ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Синклер поднялся и отошел в сторону. Арта не смогла сдержать в груди вздоха облегчения. Дыхание ее стало более ровным. Гретта проследила за пристальным взглядом этой женщины и поняла, что та смотрит на карту обстановки. Даже дураку было видно сильное размывание флангов тарганцев вокруг Горы.

— Это Гора, — печальным голосом объяснил Синклер, показывая рукой на тарганские позиции на карте обстановки, — смертельная ловушка. В ее недрах мы запрятали реактор, снятый с энергетической установки поврежденного ЛС. Через несколько минут мы окончательно загнем фланги тарганцев, лишим их возможности быстрого маневра и потом… И потом мы скажем им о том, что они сидят на пороховой бочке и потребуем безоговорочной сдачи в плен. — Он снова повернулся к Арте и пронзил ее взглядом, будто иглой. — Мне хочется, чтобы люди остались в живых, честное слово.

«Может, это поможет мне разгадать твой секрет и отыскать ключ к тайне моих родителей.»

Гретта опустилась в кресло. Она переводила свой настороженный взгляд с Арты на Синклера и обратно.

— Только не Бутла, — хрипло прошептала Арта. Рот ее скривился от страшного предчувствия. — Боже, только не он!

В ее глазах появился сумасшедший блеск. Она метала свои взгляды направо и налево, словно лазерные лучи. Дрожь пробежала по спине Синклера, когда он взглянул в лицо пленницы. Это было лицо безумной!

Внутренний голос зашевелился в глубине его мозга и сделал свое предупреждение: «Эта женщина сейчас ходит по лезвию бритвы. С одной стороны мир реальный, а с другой — нечто странное, непонятное и неизвестное. Будь осторожен, Синклер. Она опасна. Она гораздо опаснее всего, что тебе когда-либо приходилось видеть.»

— Ты согласишься выйти с ним на связь? Для того чтобы спасти жизнь ему и его солдатам? Они нужны мне живыми, Арта! Они нужны Тарге живыми. Живыми, пойми!

Синклер вновь присел перед ней на корточки и стал буравить ее взглядом.

Она судорожно сглотнула, пытаясь избежать его взгляда.

— Я буду… говорить с Бутлой Ретом.

— Не делай этого, Синк, — предупредила со своего кресла Гретта. — Это сумасшедшая. Она может выкинуть такое, что потом не поправишь!

— Это наш единственный шанс, Гретта. Чтобы их спасти и убедить перейти на нашу сторону. Я собираюсь воспользоваться этим шансом. Через сколько времени все будет готово к взрыву?

— Пока их продолжают теснить к Горе. В зону досягаемости взрыва. Если верить командирам подразделений, полная готовность будет с минуты на минуту, — ответила Гретта. — Ну, так что? Соединить нас с Бутлой Ретом?

— Если тебе не трудно, — грустно улыбнулся Синклер. — Посмотрим, получится ли у нас миротворческая миссия.

Гретта села за коммуникатор и стала последовательно пробовать все каналы и все частоты. Арта со своего дивана пристально следила за каждым ее движением. Глаза ее странно блестели. На лице застыло выражение паники и отчаяния.

Наладить связь оказалось не такой уж и простой задачей. Минуты текли для всех присутствующих очень медленно. Арта пыталась рассмотреть в макет Горы на карте обстановки. Ее красивый рот открылся самопроизвольно. Она хотела, казалось, пронзить своим безумным взглядом карту насквозь.

— Говорит Бутла Рет! Кто ты? Что тебе нужно? — прорвался наконец в комнату густой бас.

Синк, мысленно уже произнося нужные слова, направился к компьютеру связи.

— Синклер! — позвала его взволнованно Гретта, показывая на их пленницу. По всему телу Арты Фера бежала дрожь, глаза сверкали… Она стала метаться на своем диване из стороны в сторону. Мхитшал, стоявший рядом и смотревший на это, почувствовал, как покрывается холодным потом. Он нервно провел языком по пересохшим губам.

Синклеру оставалось только обреченно пожать плечами. Было уже поздно что-либо изменить. Он повернулся к микрофону.

— Меня зовут Синклер Фист. Я командую Первым Тарганским дивизионом, Рет. Я хочу остановить сражение, встретиться с вами и обсудить возможность окончания военных действий.

Говоря эти слова, Синк стоял, скрестив руки на груди, и выжидающе глядел на карту обстановки. Взгляд его был настолько пристальным и неподвижным, будто он хотел растопить голографическое изображение поля боя и рассчитывал увидеть лицо своего оппонента.

— С какой стати я должен соглашаться на твои условия и предложения, Фист? Мои войска захватили и удерживают главную стратегическую точку на местности — Гору Веспы. Это дает мне целый ряд неоспоримых преимуществ перед тобой.

У него был спокойный и снисходительный тон.

Гретта глянула в сторону Арты Фера, лицо которой было искажено гримасой ужаса, и поморщилась.

«Господи, сколько человеческих жизней сейчас находятся в руках этой сумасшедшей!.. Блаженные Боги, умоляю, помогите нам!»

Синклер продолжал:

— А что бы ты сказал после моего сообщения о том, что Гора заминирована, что твои фланги загнуты и ты лишен возможности быстрого маневра, что ты сидишь на пороховой бочке, с которой не успеешь слезть, да и мои солдаты тебя уже оттуда не выпустят? Что ты скажешь теперь?

— То, что это ложь! — прогремел в колонках мощный голос Бутлы.

Гретта внимательно наблюдала в те минуты за Артой, и она заметила, что пленница вся задрожала от возбуждения, услышав голос командира тарганцев. Ее янтарные глаза замерцали. Надежда появилась там, где еще минуту назад было только безумие.

— Рет, мы взяли в плен Арту Фера. Может, вы согласились бы послушать ее; мы захватили ее при попытке взорвать наш штаб.

Синклеру долго пришлось ждать ответа. Сердце, его неистово колотилось.

«Господи, сколько всего зависит сейчас от сомнительного здравомыслия этой женщины! Дурак я, что доверился ей, но сейчас уже поздно что-либо переделывать. Да и кого стал бы слушать Бутла Рет, как не свою любовницу?»

Наконец Бутла Рет ответил. Голос его заметно поутих:

— Я поговорю с ней.

Синклер обернулся. В его взгляде было и отчаяние, и мольба, и требование…

— Арта? Ты в порядке? — мягко прозвучал голос Бутлы.

Синклер закрыл глаза. Ласка и нежность, прозвучавшие в голосе врага, необычайно тронули его.

Арта оцепенела. Взгляд ее окаменел и был устремлен в пустое пространство. Казалось, вся она сосредоточилась на одном каком-то страшном воспоминании.

— Бутла! — неожиданно закричала она. Кроме паники и ужаса в ее голосе ничего больше не было.

Синклер понял, что просчитался…

— Бутла! Не слушай их! Они хотят, чтобы ты сдался! Потому что чувствуют, что им не сдержать тебя! В их руках осталось последнее оружие — ложь! Грязные риганские лжецы!

Гретта уронила голову на грудь. Во всей ее позе просматривалась обреченность.

Теперь тарганцам нет спасения…

Синклер резко развернулся к Арте, но та лишь победно рассмеялась ему в лицо.

— Только посмей тронуть ее, риганин, — раздался в колонках твердый голос Бутлы. — Через час с тобой будет покончено. Ты можешь рассчитывать на то, что с тобой поступят по всем правилам чести… Можешь рассчитывать на это, однако лишь в том случае, если Арте не будет причинено вреда. Если хоть один волос упадет с ее головы, улицы Веспы превратятся в реки, наполненные риганской кровью. Это я тебе обещаю!

— Подожди! — вскричал Синклер, бросившись к компьютеру связи. — По крайней мере, со мной ты можешь поговорить?! Бутла? Бутла Рет?

— Он прервал связь, — усталым голосом сообщила Гретта.

Синклер потерянно взглянул на нее, потом сорвался с места и заходил по комнате взад-вперед, заложив руки за спину и опустив низко голову.

Арта улыбалась, наслаждаясь своей победой. Она внимательно наблюдала за Синклером и, казалось, черпала энергию из его отчаяния.

Гретта развернулась в своем кресле, чтобы взглянуть на наемницу, посмотреть ей в глаза, залитые злобой, и ответить на это своей ненавистью.

— Радуешься?.. Ну, радуйся, сука!.. Ты любишь Бутлу Рета? Настолько любишь, что приносишь его в жертву? Клянусь, я никогда не испытывала настолько сильных чувств!

107
{"b":"10195","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Литературный марафон: как написать книгу за 30 дней
Большие воды
Вечное пламя
Ангелы спасения. Экстренная медицина
Слушай Луну
Популярна и влюблена
Брачный вопрос ребром
Музыка ночи
Белоснежка для тёмного ректора