ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Напряжение спало. Синклер соскользнул со стула, отбросив его в сторону, и метнул гневный взгляд на изумленного Мхитшала.

— Вы все полагаете, что я Бог! Но я не Бог! Хватит почитать меня, как идола! Оставьте меня в покое!

У Мхитшала открылся рот, и он кивнул. Он повернулся, неловко расплескал стассу из чашки и вылетел из комнаты.

Синклер стоял, все его мышцы были напряжены. Он смотрел на дверь.

Синк зажмурился, сжал челюсти и наклонил голову. Он прижал кулаки к ушам, чтобы отрешиться от окружающего мира.

"Что со мной происходит? Почему все распадается? Я и Седди находимся в одинаковом положении. Один делает шаг, другой его повторяет. Блестящий ум… такой же блестящий, как и я. Браен? Могу ли я его разбить? Могу ли я…

Он прерывисто вздохнул, чтобы наполнить воздухом свои усталые легкие. В голове билась слепящая глаза боль. Мак? Я не могу тебя потерять. Я не потеряю тебя. Боже мой, я же всем обещал."

Если бы рядом с ним сейчас находилась Гретта, она бы смогла его успокоить, смогла бы его утешить.

Отчаяние, охватившее Синклера, было до сей поры неизвестно. В груди у него как будто завязался тугой узел, он внимательно смотрел на зеленые горы, изображение которых заполняло его монитор. Красно-рубиновые проходы Седди, казалось, пульсировали — как вены и артерии, по которым текла кровь Седди. Седди устрашенные, но насмехающиеся над ним.

Стаффа уже начал ненавидеть скалистые стены. Для Седди это была своего рода гарантия безопасности, но на него тесные кабины корабля так не давили, как эти стены. Да, конечно, места на корабле было меньше, но можно было смотреть через иллюминатор на звезды, в бесконечное пространство.

Звездный корабль двигался. Это искусственное создание людей куда-то направлялось, а в Макарте он чувствовал себя заживо погребенным.

Стаффа протер глаза. Первые ростки усталости начали прорастать в его мозгу. Он поглядел на Кайллу — она изучала карту на противоположном конце стола. Стены вокруг них были увешаны мониторами. Свет над головами казался ярким.

— Командующий? — на одном из экранов показалось лицо Посвященного. — Мы регистрируем вибрацию, идущую со всех сторон. Стаффа повернулся и кивнул человеку. — Очень хорошо. Мне понадобится набор карт. Если мы сумеем определить, что задумал Фист, мы сумеем оказать ему отпор. — Он повернулся к другому монитору. — Уилли? Они ведут бурение. Будь готов к новому удару, — Кайлле же он добавил мягко. — Может быть, ты хочешь разбудить Магистра?

Кайлла кивнула и вышла вон, когда информация начала заполнять мониторы, указывая нужные места вокруг горы. Стаффа подошел к другому монитору и щелкнул по другой кнопке.

— Привет! Как там дела в темноте?

— Кто это? — спросил подозрительный голос.

— Тот, кто взял вас в плен.

— Отлично, давай-ка, парень, я тебя кое о чем проинформирую. Вы зажаты между скалой и тяжелой точкой, потому что Синк находится там. И у него более чем достаточно силы, чтобы разнести всю эту гору на части. Ты готов сразиться еще с пятью дивизионами, Седди?

— Как тебя зовут? — спросил Стаффа, думая о других пяти дивизионах. Это, конечно, дивизионы Райсты. Те, которые лишил руководства Фист.

— Мак Рудер, командир Второго Тарганского дивизиона. Ты знаешь, вы можете сдаться, вовсе не нужно умирать.

— Верно, — согласился Стаффа. — Все, что требуется сделать вашему Фисту, так это пообещать нам отправить нас всех на планету и отпустить с миром.

— Какой богатый выбор! — голос из темноты взорвался негодованием. — После всего того, что вы совершили с Греттой? После того, как вы превратили в машину Арту Фера?

— Кого? — переспросил Стаффа. В этот момент вошел Браен и, услышав имя Арты, замер на месте.

— Твоя убийца, Седди. Та, кто убила Гретту. Я видел снимки ее тела после того, как Арта закончила свое дело. И я могу тебе пообещать лишь одно, друг. — Я скорее умру, чем позволю таким, как вы, чудовищам, выйти наружу.

— Еще одно подтверждение твоих слов о том, что не стоит никому умирать, — едко ответил Стаффа. — Вам следует вести себя тише. Батареи, должно быть, становятся слабее. Будь осторожен. Вы пытались прорваться с помощью бластеров. Почаще поглядывайте на потолок — там немало трещин. В этом месте скалы непрочны. Они и так уже изрядно пострадали после атаки.

— Да, приятно послушать. — Голос Мака Рудера звучал твердо. — Мы самые лучшие части, находящиеся в распоряжении Синклера Фиста. И мы не сдадимся! Мы будем здесь, чтобы вычистить вашу загрязненную…

— Наслаждайся темнотой, — коротко заметил Стаффа и выключил переговорник. Он повернулся к Браену, брови его поднялись. — Арта Фера? Снова твои грязные убийцы поднимают голову? Она, видимо, изрядно их разозлила…

Лицо Браена, распухшее от раны, помрачнело. На него было жалко смотреть.

— Да, ее поведение было подвергнуто определенному воздействию. — Он уселся в кресло и поставил локти на стол. — Очень дорогая девочка — наша Арта. Мы воспитывали ее специально для тебя. Тренировали, приспосабливали, делали все возможное, чтобы она максимально подходила тебе. Но наш успех превратился в трагедию, а наши враги стали союзниками. Все получилось не так, как мы задумывали.

Стаффа прищурился:

— Еще одна человеческая конструкция, Магистр? Еще одно создание Божье, измененное для специфических целей? Не слишком-то вяжется с высокими принципами гуманизма, не так ли?

Браен приподнял плечо:

— Ну а чего ради тогда спасать себе подобных. Командующий? Когда в распоряжении нет космического флота и мощных огневых установок, приходится прибегать к обману и действовать тайно.

Он медленно покачал головой, подняв на Стаффу водянистые глаза.

— Как и ты — я живу в аду, который сам и создал. Я не воплощение невинности. Я уйду в могилу, а лицо несравненной Арты будет преследовать, меня до самой смерти. Тот ужас, в котором она живет, — мой ужас, и он будет с ней до самой смерти. Надеюсь, Фист уже позаботился о ее конце. По последним сообщениям, он собирался казнить ее. Тот факт, что на горизонте показалась Или, свидетельствует лишь о том, что, они вытянут из нее всю информацию.

— У нее в теле нет никакой капсулы с ядом?

Браен покачал головой.

— Когда в действие пущен психологический спусковой крючок, нельзя быть уверенным, что твой агент станет вести себя так, как бы ты надеялся. После первого прикосновения мужчины она могла бы саморазрушиться, не завершив до конца свою миссию.

Стаффа мерил шагами узенькую комнату, постукивая костяшками пальцев по спинкам стульев.

— Или может заставить заговорить камень. Она знает обо всем, о чем известно твоей убийце. И если есть причина, чтобы оставить Арту в живых, Или это сделает. Если бы я хотел заключить пари, я бы поспорил, что Или уже надела на Арту ошейник. Ты удовлетворен?

Взгляд Браена стал тяжелым. Он возразил:

— Но все эти проклятые вещи делаются на ваших фабриках.

Холодная волна гнева поднялась внутри Стаффы, и он повернулся к старику:

— Не старайтесь меня поучать, Магистр. Я даже не могу выбраться отсюда, потому что ваши политики, политики Седди, заключили такой замечательный союз с Фистом и Маком Рудером, что те скорее откусят себе руку, чем позволят нам выбраться наружу.

— Винить кого-либо бессмысленно! — вмешалась Кайлла, входя в комнату и ударяя ладонью по столу. — Проблема, с которой мы сталкиваемся, джентльмены, заключается в переговорнике. Источники вибраций. Я предлагаю оставить взаимные обвинения до более подходящего случая.

Ни один из мужчин не мог бы посмотреть в ее светло-карие глаза и не почувствовать себя глупцом. Стаффа окинул ее оценивающим взглядом и кивнул в знак согласия.

Губы Кайллы искривились в гримасу:

— Нужно подумать об источнике. Фист нас держит на прицеле. Мы не можем сломить его. Мы боремся за то, чтобы можно было спасти как можно больше жизней. — Она сделала неопределенный жест. — На будущее нам неплохо об этом помнить. Каждый спор — еще один камень на нашу могилу.

151
{"b":"10195","o":1}