ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рите вспомнился день, когда Сюзан с Гансом поймали выходящими из компьютерной зоны. Она невесело усмехнулась. Маленькая сучка стояла там и, не моргнув глазом, пускала в ход всевозможную ложь, чтобы выкрутиться из затруднительной ситуации. Рита кивнула. Тоже мастерская работа.

Она вспомнила о том, как Сюзан выглядела после первого дня боев: кровавые разводы на костюме, связки разноцветных волос, силившийся что-либо понять взгляд.

Сюзан намного переросла то представление, которое о ней имела Рита. На протяжении всей этой кампании она была слишком занята, чтобы за ней уследить. После падения Англы и смерти Ганса мечта погибла в фиолетовой действительности. Теперь уже ничего нельзя было сделать.

Она вспомнила каменное лицо и безжизненные глаза Сюзан, смотревшие на мир, который дал ей сдачи. А Пятница, с глазами, полными почитания, страдал вместе с ней как мученик.

Рита наклонила голову вперед, положив ее на руки, собирая волю в кулак в ожидании того, что будет дальше.

Она распрямилась и вошла в систему.

На мониторе появилось лицо Пятницы.

— Майор, — приветствовал он ее, глаза его слезились, на лице были пыльные разводы. — Я собирался сам выйти на связь. Мы все ближе к центру Хелга. Гвардейцы и гражданские лица покидают город, на каждом здании нарисован паук. Мы победили.

— Позапрошлой ночью к ним в руки попала Сюзан, — сказала Рита, как будто не слыша его. — Ее люди пытали пленных, пока те не сказали, что ее отправили на «Хирам Лазар».

Лицо Пятницы вытянулось.

— Понятно. Я… я… я поговорю с тобой потом, — связь оборвалась.

Она уставилась на монитор, как будто на нем отпечатался образ Пятницы с потрясенным взглядом.

— Сюзан, Сюзан, — простонала Рита. — Вот чем закончились твои амбиции, детка, — прошептала себе под нос Рита. — Интересно, ошиблась ли я? Может быть, следовало отпустить Пятницу с тобой? Не моя ли это вина?

Она медленно заставила себя встать на ноги. Группы под предводительством Железного Глаза начали высаживаться в Апахаре только прошлой ночью. Они уже вовсю пользовались тактикой Сюзан, чтобы сомкнуть ледяные пальцы страха на шее города. Теперь это только вопрос времени. Дар Сюзан народу.

В люке появилась голова Моше.

— Только что пришло сообщение. Хелг капитулирует.

Рита вымученно улыбнулась ему.

— Здорово.

Последний оплот, и жучки-романаны прогрызут дыры в дереве сопротивления. К тому же Нген не нанес удар из бластеров по Хелгу. Пока романаны не собирались в больших количествах, большие бластеры в космосе молчали. Их хозяин, тем не менее, передавал программу за программой, призывая сириан сбросить тиранию Директората. На этот раз Сириан не так просто было купить. Они просто смотрели, как мимо них проходят романаны и Патруль, ощущая физическое и эмоциональное истощение.

Другие континенты тоже пали под нажимом Патруля, в то время как романаны, словно кислота, разъедали моральный дух сириан. Там небольшие города перешли в руки десантников на ШТ почти без боя. Экрания действительно оказалась средоточием власти на Сириусе.

Система подавала ей сигнал. Она равнодушно ответила на вызов. На нее уставился Железный Глаз, сверкая суровыми глазами на угловатом лице, две черные косы спускались на шею.

— Хочешь сесть на ШТ и прилететь? Ведущие граждане Апахара хотят договориться о мире, рассчитывая, что мы будем их кормить.

Рита почувствовала, что ее настроение чуть-чуть улучшилось.

— Я скоро буду, — согласилась она, не испытывая радостной приподнятости, подобавшей подобному событию. Войдя в систему, она снова вызвала Пятницу. Он выглядел мертвенно-бледным, как будто кто-то пнул его в живот.

— Высветите свое местоположение, мы заберем вас.

Не успела она опомниться, как Моше уже поднял в воздух ШТ. Рита смотрела, как облака летели им навстречу, подобно шарикам хлопка, распадаясь перед носом ШТ. Чумазые после боя десантники, сощурившись, смотрели на мониторы в ожидании первых признаков появления зловещих фиолетовых разрядов. ШТ по привычке метался и увиливал, запутывая компьютеры на орбитальных кораблях сириан.

Через двадцать минут, подобрав по дороге группу Пятницы, ШТ—22 упал с неба, чтобы мягко приземлиться в центре Апахара. Когда пыль рассеялась, из ближайшего здания вышел Железный Глаз, а вслед за ним десять сирианских чиновников в черных революционных одеждах. Романаны подозрительно следили за ними, перешептываясь между собой.

Железный Глаз завел их по кормовому трапу, пока Рита отстегивала ремни безопасности и наскоро приводила себя в порядок. Даже ежу было понятно, что на невесту она не тянула. Ее лицо осунулось, вокруг зеленых глаз от постоянного прищура залегли складки. Вид у нее был усталый. Она выглядела лет на сорок пять, вместо своих тридцати с небольшим.

Она следила за тем, как делегация проходила по ШТ в комнату совещаний. Вызвав к себе Пятницу, она ждала, пока гостям подадут кофе или чай, что им больше нравилось.

— Майор, — Пятница появился в люке. Он не стал выглядеть лучше.

— У тебя здесь случайно нет комплекта кожаной одежды? — спросила она, сверкнув глазами.

— Конечно есть, — пожал плечами Пятница. — Я не знал, сколько мы здесь проторчим.

— Иди оденься, — засмеялась Рита. Ничего, делегаты подождут. Здесь она хозяйка.

Она натянула на голое тело прохладную кожу и застегнула пояс с трофеями. Повесив, как полагается, тяжелый романанский боевой нож, она подхватила ружье, взятое давным-давно у Большого Человека, и вышла в коридор. Десантники, находившиеся там, вытаращили глаза, но ничего не сказали. Пятница появился в таком же виде, с изображением паука на рукавах.

— Ты мой почетный караул, — сказала ему Рита с лукавой улыбкой. — Зайдешь в комнату совещаний и объявишь меня, сначала на языке романанов, затем на стандартном. Не забудь назвать оба моих титула.

— Что происходит? — спросил Пятница, под глазами у него были круги от боли и усталости.

— Ты что, не слышал?

— Что слышал? — его голос выдавал раздражение.

— Наземные силы сириан капитулируют, — спокойно сказала Рита, наблюдая, как у Пятницы сначала отпала челюсть, а затем на лице появилась горькая улыбка.

Он вошел в комнату совещаний своей покачивающейся походкой и ударил четыре раза об пол прикладом бластера — священное число Паука. Торжественно прозвучал его голос, сначала на языке романанов, затем на стандартном:

— Прошу внимания! Рыжий, Великий Трофеями, губитель врагов Паука, майор Патруля Рита Сарса, командующий силами романанов и Патруля на планете Сириус, — он закончил тем, что отдал честь.

Рита вступила в свою роль и вошла, ответив отданием чести на его приветствие. Ей было слышно, как все затаили дыхание. Она медленно повернулась и оглядела все лица по очереди. Железный Глаз сиял. Сириане открыли рты, чуть не попадав в обморок.

— Господа, мне сообщили о вашем желании обсудить условия капитуляции, — Рита не позволила себе даже глазом моргнуть. Все мужчины, как ни странно.

Один мужчина с белыми волосами и аристократической внешностью встал и посмотрел ей в глаза.

— Мы хотели бы договориться о…

Рита подняла руку и остановила его.

— Никаких договоренностей не будет, господа. Мы требуем вашей безоговорочной капитуляции. Ваша гвардия разоружается и направляется на свои рабочие места. Предстоит большая работа, господа, чтобы поставить эту планету на прочный экономический фундамент. Я собираюсь лично проследить за этим.

Рита прищурила глаза.

— Как вас зовут, сэр. Вы будете официальным представителем. Я не люблю разговаривать с комитетами.

Он поклонился, сделав глубокий вдох.

— Я Пика Витр, член правления Союза.

— Я могу считать вашу капитуляцию свершившимся фактом? — тихо спросила Рита.

Пика Витр беспомощно оглядел сидевших за столом, встречая только кивки или растерянные взгляды. Он выпрямился и встретился взглядом с Ритой.

— Можете, майор. Мы рассчитываем на ваше милосердие. По земле гуляет голод; наши дети падают в обморок от недоедания. Мы не можем больше смотреть, как они угасают.

91
{"b":"10194","o":1}