ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Еще молочка захотелось, овечий пастух? — спросила она скривившись.

Лицо Нгена вытянулось.

— Дорогая моя, сарказм тебе ничего не даст. Это только создает лишние трения. Ты у меня самая красивая. Думай о гармонии, милая дикарка, думай об удовольствии и страсти. Думай о том, на какие вершины наслаждения я тебя подниму. Твои уста могут быть грубыми, но твое тело говорит лучше всяких слов.

Он начал снимать одежду под хладнокровным взглядом Сюзан. В его движениях была определенная элегантность и грация. Женоподобный! Как ей с этим справиться?

У Сюзан почти не было времени, чтобы подготовиться к обороне. Он замкнул контакт, и браслеты неумолимо прижали ее к четырем углам кровати. Распростертая таким образом, она подняла голову, чтобы видеть его. — ТЫ, ОВЕЧИЙ УБЛЮДОК! — завопила она. — Если бы твое вонючее тело попало мне в руки, я бы голыми руками вырвала тебе кишки!

Нген приходил во все более легкомысленное настроение по мере того, как нарастала ее ярость.

— Ничего себе, какая злость, ангелочек мой. Полно, дай я укажу тебе путь к миру и удовольствию, — он склонился над ее кроватью с заботливыми глазами. Когда он начал ласкать ее ноги, Сюзан, как прежде, почувствовала, что ее тело расслабляется в предвосхищении.

— Что? На этот раз без психомашины? — прошипела она. — Хочешь испытать себя?

Он взглянул ей в глаза.

— Нет нужды. Чувствуешь свое тело? Я натренировал его, Сюзан. И в этот раз я не хочу делить тебя с какими-то образами. В этот раз ты принадлежишь мне одному.

Когда он закончил, сил у нее не было. Она хватала ртом воздух… а тело буквально горело от оргазма, который она испытала. Будь он проклят! Будь я проклята! Я ПРЕДАЛА СЕБЯ! ПРЕДАЛА… ПРЕДАЛА…

ВОТ ОНО! — запричитал внутри нее голосок. — ОН ХОЧЕТ, ЧТОБЫ ТЫ ВОЗНЕНАВИДЕЛА СЕБЯ!

— Ну вот, цветик, — заворковал Нген, проводя пальцами по ее влажной горячей коже. — Разве это не лучше, чем ярость и злоба? Ты чувствуешь прилив жизненных сил, дорогая? Чувствуешь, как твое тело истекает страстью? Приходилось ли тебе раньше испытывать такое блаженство?

Сюзан ответила на его взгляд, пытаясь обрести самообладание.

— Однажды меня поимел… взбесившийся бык на пастбище. Он был побольше тебя, костлявый сирианин. Он поразил меня как молния в ночи. По крайней мере он меня удовлетворил. Ты же, — она пожала плечами, — ты хорош… действительно… лучше многих. Но тот бык, сирианский пижон, был непревзойденным. Когда женщину имел Бог, то что после этого какой-то человек?

Он выпрямился и произнес:

— Умная ложь, варвар. Я не верю в это ни на грош, — он усмехнулся. — О, с тобой приятно потягаться, милая Сюзан. Будет приятно заставить тебя вымаливать мои прикосновения.

— Возможно, — беспечно сказала ему Сюзан, — если бы только твой был побольше и подлиннее. К тому же ты теряешь свою мужскую силу так быстро! Конечно, ты приносишь удовольствие — хилый сирианин, — но тебе стоит спросить себя — можешь ли ты до конца удовлетворить женщину?

Нген проглотил слюну. На какое-то мгновение в его глазах блеснула слепая ярость.

— Ну же, — ненавязчиво предложила Сюзан, — давай еще. Может в этот раз получится лучше? — она посмотрела на него сквозь скучающие приспущенные веки.

Он набросился и грубо овладел ею. Дрожа от боли, она спросила:

— А еще? Тебе еще надо учиться, цивилизованная овца! Неудивительно, что наши воины косят ваших как траву!

— Дорогая моя… — глаза Нгена вспыхнули, челюсти сжались. — Мне все-таки нужно управлять этим кораблем и Сириусом. Я не могу каждый час проводить с тобой. Может быть, тебе кажется, что ты…

— Тогда возвращайся туда, к своим овцам, — она показала кивком головы. — Когда сможешь по-настоящему посвятить свое время моему удовольствию, приходи, — она состроила гримасу и уставилась в стену, не обращая на него внимания.

— Это действительно вызов, — прошептал Нген. — Мне кажется, я мог бы полюбить тебя, Сюзан. Похоже, я наконец нашел женщину, которая была бы достойна меня, — он поднялся и направился в душ.

Сюзан сделала глубокий вдох и с силой закрыла глаза. Ей это далось большой ценой. Пускай она унижена и задыхается от отвращения, — но ей впервые удалось постоять за себя. О Паук, сколько еще он сможет это терпеть? Что, если она на самом деле изведет его? Сколько ей тогда останется жить?

Ее оковы ослабли, и она села на кровати. Над туалетом зажегся сигнал, означавший, что она может справить свои естественные надобности. Она медленно встала на ноги и поморщилась. Он повредил ее. Оставляя после себя капли крови, она постаралась легкой походкой дойти до туалета, клянясь, что одолеет его.

Джиорж пробудил ее от глубокого сна. Она рывком села, судорожно хватая ртом воздух.

— Тебе больно? — спросил Джиорж, вдруг испугавшись.

— Немножко, — процедила она. — Он повредил меня в последний раз. Но… но мне, кажется, удалось найти способ обуздать его на некоторое время.

— У него очень много забот, — согласился Джиорж. Он что-то проделал со стеной, и, к удивлению Сюзан, оттуда выдвинулся медблок. — Планета капитулировала. Пика Витр и правление Союза подписали официальный документ. И, вдобавок ко всему этому, он ушел отсюда страшно раздосадованным. Медики дали ему успокоительное, чтобы он мог поспать. Он теперь очень опасный человек.

Она застонала, когда Джиорж поместил ее в блок. Прикосновения к нежной плоти заставили ее расширить глаза.

— Не беспокойся, — непринужденно сказал Джиорж. — Скоро все заживет. Стоит ему увидеть твою уязвимость, и он обязательно воспользуется этим.

Она села и почувствовала, что боль ушла. Джиорж убрал блок обратно в стену и присел на край кровати. Из-под одежды он достал много повидавший, но знакомый компьютерный блок. Сюзан прижала его к груди, а затем обняла Джиоржа. Когда-то этот блок был в руках Ганса.

— Ну что, давай найдем вход в систему. Я покажу тебе, что у меня есть, — встала она безболезненно, но следы крови испугали ее.

— Жаль, что я не могу вытащить тебя отсюда, — прошептал Джиорж, увидев пятна на ее теле.

— Еще успеешь, друг мой, — пробормотала Сюзан, бросив взгляд в направлении двух женщин с остекленевшими глазами в другом конце комнаты. Леона смотрела в пространство или поглаживала себя. Ариш старательно избегала смотреть на Сюзан.

Через свое устройство связи Джиорж вошел в систему. Сюзан надела головное устройство и ввела свой код. На экране замелькала информация.

— Где ты это взяла? — затаив дыхание, спросил он. — Это не имеет цены! Если бы нам только удалось получить чертежи их кораблей!

— Это все, что я нашла в системе «Пули», — вздохнула Сюзан. — Я ничего не знаю о технических данных. Человек, который знал… погиб в том же огне, что и твоя мать.

— Как ты узнала их секретные коды? — вскричал Джиорж. — Это невероятно!

— Подожди-ка, — Сюзан нашла схему бластера. — Это такой же, как здесь, на «Хирам Лазаре»?

Джиорж пробежался глазами по чертежам.

— Нет! К тому же это позднейшая модель. Этот усилитель Фуджики совершенно новый.

— Ты мог бы построить для меня такой бластер?

— Конечно, нужны только материалы, — Джиорж потер руки.

— А вот эти щитовые генераторы? — спросил а, Сюзан, запросив другой файл.

Светлые глаза Джиоржа пробежались по диаграмме, следя за линиями и стрелками — компетентность его была очевидна. — Потрясающе! Они были гениальны! Дай мне материалы, и я смогу построить что угодно из этого.

— Нген еще не уничтожил «Пулю»?

— Нет, он еще питает слабые надежды на то, что удастся ее захватить. Но время его поджимает. Я получил приказ ввести данные, чтобы уничтожить корабль по его команде. — Джиорж нахмурился.

— Хватит ли гиперпроводника, оставшегося на «Братстве» и «Пуле», чтобы построить эти аппараты? Если на «Пуле» будут такие, она станет неуязвимой, так ведь?

— Абсолютно неуязвимой! Посмотри на «Хирам Лазар»! Мы, имея переделанный GCI, уничтожили «Братство» и «Вызов», и судьба твоей «Пули» тоже в наших руках.

96
{"b":"10194","o":1}