ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он откинулся на мягкую спинку своего командирского кресла в рубке управления, чтобы хоть немного успокоить ноющую боль в мышцах спины. Вот уже много часов он вынужден прятаться в этой берлоге. Все это время его солдаты — мужчины и женщины — ведут бои не на жизнь, а на смерть.

Маленькая кабина машины стала для него чем-то вроде тюрьмы. Весьма комфортной, что, впрочем, нисколько не улучшало его настроения. Аппаратура связи ни на минуту не успокаивалась: постоянно мигали лампочки вызова, на экран выводились просьбы подразделений о приеме. Из этого тесноватого кресла Синклер и руководил нестихающим сопротивлением своих войск проклятым ветеранам из элитных риганских воинских формирований. Через лобовой иллюминатор он видел, как тускло освещался дневным светом или замирал в ночной темноте кирпичный заводик, где они укрывались от противника.

— Хорошо, Мак, — проговорил Синклер в микрофон, проведя рукой по подбородку и наткнувшись на жесткую щетину.

— Сейчас самое время. Лучше не будет. Дерзай. Вытягивай их на себя. Виляй хвостом и помни о том, что ты вкусная приманка.

— Вас понял, — раздался в рубке управления хриплый голос Мака Рудера. Синклер почти физически чувствовал, что у его друга предельно натянуты нервы и ему все труднее скрывать свое смятение. — Синк? На всякий случай…

Вдруг со мной что-нибудь случится… Если выберешься, сообщи моим, что я запросил за свою жизнь достойную цену, хорошо? И еще…

— Да?

Голос Мака смягчился.

— Ты был мне лучшим другом, старина. Да хранят тебя Блаженные Боги. И передай от меня привет Гретте. Если мне не суждено будет погулять у вас на свадьбе, опрокинь одну рюмашку за меня, хорошо?.. Отключаюсь.

— Останься в живых, дружище, — прошептал Синклер намеренно небрежно, чтобы его люди не заподозрили в нем мягкотелости в такие ответственные минуты.

А задумал он настоящее безумие! Когда они добрались до укрытого на заводе ЛС, начался длительный и кропотливый процесс восстановления управления и связи с подразделениями. В те минуты в его голове и начал созревать план… Безумная, сумасшедшая идея, нонсенс с точки зрения всех положений и принципов строгой военной науки!

Ветераны устроили настоящую охоту. Что ж! Им придется вступить на тропу, которая будет пролегать между челюстями смерти. Многим не выйти с этой тропы живыми.

Ах, если бы только рядом оказалась Гретта, которая бы сказала: «Ты все правильно придумал, Синк!»

— Китмон? — запросил Синклер, усилием воли выводя себя из состояния задумчивости и пытаясь сконцентрироваться полностью на происходящих событиях. — Ты готов нанести удар по Пятому Этарианскому?

— Так точно. Мы постоянно меняем каналы связи, чтобы запутать их, но… Их лучи выводят из строя наши реле. Они все плотнее забивают частоты своими помехами. Когда они полностью перекроют нам связь с тобой, мы воспользуемся шахтерскими лазерами, которые тут обнаружились. С их помощью я смогу поддерживать связь и управление своими группами. Будет трудно, но я надеюсь, что мы все-таки обманем стариков-ветеранов.

— Меня радует твоя уверенность. Ты знаешь ситуацию лучше меня. Стреляй только наверняка и от всей души!

С этими словами Синклер подхватил с небольшого столика чашку со стассой и осушил ее одним глотком.

«Господи, и когда это стало так холодно?»

«Сколько прошло времени» как я на ногах? У меня уже полусантиметровая щетина и какой-то песок в глазах. Могу отключиться в любую минуту. Боже, как мне тебя не хватает, Гретта! Никогда раньше я не был так одинок. Если с тобой что-нибудь случится, они заплатят мне за это! Заплатят! Заплатят, черт возьми!"

Глаза его непроизвольно закрылись, дыхание постепенно выровнялось, успокоилось и стало тише.

Через пару минут он усилием воли заставил выйти себя из состояния полудремы и взглянул на главный монитор рубки управления ЛС.

Самое время узнать, как развиваются события близ Рактанских шахт.

— Говс! Докладывай!

Сначала слышался только треск и шум, потом сквозь них прорвался голос.

— Мы въехали в них, как в масло, Синк! Вломились прямо в их боевые порядки. План осуществляется с точностью часового механизма! Но они что-то очень легко поддаются нашему нажиму…

— Что ты имеешь в виду? Они отступают, не принимая боя?

— Нет. Они палят по нам и довольно активно. Не знаю… Просто у меня предчувствие.

Синклер повернулся к карте обстановки и нажал несколько кнопок. На экране появилось поле боя близ Рактанских шахт. В левом нижнем углу стали выстраиваться колонки цифр.

Синклер дал Говсу задание маневрировать напротив предполагаемых риганских позиций. В этом случае Третья Эштанская дивизия, которая находилась под командованием дивизионного командира Вибоува, должна была, согласно предписаниям военных учебников, огородиться, оборонительным периметром. И ветераны должны драться как бешеные псы, защищая этот периметр. А они стали отступать…

Синклер нахмурился, глядя на голографическую картинку, и на несколько секунд задумался.

— Так, ясно, — проговорил он наконец, подаваясь вперед всем телом. — Ну, конечно! Говс? Ты слышишь меня? Впереди тебя открывается небольшая долина, окруженная холмами, так?

— Так оно и есть. Похоже, они туда и драпают. Если мне удастся загнать их всех в долину и закрепиться вокруг нее на холмах, я поручусь, что спустя полчаса от них и запаха не останется!

— Нет! Не смей! Говс, там ловушка! Они с тобой быстро разделаются. Ты станешь похож на тренировочную мишень. Тебя сровняют с землей с орбиты! Открой девяносто пятую страницу по тактике. Что там видим? «Введение противника в заблуждение, принуждение его занять статичные позиции и бомбардировка позиций с орбиты». Помнишь? Ты можешь сейчас рвануть вправо? Поломай им фланг. Если удастся, рассеки их силы на две части. Тем самым ты нарушишь у них равновесие, а потом, воспользовавшись их замешательством, гони к офисам рудниковой кампаний. Ясно!

— Ясно. Ты прав. Нас уже нет!

Голос Говса потонул в хлестких разрядах лазерного огня и взрывах.

Синклер еще с минуту сидел неподвижно и пытался себе представить, как Говс со своим подразделением будет маневрировать против ветеранской эштанской группировки Вибоува.

Через несколько минут в колонках вновь раздался треск и до Синклера донесся возбужденный голос Говса:

— Мать их так, Синк! Я начинаю думать, что всех этих ребят вырубили из лесных пеньков! Каждая группа сидит неподвижно и ждет, пока прозвучит команда от командира подразделения. Тогда они встают и идут, куда им скажут. Никакой инициативы! Представь только! Мы их кромсаем, как масло! Они, видите ли, не ожидали, что мы ударим справа! Идиоты! Ты был как всегда прав, босс!

Синк устало усмехнулся и хлопнул себя ладонью по колену.

— Только не зазнайся, Говс. Не стоит умалять возможностей противника. То, что они следуют точно рекомендациям учебников, еще не характеризует их с самой плохой стороны. Не задирай голову особенно высоко, а то получишь удар в подбородок!

— Синк? — заметно тише раздался голос Говса.

«Глушилки», находящиеся на орбите, знали свое дело. С каждой минутой Синклеру все труднее было вести переговоры с подчиненными.

— Что еще?

— Развиваю успех. Группа "С" обходит их с фланга. Пробую протолкнуться через их боевые порядки.

— Великолепно, Говс. Им придется выделить еще не менее двух дополнительных подразделений, чтобы усилить свой крошащийся фланг. Так держать, дружище, ты зарабатываешь себе победу.

— Да… Но что-то победа дается нам очень большой кровушкой!

— В этом мире бесплатно ничего не дается.

— А жаль.

— Мне тоже жаль. Постарайся не терять со мной связи.

Закончив разговор, Синклер с силой провел рукой по усталому лицу.

Он заметил, что Мхитшал налил ему еще одну чашку стассы. Рядом положил таблетку. Интересно, сколько еще нужно принять их, чтобы наркотик перестал оказывать благотворное бодрящее действие, а наоборот стал затуманивать голову и провоцировать его на принятие неадекватных решений? Главное, не проворонить границу…

117
{"b":"10195","o":1}