ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На экране появилось лицо немолодой женщины. У нее были седоватые, коротко подстриженные волосы. Курчавые. Ее строгие карие глаза надменно смотрели с экрана. Нос был чуть искривлен, на лбу виднелись возрастные пигментные пятна. Кожа была тонкой и тоже свидетельствовала о ее возрасте. Бескровные плотно сжатые губы многое говорили о ее внутреннем напряжении и суровом, волевом характере.

— Сержант Синклер Фист, если не ошибаюсь? — хрипловатым, резким голосом спросила она.

— Командующей Первым Тарганским дивизионом Синклер Фист к вашим услугам, — отчеканил Синклер, сделав особое ударение на первом слове.

Ее глаза сверкнули.

«О! Дурной признак. Передо мной кадровик. Да притом еще ветеран многочисленных кампаний. С ней надо поосторожнее…»

— С кем имею честь говорить? — добавил он учтиво.

— Командир личного десантного крейсера императора Риги «Гитон» Райста Брактов. Вам приказано немедленно передать командование всеми подчиненными вам войсками дивизионному командиру Макрофту и приготовиться к аресту. Если вы этого не сделаете сейчас, то будете объявлены преступником, в отношении которого будет действовать принцип «расстрела на месте».

Синклер заметил, как оцепенели Мхитшал и Шикста. Он же только кивнул.

— Понятно, командир. Но в настоящее время я никак не могу передать командование другому. Я нахожусь перед дилеммой, которая, надеюсь, будет вам понятна…

— В чем она состоит?

— Если я последую вашим рекомендациям, то вы оглянуться не успеете, как Тарга опять взбунтуется. Поднимется восстание против Макрофта. Тарганцы ненавидят его лютой ненавистью. Собственно, поэтому-то я и попросил прислать недавно с орбиты ЛС, чтобы забрать его отсюда как дестабилизирующий обстановку фактор. Тарганцы пойдут на все, лишь бы оторвать ему голову.

Синк начал мерить шагами пространство перед экраном.

— Вместе с этим у личного состава Первого и Второго Тарганских дивизионов есть кое-какие оговорки относительно своего будущего. Мы, если можно так выразиться, не всегда в последнее время в точности следовали указаниям, спускавшимся из министерства обороны. Надеюсь, вы посвящены в ситуацию и способны нас понять. Например, мы не хотели погибать, когда начальство ставило нас в такие условия.

Синклер иронично улыбнулся и чуть повел бровью. Это, однако, никак не подействовало на выражение лица его слушательницы.

— Военный трибунал будет рассматривать каждый случай неповиновения отдельно, — сообщила Райста ледяным голосом. — Но сразу могу заявить, что те лица, которые своим поведением и действиями нарушили Офицерский кодекс и воинские уставы, не могут рассчитывать на снисхождение.

Синклер скрестил руки на груди, остановившись напротив экрана.

— Ну, вот видите? Это как раз про нас. Мы здесь все в той или иной мере… виновны. С точки зрения военного трибунала. — После паузы, он добавил. — Но попробуйте поставить себя на наше место. Мы применили нетрадиционные, признаюсь, способы подавления мятежа на Тарге. Но ведь посмотрите на результаты, которых нам удалось добиться! Мятежа больше нет, командир Брактов! Закончился, или выдохся, как вам будет угодно. Столица, как и все прочие главные города, отнята у повстанцев. Порядок повсеместно восстановлен, и мои группы патрулируют улицы. В настоящее время в горах подавляются последние очаги сопротивления. И заметьте, мы не отказываемся от мирных способов урегулирования положения.

— Все то, что вы мне тут описали, это положение, существующее в вашем больном воображении или в действительности? — прогремела Райста Брактов, откинувшись на спинку своего командирского кресла в рубке управления крейсера.

— В действительности, командир. Именно в действительности! Еще в тот день, когда Макрофт назначил меня командиром Первого дивизиона, я уже предчувствовал, что скоро мне придется вести подобный разговор. — Синклер присел на краешек, стола. Одной ногой он опирался об пол, а другая свободно болталась в воздухе. — Поймите же наконец, я собираюсь предложить императору спокойную планету. Тихую и мирную. Больше того. Я готов гарантировать ему, что она таковой и будет оставаться до тех пор, пока я буду здесь в качестве наместника. Я попрошу его также обеспечить беспрепятственное возвращение по домам тех моих солдат, которые этого пожелают. Чтобы этому не чинились препятствия, чтобы их не хватали и не вели в наручниках в трибунал. И обращаться с ними нужно будет, как с ветеранами.

— Что?! — вскричала Райста, подскочив в кресле. — Вы еще смеете торговаться?! С императором?!

Она гортанно захохотала. Мхитшалу, Шиксте, да и самому Синклеру стало не по себе.

Синклер дождался, пока Райста успокоится, и продолжил:

— Планета находится сейчас в моих руках, не забывайте, командир. Это, во-первых. С другой стороны, войска Первого и Второго дивизионов крайне утомлены боями, проведенными в последнее время на Тарге, и заслуживают отдыха. Поэтому я, как вы выражаетесь, торгуюсь. Мои люди уже далеко не те зеленые новички, которых мне подсунули с самого начала. Они приобрели боевой опыт, выучку и теперь с гордостью — заслуженной, прошу заметить, — носят звание солдат Его Императорского Величества. В настоящий момент на Риге ведутся лихорадочные приготовления к вторжению в пределы Сассанской империи. Насколько мне известно, конечно.

Шок в ее глазах показал ему, что он угодил в самую точку. Это приободрило Синклера.

— Так вот, — продолжал он. — Моим людям есть что предложить ценного нашей империи. Императору нужны не только высокопрофессиональные солдаты, но и спокойная Тарга, которая бы без зубовного скрежета удовлетворяла бы потребности его оборонной промышленности. Не так ли?

— Но вы просите слишком высокую цену, Фист! У вас есть что-нибудь еще для меня? — процедила она с презрительной усмешкой.

— Значит, вы отказываете нам в том, чтобы мы оставались здесь и проводили политику императора?

— Отказываем, друг мой, — со злобной миной кивнула Райста Брактов.

— Очень хорошо. Собственно, ничего другого мы от вас и не ждали. Прошу вас передать императору уверенья в моем искреннем к нему уважении. Передайте также, что мы уповаем на его честность и прямоту. Все наши проблемы мы относим на счет политики министерства обороны и политики Совета. Его Императорскому Величеству ничего об этом, конечно, неизвестно… Мы очень надеемся на то, что Тибальт Седьмой поступит со своими верными слугами из Первого и Второго Тарганских дивизионов по справедливости. Мы остаемся здесь. Во имя императора и ради процветания его империи!

Она долго смотрела на него своим тяжелым взглядом. Синклер стойко выдержал его. За спиной прозвучал глуховатый голос Шиксты:

— Черт возьми, как верно сказано!

— Знаешь, Фист, что я тебе скажу? — прогремела Райста Брактов. — Много недоносков мне довелось повидать на своем веку, но таких, как ты… не доводилось! Ты всех переплюнул, и потому мне даже приятно иметь с тобой дело!

Синклер поднял руку.

— Одумайтесь, командир. Какая польза в том, что риганцы начнут колошматить риганцев? Только вред. Особенно в такие дни. Империя сейчас не может себе позволить подобного удовольствия!

— Сдавайся, несчастный!

— Боюсь, мы не станем этого делать, командир. Причины я уже указал. Мы очень бы не хотели…

— В таком случае береги свою задницу, Фист! — заорала Райста. — Я тебе советую в последний раз все хорошо обдумать! Неужели жизни сотен и сотен солдат не перевешивают твоих сранных амбиций!

— Дело не в амбициях. А что касается жизней солдат, то, в отличие от некоторых прочих, я умею ценить их. Мне очень жаль, что вы предпочли в такой сложной ситуации продемонстрировать только свою непреклонность. Заранее хочу сказать, что личный состав Первого и Второго Тарганских дивизионов очень сожалеет о потерях, которые ему придется понести…

— Ах ты жалкий дурак!!! Ты всерьез полагаешь, деревенщина, что твой сброд сможет что-нибудь сделать с отборными ветеранскими частями?! Предупреждаю тебя, когда рассеется дым, от твоих засранцев и от тебя самого даже запаха не останется! — Она сплюнула куда-то в сторону от экрана и, скорчив презрительную гримасу, прибавила:

114
{"b":"10195","o":1}