ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Какую цель она преследует? Отвлечь своими глазами мое внимание от разворачивающегося сражения?»

Синк развернулся на сто восемьдесят градусов, но ему тут же стало неловко за себя, он снова обернулся к той женщине и подошел к ней вплотную. Он остановился и скрестил с ней взгляды.

«Может быть, это еще одна из составных частей сражения, которое я сейчас веду?» — подумалось ему.

Он намеренно встал напротив, наклонился, уперев руки в колени, и стал неотрывно смотреть на нее немигающим взглядом. Прошло несколько минут молчаливой битвы. Краем глаза он не мог не видеть очарования ее тела, которое напряглось под тонкой тканью платья и, казалось, зазывало к себе. Он чувствовал аромат, исходивший от нее.

Наконец, она шумно выдохнула, моргнула и отвернулась.

Ее защита была сломлена, и Синклер получил возможность беспрепятственно рассмотреть ее. Это была молодая женщина. Темно-каштановые волосы богатыми волнами спадали на плечи и резко контрастировали с ее желто-янтарными глазами, прямым носом и высоким лбом. У нее были строгие и правильные черты лица, безупречной формы скулы, линия рта. Щеки чуть покраснели от внутреннего напряжения. Ткань платья была настолько тонкой, а пресс настолько накачанным, что Синклер видел все мышцы ее живота. Груди также были напряжены и, казалось, рвались из-под платья в неистовом желании свободы.

Но ее глаза… Они казались Синклеру такими знакомыми! Его пробило внезапное осознание: «Это Седди, профессиональная наемница-убийца, какой однажды была моя мать!»

Он нахмурился, продолжая изучать ее. Губы его незаметно разомкнулись, что было растолковано пленницей неправильно! она усмехнулась. Синклер видел это, но не придал значения. Он был слишком погружен в свои мысли. По его телу разлилась странная теплота.

Мало ли какие сюрпризы могло подстроить ему Его Величество Время? А вдруг это и есть его мать? Обладала ли подобной чувственностью Таня Фист? Он чувствовал, как сама судьба берет его в свои тиски.

— Синк? — раздался за его спиной непривычно резкий голос Гретты. — Надеюсь, ты не забыл, что идет война?

Синклер на ватных ногах отправился обратно к карте обстановки, стараясь не глядеть Гретте в глаза и чувствуя, как пристально она смотрит на него. Он только непонимающе качнул головой. Видимо, вышло это у него очень неловко, потому что Гретта вдруг обидчиво вспыхнула и подошла к карте с противоположной стороны.

«Ревнует?»

— Эймс, — позвал Синк, поднося к губам микрофон. — Твои солдаты готовы? По-моему, пришло время дать им сдачи. Если тебе и Кэпу удастся загнуть их фланг за гору, а Говсу и Китмону — потеснить их зарвавшийся авангард, мы загоним их на то самое место, куда и планировалось. — Он нервно провел рукой по подбородку. — Ясно?

Почему же все-таки эта тарганская наемница кажется ему такой знакомой?

— Ну что ж, — усталым голосом добавила Гретта, через полчаса мы окончательно узнаем, на чьей стороне победа. — Она повернулась к наемнице. — Так ты, значит, диверсантка? Как тебя называть?

Женщина сверкнула очами, но сдержала гнев.

— Меня зовут Арта Фера. Я хотела совершить вечернюю прогулку. Не понимаю, с чего это ваши люди столь проворно набросились на меня.

— Значит, прогуливалась? С ранцем, в котором было достаточно взрывчатки для того, чтобы поднять в воздух всю округу? — спросил, усмехнувшись, Синклер. Ты настоящий профессионал в своем деле, не скромничай. Ты, конечно же, связана непосредственно с тарганским сопротивлением. Может быть, даже с самим Седди. Меня интересует один вопрос: мы с тобой договоримся наконец или будем продолжать валять дурака?

— А я думала, ты будешь постарше. Слишком молод для дивизионного командира.

— Ты тоже не особенно походишь на убийцу. Я всегда думал, они звероподобные, отталкивающие личности…

«А, может, это очередной трюк Седди? Использовать для достижения своих целей красивых женщин? Таких, как Таня Фист, например?»

Арта закусила губу и отвернулась.

— Насколько я поняла, мне придется принять смерть. Или, может, вы бережете меня, чтобы потом торговаться с нашими войсками, когда они выпихнут вас с ваших позиций?

Краем уха Синклер слышал доклады подчиненных ему командиров, которые продолжали поступать в оперативный отдел штаба. Одновременно он не отвлекался от пленницы.

— Я полагаю, все зависит от того, как будут развиваться события в ближайшие полчаса. Не знаю, кто у них начальник, но он, несомненно, талантлив. Чувствуется уверенная рука, яркий ум и хорошая подготовка. Нам следовало поставить его на место еще час назад. Он чрезвычайно толково ведет сражение. Профессиональный военный.

Она рассмеялась.

— По профессии-то он как раз не военный, а наладчик компьютерного оборудования. Но у него хватит сил и ловкости на то, чтобы вышвырнуть вас, риганцев, с Тарги!

— Наладчик компьютеров? — переспросил Синклер, оборачиваясь к окну, за которым сверкали молнии бластерного огня, привлекшие его внимание. — В таком случае очень хочу, чтобы он выжил в этой битве. Профессия у него очень ценная и будет очень жаль, если он погибнет.

Потом я обязательно постараюсь привлечь его на нашу сторону. Нам такие специалисты нужны.

— На вашу сторону?! — Арта расхохоталась. — Боже, какой абсурд! Ты хоть понимаешь, риганское отродье, что несешь?! Он воюет во имя Тарги!

Синклер отвернулся от окна и вновь встретился с ней взглядом. Выждав паузу, он проговорил серьезно:

— Я тоже воюю во имя Тарги, Арта.

Глаза ее сверкнули. Потом она нахмурилась и попыталась взглянуть на карту обстановки. На голографической картинке высвечивались разноцветные огоньки, символизирующие силы риганцев и мятежников, их передвижения относительно друг друга. Красные огоньки отодвинулись в сторону, а символы мятежников захватили междуречный горный хребет, который располагался непосредственно за городом. Одновременно мятежники, разбросанные по обширным низинам, неумолимо оттеснялись на неприступные оборонительные укрепления хребта. Периметр битвы, опоясывающий Веспу, оставался более или менее стабильным. Горный хребет доминировал над местностью, это была стратегическая позиция, возвышавшаяся над окружавшими ее низинами. И тарганцы захватили эту позицию.

— Кстати, как зовут твоего наладчика компьютеров? — тихо спросил Синклер. — Я хочу поговорить с ним, пока не поздно.

— Его зовут Бутла Рет, — ответила она, и краска залила ее щеки.

Синклер не видел этого, но уловил перемену в ее голосе.

— Он твой любовник?

«Может, это более современный аналог моего отца? Может ли такое быть? Что будет, если я увижусь с ним? Кого я увижу перед собой? Версию Балинта Фиста? Что я увижу перед собой? Свои корни?»

— Не твое дело!

Он опустился на одно колено перед ней, продолжая открыто смотреть ей в лицо. Он протянул свою руку к ее связанной руке. Арта содрогнулась всем телом, словно через нее пропустили электрический разряд.

Он коснулся пальцами ее нежной кожи.

— Арта, ты поможешь мне? Мы все это можем остановить. Кому нужно, чтобы он умирал? Ни мне. Ни Тарге. Никому. Услышит ли он наш призыв, если он прозвучит твоим голосом? Мы могли бы объявить о прекращении огня и встретиться с ним. Возможно, в разговоре нам удалось бы найти более приемлемый и менее кровавый выход из сложившейся ситуации. Как ты на это посмотришь, Арта?

Она зажмурилась, чтобы избежать влияния его гипнотизирующего взгляда, и закусила губу, как будто его настойчивый тон вызвал в ней внутреннюю боль. Собравшись с силами, она решила сопротивляться:

— Нет, риганин. Об этом не может быть и речи.

— Пойми, я не враг тебе, Арта. Я не хочу уничтожить его, — горячо проговорил Синклер, а про себя подумал: «А, может быть, я просто хочу сохранить ту тонкую нить с моим прошлым, которую, кажется, нащупал?..»

Она отвернулась, продолжая свою внутреннюю борьбу.

Пауза затягивалась. Наконец, не глядя на него, она спросила предательски подрагивающим голосом:

— Что заставляет тебя думать, риганин, что ты можешь уничтожить его? Каким образом? Ведь он захватил Гору?

106
{"b":"10195","o":1}