ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она потянулась и импульсивно сжала Джиоржа в объятиях.

— Мой друг, мой чудесный изгой… не хотелось бы тебе присоединиться к остальному сброду вроде нас?

Джиорж пристально посмотрел на нее.

— Что ты предлагаешь?

— Ты сказал, что Сириус сдался романанам? Чем ты обязан Нгену? Он чудовище. Ты был его собственностью! Переходи к нам — и будь свободным человеком! Нам — нашему народу — нужен инженер. Мы многое можем дать тебе, Джиорж. Мне, кажется, суждено было найти тебя. Наши пророки завладеют твоим воображением. Они видят будущее, потому что Паук хочет, чтобы мы учились. А ты сможешь восстановить «Пулю»… с любой технологией, какую пожелаешь.

— Я… Я… — он выглядел ошарашенным.

— Ты проявляешь честь своей преданностью матери. Мы ценим честь и не пользуемся ею во вред нашим людям. Это твоя точка выбора, Джиорж. Я верю, что была послана найти тебя. Я уверена, что Паук желает видеть тебя с нами.

Джиорж откинулся назад, не отрывая глаз от меню.

— Знаешь, на Границе есть еще что-то. Я не мог войти туда потому, что не знал кодов. Бластер, который я построил для сириан, был уже почти снят с вооружения как устаревший.

— Я раскусила эти коды, — сказала Сюзан, просветлев лицом. — Может быть, мы сможем отправиться на Границу и раскусить те, другие.

Он с любопытством посмотрел на нее.

— Там не только военные секреты, но и информация, способная послужить всему человечеству.

— Нужно еще добраться туда, — тихо сказала Сюзан, вспомнив, где она находилась и насколько мизерными были шансы на спасение.

— Я не могу вызволить тебя с этого корабля, — печально сказал Джиорж. — По крайней мере в ближайшие несколько дней. После падения планеты действия Нгена непредсказуемы. Патруль не представляет угрозы. Они ничего не могут нам сделать.

Глаза Сюзан затуманились.

— Возможно не Патруля Нгену стоит бояться, — сказала она с лукавой улыбкой, — а Паука.

— Твоего Бога?

— И его романанов, — глаза Сюзан заблестели. — Кто увел планету у Нгена из-под носа, несмотря на его супербластеры? Кто заставил Директорат пойти на попятную, когда силы были просто несоизмеримы? Нас не сломить, Джиорж… Мы являем собой путь Паука и должны принести новую жизнь человечеству.

— С точки зрения логики это полная бессмыслица, — возразил Джиорж.

— Ты уверен? «Братство» и «Вызов» были укомплектованы личным составом Патруля. Даже те, кто отвернулся от Ри, оказались на «Братстве». А теперь оно превратилось в металлолом. «Пуля» же здесь рядом, поврежденная, но готовая отстроиться. Почему она тоже не уничтожена?

— Случай, — пробормотал Джиорж, — и мужество командира.

— Который тоже верит Пауку.

Послышался колокольчик.

— Он просыпается, — Джиорж быстро отключил систему и вздохнул, когда стена закрыла терминал.

— Сохрани этот компьютерный блок, Джиорж. Достань мое оружие, если сможешь. Как только у нас появится шанс на спасение, нам нужно будет только добраться до «Пули», — Сюзан уже шагала к кровати.

У двери Джиорж помедлил.

— Знаешь, тебе трудно поверить. Вот ты стоишь голая, с оковами на руках и ногах, вся в синяках после изнасилования, привязанная к кровати. В самом сердце этого огромного корабля, вооруженного самыми мощными бластерами во всей галактике, ты строишь планы о новой Вселенной!

— Мало того, я сделаю их реальностью, Джиорж, — она подмигнула. — Конечно, если мы переживем все это, если правильные люди сделают правильный выбор, если Паук не призовет меня до этого.

Он вышел.

Бравада ушла, и она проглотила комок в горле, закрыв глаза. Сжав кулаки, она внушала себе:

— У меня все получится! Нужно только выжить! ТОЛЬКО ВЫЖИТЬ!

— С медиками связи нет, полковник. Это значит, что они прорвались на шестую палубу, — сказал Нил срывающимся голосом. — Глик все еще держится в ходовой части. Он засел в комнате управления реактором, но с воздухом плохо. Реактор все еще не раскочегарить, чтобы устроить большой взрыв. Ему нужен энергетический кабель, иначе реактор только разнесет свою часть корабля. Да, и некоторые из резервных станций подачи воздуха вышли из строя.

Дэймен Ри невесело хмурился за забралом шлема.

— Проклятье!

— Я буду держать вас в курсе, полковник.

— Спасибо, Нил. Мы выберемся отсюда, и я представлю тебя к награде.

— Нападающие повсюду, полковник. Наши практически все вступили в контакт с противником. Может быть решающий штурм. И кроме того, мне казалось, что у Патруля были задние мысли насчет нас?

— Это есть! Но я позабочусь, чтобы романаны выделили тебе личный табун лошадей.

— Я… э-э. Решено, полковник. Если бы я думал, что нам удастся дожить до этого, то стоило бы побеспокоиться. Лошади? У меня? — Я… — он не закончил мысль, обрушив ярость своего бластера на темные фигуры, появившиеся, словно привидения, в темном коридоре. Вихрь декомпрессии разметал кристаллизовавшуюся кровь и другие телесные соки в пустоте и невесомости по проходу. С панелей над головой свешивалась рука, выдавая спирали красных кристаллов. Редкие фиолетово-голубые вспышки в тишине выбивали куски обшивки перед Ри.

Дэймен оттолкнулся, рискнув заглянуть за угол, и увидел бежавших в панике сириан. Он вскинул тяжелый бластер, поражая одного за одним, пока тела не стали мешать стрельбе, плавая в темноте.

Должно быть, нечто подобное было в аду — или в кошмарах психопата.

— Будете знать, как лезть на МОЙ корабль, вы, сирианские подонки! — правда единственным, кто слышал его, был Нил Иверсон, сидевший, несгибаемый как скала, с измученными глазами и всклокоченной бородой, помогая координировать рушившуюся оборону «Пули», — но Ри от этого явно почувствовал себя лучше.

Ри отступил назад, и тут же залп фиолетовых огней ударил в переборку позади него. Когда он склонился, чтобы перезарядить бластер, один из мертвых восстал у него из-под ног, повалив его и вцепившись в шлем. Ри чувствовал, как пальцы подбираются к застежке шлема. Стоило ей открыться, и это — декомпрессия и смерть.

— Тебе конец! — донесся до его слуха голос, шлем сирианина прижался к его собственному.

— Ты так думаешь, сирианская дрянь! — проскрежетал Ри, бросаясь из стороны в сторону и замечая разряды бластеров, которые разнесли в клочья переборку и теперь потрошили внутренности столовой орудийной палубы.

— Да, человек Патруля, ты у меня в руках и никуда не денешься. Не сможешь зарядить свой большой бластер и направить на меня. Ты мертвец.

Ри выпустил из рук большой бластер, чувствуя, как кровь шумит в голове, зарядившись страхом. Он вмазал по пальцам, подбиравшимся к застежке его шлема, а другой рукой нащупал свой пояс. Схватившись за пальцы противника, он удерживал их на застежке, кряхтя от натуги, потея в своем костюме. От запаха собственного страха щипало в носу.

— Еще что-то скажу, сирианин, последнее…

— Да?

— Подарок от романанов, — пальцы Ри рванули с бедра большой боевой нож, которым Железный Глаз когда-то убил Антонию Рири, и вонзили его вверх, пробив костюм сирианина и задев острым краем кость. Ри колол и колол, несмотря на душераздирающие вопли и облако крови и газов, вырывавшееся из костюма.

Ри еще раз как следует проверил застежку шлема. Он едва дышал и непроизвольно врезался в одну из стен, во всем теле была слабость, лицо горело.

— Полковник? ПРОКЛЯТЬЕ! ДЭЙМЕН, С ВАМИ ВСЕ В ПОРЯДКЕ?

— Я здесь, Нил, — Ри проглотил ком в горле. — Подожди, мне нужно достать этого парня из шлема. Я же должен взять трофей!

— Что, сэр? Трофей? Я думал, вы не верите в…

— Черт возьми, старина, — Ри старался успокоить сердцебиение. — Я заработал его.

— Пожалуйста, поспешите, полковник. Ситуация не из приятных. Такого сильного удара мы еще не испытывали. Я… в общем, сэр, я не уверен, что в этот раз мы справимся.

Ри посмотрел на большой нож в руке, на лезвии которого причудливыми кристаллами застыла кровь.

97
{"b":"10194","o":1}