ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— На такое тело, как у тебя? Не уверена. Дотронься до стены вот там.

Арта последовала указанию и стала перебирать платья, стоявшие в антигравитационном поле. Она выбрала длинную ткань и плотно обернулась.

— Ты как-то сказала, что для женщины с моими способностями и с моей подготовкой нашлось бы место и у тебя. — Арта скрестила руки на туго натянутой ткани у себя на груди.

— Передо мной мертвый император, — Или кивнула в сторону Тибальта.

Арта не спускала с нее глаз.

— Ну а для императрицы разве не потребуется хороший убийца? Ты знаешь, что лучше, чем я, ты не найдешь.

— Ты — мастер своего дела, Арта Фера. Возможно, слишком опасная.

— Наши мнения друг о друге совпадают. У тебя уже был план действий до того, как появилась здесь я. И какое место в этом плане отведено Фисту?

— Он уничтожает Сассу и Компаньонов. Он становится моим императором и будет осуществлять мои планы.

— Несколько молодой, по-моему.

— Так даже лучше. Я смогу научить его тому, чему захочу. Какова твоя цена?

— Свобода, — Арта закрыла глаза. — Я хочу иметь твое покровительство, открытый счет для расходов, небольшой быстрый корабль с женской командой. Ничего больше. У меня нет никаких претензий и притязаний на твое место. Я была рождена и воспитана для убийства и наслаждений.

Или приняла решение, сделала шаг назад в глубь комнаты и быстрым движением пальцев провела по узору на стене. Стена распахнулась.

— Мне кажется, ты хочешь спастись, вместо того, чтобы быть подвергнутой пыткам за убийство. Иди сюда. По лестнице. Ты попадешь прямо ко мне в комнату.

— А стражники за дверью? — спросила Арта, входя в узкий проход.

— Не беспокойся. Ты убила их во время бегства. Оставайся в моей комнате. В течение часа твое лицо будет известно всей Риге. Позже я заберу тебя на свой корабль. — Закрыв дверь за женщиной, Или улыбнулась, потом засмеялась. Затем выдернула из сумки геральдическую лилию.

Она подошла и заглянула в мертвые широко раскрытые глаза Тибальта.

— И ты думал, что победил меня? Тупица? Я разъединила детонатор в тот же самый день, когда ты приказал повесить эту штуку мне на шею. Теперь мы поглядим, кто сумеет управлять Или Такка.

Она подошла к переговорнику в стене. Секретарь императора появилась на экране.

— Жизел, император убит! Выпиши ордер на арест для убийцы Седди: Арта Фера. Установи немедленный общественный контроль, подними по тревоге войска. Я хочу, чтобы был установлен контроль в толпе и приостановлен выпуск новостей. Семья Рат должна находиться в окружении вооруженных часовых — для их охраны, конечно же. Я объявляю Чрезвычайное Положение.

Глаза Жизела расширились:

— Бог мой! Но есть ли у нас власть?

Или подняла над головой блестящий символ императорской власти.

— Понял, — только вымолвил Жизел.

— Рядом с каждым советником должны находиться наши агенты. Все советники арестованы. Вся официальная корреспонденция должна проходить через мои руки.

— Это…

— Действуй, Жизел. Тебя взяли, чтобы ты исполнял обязанности секретаря императора. Я могу найти и кого-то другого на эту должность. — Она приподняла бровь.

Он с минуту глядел на Или, бледность сошла постепенно с его лица.

— Не стоит. Я сделаю все, чтобы подавить любое восстание. Каковы обвинения против советников?

— Коррупция. — Она отключила монитор, налила себе еще один бокал шерри. Повернувшись лицом к телу императора, она произнесла:

— За будущее, император.

Глава 34

Звук громких голосов гулко отдавался в помещении, перемешиваясь со стуком брони и бряцания оружия. В большом зале штурмового транспорта царило приподнятое настроение, мужчины и женщины снимали броню, смеялись и обменивались приветствиями со старыми товарищами. Синклер наблюдал за ними, и сердце его разрывалось.

Кто-то заметил его, толкнул локтем приятеля. По толпе пробежал шепот, все глаза повернулись в его сторону. «Что я могу сказать им? Как я могу поведать им о своих переживаниях.»

Синклер услышал неожиданное движение — кто-то пытался пройти сквозь толпу. Белокурые волосы Мака Рудера и его знакомые черты вызывали горечь и облегчение одновременно. Лицо Мака сияло. Он подошел ближе, на расстояние вытянутой руки и только тогда бросился обнимать его.

Синклер оттолкнул его, держа за руку:

— Мак; сделал все… Все…

В неожиданной наступившей темноте раздался голос Мака Рудера:

— Командующий сказал нам, как ты пытался вызволить нас, сколько усилий приложил. Мы знали, что ты вынужден был покинуть планету, или взлететь в воздух вместе с нами. — Он повернулся и обвел жестом присутствующих. — Смотри, мы все вернулись.

Толпа взорвалась громкими возгласами, от которых задрожали плиты под ногами Синклера.

Синклер поднял руки, на губах его играла улыбка, — он наконец сумел их утихомирить.

— Мы все испытали физические и душевные муки, и ваши товарищи, и я сам сделали все, что могли, мы не жалели своей крови, чтобы помочь вам вырваться на свободу. И вот теперь мы вновь вместе — благодаря удаче и стечению обстоятельств. И да будут тому свидетелями Благословенные Боги — мы никогда больше не разъединимся!

Его слова потонули в гуле возгласов — сердце его радостно забилось в груди.

И вновь он призвал всех к тишине. Он взобрался на трибуну, чтобы его было лучше видно. Воздух был насыщен запахом разгоряченных тел. Он оглядел лица собравшихся, одни лучились восторгом, другие озабочены.

— Мы были в отчаянии — нам пришлось столкнуться с хитрым противником. Мы выиграли. — Голос его упал. — Затем пришел приказ. Я не мог поступить вопреки приказу императора. Тем более, когда на нас были наведены пушки «Гитона». Я хочу, чтобы каждый из вас помнил об этом приказе и о пушках, которые были на нас направлены… потому что такие события не повторяются, и мы никогда больше не окажемся в таком жалком положении.

Сотни глоток взорвались восторженным криком:

— Синклер!

— Синклер! Синклер! — разрозненные крики перешли в бушующую овацию.

Скайла прошла через соединительный люк и оказалась в транспортном отсеке. Она была уже рядом с комнатами Стаффы и остановилась, скрестив руки. Что ей делать? Был ли блеск его глаз тогда, на Этарии — обращен к ней? Сомнения одолели ее?

— Может быть, он был просто рад освободиться от ошейника и увидеть дружественное лицо.

Она не могла забыть, как они обнялись. Скайла вздохнула и потерла свои усталые глаза. Уверенность росла в ней, что Стаффа, вероятно, хочет оставить их отношения такими же, какими они были до сих пор.

Она выпрямилась и сделала шаг из отсека. Дверь открылась, и она чуть не налетела на Никлоса.

— Привет! — крикнул Никлос, сияя от радости.

— Что ты здесь делаешь?

Никлос обнажил белоснежные зубы в улыбке, усы его распушились:

— Может быть, ты помогла бы мне. Я слышал, что на борт корабля доставлен Браен. Я думал, что, может быть сумею увидеться с ним.

— Я обязательно помогу тебе.

Он дотронулся до ее руки, пытаясь ее задержать:

— Ты ведь идешь к Стаффе?

Она холодно взглянула на его руку, потом подняла взгляд.

— Тебе не нужно больше играть в эти игры. Седди летят на Итреату. Думаю, что состязания окончены.

Он кивнул и поджал губы, в глазах его была грусть:

— Я желаю тебе самого лучшего. Я искренен. Он поспешил вниз к выходу.

Скайла нахмурилась, покачала головой и направилась к двойной двери в комнату к Стаффе. Двое из людей Арка стояли в дверях и отдали ей салют. Скайла тронула ладонью вход в люк, надеясь, что ее пульт управления работает исправно. Двойные двери открылись, и она вышла.

Комната была прежней, также пышно обставлена. Красная кушетка служила болезненным напоминанием того, как психологически дезориентированный Стаффа отправился на поиски самого себя. Коллекция боевых трофеев, развешанная на стене, как будто насмехалась над ней.

164
{"b":"10195","o":1}