые пути. Если попробовать перевести это на язык романанов, то мы пытаемся уговорить сириан отдать лошадей без боя. Хм, склонить их сложить оружие, потому что Нген для них хуже, чем мы.

Пятница провел носком сапога по искусственной земле, увидев зеленого хавестера и медведя, расположившихся на далеких вершинах. Он захлопал глазами.

— Эй, — сказал он, — эти животные не…

— Это искусство!

— Ну и что? Ты вырвал меня из пекла сражения. Зачем тебе понадобился я?

Железный Глаз подошел и похлопал Пятницу по плечу.

— Чтобы продавать Паука. Вот, взгляни на меня, я грубый и неотесанный, большой, злобный и коварный. А теперь скажи мне, Пятница, кто самый скромный человек на Мире? Кто лучше всех в поселении рассказывает истории? У кого лучше всего подвешен язык? Кто может уговорить кого угодно? У кого величайший…

Пятница закатил глаза.

— Хм, я ничего не знаю о…

— Все ты знаешь! — вскричал Железный Глаз. — Это просто. Я уже подобрал весь военный материал и показал, как каждый раз после того, как мы захватывали район города, Нген сметал его с лица земли. У нас уже есть документы, свидетельствующие об уничтожении Нгеном своего собственного народа. Он использовал тот фиолетовый огонь против него. Мне пришлось нелегко, но…

Он вдруг смутился.

— Видишь ли, меня вызывают через каждые пять минут. Какой-нибудь местный лидер хочет выслушать лекцию про Паука. У меня больше не остается времени вести войну, потому что мне приходится говорить с ними о душе, Пауке и обычаях романанов. Этот толстый малый вызвал меня, и у меня возникла идея…

— Я уверен, что ты с этим прекрасно справляешься, — бросил Пятница через плечо, направляясь к двери. Тяжелая рука опустилась ему на плечо, развернула его, и он оказался перед злобным взглядом Железного Глаза.

— Ты будешь еще лучше.

Пятница проглотил комок в горле.

Из сумки появились его личные кожаные одежды. Его лицо перекосилось, а губы скривились, когда он сбросил обугленный защитный костюм и облачился в мягкую кожу. Во рту пересохло, и он откашлялся, когда голографические записывающие устройства нацелились на него. Железный Глаз излучал оптимизм, когда инженеры Патруля поместили Пятницу на фоне Медвежьих гор.

— Я… — выдохнул он, увидев, что включилось освещение. — Я… — невидимые пальцы сомкнулись на его горле. — Я…

— Подождите, — подошел Железный Глаз, оптимизм которого сменился мрачной гримасой. — Говори что-нибудь! Ну представь, что рассказываешь детям про Паука!

Пятница покачал головой.

— Я не…

Железный Глаз прищурился.

— Разве ты не говорил мне, что твое исцеление состоит в том, чтобы прославлять Паука среди звезд?

— Ну, я…

— Разве ты не говорил, что Паук наделил тебя этой властью? Что ты боялся думать о том, какой может быть цена за это? Что ты обещал Пауку?

Мысли Пятницы обратились к тому далекому дню на вершине горы, похожей на ту, что была сейчас за его спиной. Его пальцы непроизвольно нащупали изображение паука на боевой рубашке.

— ЧЕГО ТЫ ЖЕЛАЕШЬ? — голос эхом отзывался в его сознании. — КТО ЭТО СДЕЛАЕТ?

Пятница посмотрел на Джона Смита Железный Глаз и кивнул, попросив его отойти. Он бесстрашно посмотрел на записывающие устройства. Его голос зазвучал свободно.

— Я Пятница Гарсиа Желтая Нога. Я бы хотел, чтобы народы Директората узнали имя Паука. Я был призван сюда с моей родины, Мира, — он доброжелательно и мудро улыбнулся, обращаясь к невидимым массам, пытаясь затронуть душу каждого человека.

— Позвольте мне рассказать вам о Пауке. Позвольте рассказать о том, чему мы, романаны, научились. Мы не враги вам. Наоборот, мы несем вам новую религию… новую жизнь. Мы не посланцы смерти. Мы открываем путь к лучшему будущему. Послушайте теперь о том, что я вам расскажу о Пауке и о жертве, которую он принес, чтобы люди были свободными…

Железный Глаз наблюдал со стороны, ощущая притягательную силу, излучаемую Пятницей, внезапно задетый словами маленького человека.

— Как успехи? — спросила Рита с порога.

— Если через неделю по всему Сириусу не возникнут культы Паука, я сделаю старика Уотти военным вождем!

21

Холодный, безжизненный, темный коридор терялся во мраке — уводя в ночь и смерть. Дэймен Ри выжидал, слегка покачиваясь на тросе в невесомости, гравитационные пластины уже давно не работали из-за того, что не подавалось питание или из-за повреждений от бластеров.

Ри заметил какое-то шевеление и вскинул тяжелый ручной бластер.

— Миновали мой отсек, — раздался в шлеме Ри шепот Хэнсона.

— Пускай подойдут, — зашипел Ри в ответ. — Сейчас полегче, постарайтесь взять одного-двух живьем. Я хочу узнать об их задании. Они упорно рвутся на мостик. Почему? Там ничего нет, кроме компьютерных терминалов и погасших экранов.

78
{"b":"10194","o":1}