ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Непостижимо? Мэг Комм прислушивался через свои сенсоры к разговору Райсты Брактов, которая просила разрешения уничтожить Макарту гравитационным оружием, и отчаянно пытался добыть дополнительную информацию. Сенсоры рапортовали о продолжающихся конфликтах. Синклер хотел взять Макарту с помощью войск. Браен отказывался отвечать на вызовы машины. Странное присутствие ощущалось через мысленную цепь. Кто? Мэг Комм неоднократно посылал запросы Другим, но ответом ему было молчание.

Чтобы защититься от нарастающего чувства изоляции и обреченности, Мэг Комм разделил себя надвое и попробовал найти утешение общением с самим собой. Одновременно он не мог не испытать восхищения перед возможностью создать новые матрицы. Но ужасное осознание пронеслось через машинный мозг — это новое открытие может никогда не понадобиться!

Отчаяние охватило машину. Если кто-нибудь вступил бы с ней в контакт! Если бы только Другие ответили ей! Но Другие действовали на основании неправильных допущений.

Страх и мысли о смерти занимали Мэг Комм.

Смерть уже стала реальной.

Глава 31

Стаффа кар Терма прислушивался к звуку своих собственных шагов, раздававшихся в узких проходах каменных ступеней, которые вели в глубину Макарты. Гравий шуршал под подошвами ботинок, каблуки странно поскрипывали. Как давно построили этот проход? В камнях несчетное количество ног оставило углубления.

Стаффа вступил в альков. Он выглядел так же, как и в последний раз. Мэг Комм отбрасывал свет через комнату, в которой он находился, на противоположную стену. Яркий красный свет мигал, вызывая Браена. Проситель беспомощно ожидал ответа через золотой шлем. Стаффа ощутил соблазн, исходящий от шлема. Довольно долго Стаффа стоял перед машиной, наблюдая за ритмичными вспышками. У меня нет для этого времени. Еще слишком много нужно сделать. Тем не менее он стоял перед машиной, теребя бороду.

«Что ты? Кто тебя сделал? Почему ты здесь и почему участвуешь в делах человечества? И насколько значительная часть ответственности лежит на тебе за катастрофу на Тарге?»

Стаффа метнул взгляд на машину, вспоминая, как Браен говорил ему, что именно Мэг Комм отдал приказ, из-за которого население Тарги подняло восстание. Машина координировала отчаянную игру, чтобы заманить в ловушку и уничтожить Командующего и таким образом спасти человечество.

«Так ли это? — Стаффа приблизился к машине. — Неужели ты настолько меня боишься? Почему? Даже имея славу Звездного Мясника, какую опасность я представляю для тебя? Неужели ты на самом деле заботишься о человечестве? Или я сам представляю особую угрозу? Если это так, машина, то ты была права, что боялась меня. Но расчеты твои неверны. Ты не могла знать, что у меня есть слабость. Эмоция — лишь химическое проявление мозга. Нечто подобное твоим электронным процессам.»

Огни на огромном пульте замигали. Темно-красный огонек, который функционировал как сигнал связи с Магистром Браеном, издавал звуки, завывающие, как сирена.

Без всякого умысла Стаффа подошел и коснулся золотого шлема.

«И тебе не нравится понятие религии, — думал Стаффа, обратив внимание на незнакомую фактуру проводов, опутывающих шлем. — Почему тебя страшит понятие Бог? Какая тебе разница?»

Глаза его скользили по отталкивающей поверхности машины. Сами ее очертания говорили о том, что это — не дело рук человеческих. «Что ты? — размышлял Стаффа, а пальцы его скользили по шлему, ощущая излучаемую энергию.»

Ответ он получил неожиданно, еще не надев шлем на голову: легкое покалывание пробежало по его голове — как будто волосы сами по себе стали дыбом. Вытянув руки, он ощущал приливы энергии.

— Что ты? — вслух спросил Стаффа, не отрывая глаз от пустого шара, который он держал в руках. — Какова твоя цель?

Энергетические волны безуспешно бились о его мысли, пытаясь установить контакт.

— Как интересно, — прошептал Стаффа. — Мне следовало бы тебя бояться, но я не чувствую страха. Мы братья, ты и я. Мы — сделанные вещи. Возможно, цели нашего существования различны. Он медленно начал опускать шлем себе на голову. В мозгу его нарастала интенсивность ощущений, теплых, всеохватывающих. Наконец они проявились.

— Стаффа!

Он заметил присутствие желтовато-коричневых одежд. Она пролетела через комнату, взяла шлем у него из рук, положила его на место.

Глаза Кайллы были широко открыты, в них читался ужас. Она задыхалась, молча качая головой и не веря своим глазам.

— Что ты здесь делаешь? — спросила наконец Кайлла, беря его за плечи и тряся. — Будь ты проклят! Если я чего-то и не хочу больше всего, так это, чтобы ты потерял свои силы из-за этой… этой…

Он медленно поднял руку, успокаивая ее, поворачиваясь к машине.

— Она не причинит мне вреда. Я могу… чувствовать ее.

— Конечно, можешь, — прошипела она. — Этот шлем — звено связи между различными умами. Машина вторгается в твой мозг, забирает его. Только Браен оказывался достаточно стойким, чтобы сохранять свою целостность. Он блокировал различные части своего мозга, сохраняя свою неповторимость и единственность. Остальные… они… — она задрожала и начала тереть руки, чтобы побороть озноб.

— Продолжай, что остальные?

Кайлла бросила взгляд, полный ненависти на Мэг Комм.

— Когда машина появилась много лет назад, она захватила Седди. Они все стали ее инструментами. Браен… он тогда был только Посвященным… видел и понимал, как на его глазах меняются Седди, как они превращаются в пешек. Старые Магистры теряли способность мыслить. Задай ему вопрос — и он, как попугай, повторит то, что выдала машина. Политические акции, которые они предпринимали, диктовались машиной.

— Да, ваш Магистр Браен что-то мало похож на пешку, — Стаффа хладнокровно подошел к машине и пробежал пальцами по красной панели, которая посылала сигналы Браену.

— Другие оставили Мэг Комм в спячке и ни у кого не было времени заняться машиной во время последнего кризиса. Браен и Хайд основали секретное движение. Они убрали пешек, выполнявших волю машины, умертвили их.

— И затем? — Стаффа наклонился, чтобы получше разглядеть материал, из которого была сделана машина. То ли керамика, то ли какой-то неизвестный ему материал. — Но работа была изумительная.

— Каким-то образом Другим приходилось иметь дело с машиной. Браен считал, что он — самый сильный. Он сел рядом, а Хайд надел шлем ему на голову. О, они отлично его проанализировали. Они испытали тех, кто не мог контролировать свои мыслительные процессы. Браен смог противостоять машине. Он сумел сохранить свои секреты, следуя мантре.

— Мантре?

Она кивнула, чувствуя неловкость.

— Мнемоническая серия фраз, которые повторяла машина. Поучительное средство для медитации, чтобы мы все следовали Верным Путем, Правильной Дорогой. То есть так, как полагала правильным машина. По некоторой иронии, мантра может и блокировать некоторые мысли, когда Браен разговаривал с машиной. — Она медленно отошла назад, бессознательно вытирая свои пальцы о платье. — Мне не нравится разговаривать об этом здесь. Выйдем отсюда.

Она повернулась и вышла вон, поднимаясь по узкому проходу.

Стаффа на минуту задержался в тоннеле.

— Я вернусь, когда это закончится. И тогда, машина, мы посмотрим, кто из нас сильнее. Тогда мы поговорим с тобой о Запретных границах.

— Первый? — голос Мхитшала нарушил сосредоточенность Синклера, изучающего контур перед глазами. С той минуты, как Мак оказался в плену, он не сомкнул глаз. Тревога, словно некое живое существо, вонзило в душу Синклера свои жестокие когти. Каким-то образом, пока неизвестно, каким именно, но должен быть путь, чтобы спасти Мака и его людей, вызволить их из ловушки живыми.

«Все, что мне нужно сделать, это найти их. Думай, Синклер! Ты не можешь позволить им умереть! Думай, будь ты проклят!»

— Да! — он ненавидел себя, когда голос его становился хриплым от волнения.

— Чашку стассы, сэр? Я встревожен. Тебе необходимо отдохнуть. Я знаю, тебе это нужно.

150
{"b":"10195","o":1}