ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что все же произошло?

Синклер подождал пока дверь полностью загерметизируется и шаттл возьмет курс к кораблю, а потом произнес:

— Будь я трижды проклят, если я что-нибудь понимаю. Наверное, еще какая-то интрига Седди. Какой-то заговор, возможно, некая психологическая затея. Седди просто одержимы всякими психологическими затеями.

— Мне показалось, Стаффа, искренне верил тому, что говорил.

— Я думаю, он безумен, — сказал Синклер. На душе его было спокойно. — Помни — он Звездный Мясник. Этот человек, каким бы он не был на Тарге — убил биллионы. Биллионы! А Браен? Он монстр. Подлый монстр.

Мак нервно похлопал себя по коленям.

— Да, это какое-то безумие, и я рад, что мы выбрались оттуда.

— У нас полно проблем на Риге. Или хочет, чтобы мы подчинили себе все население.

Нам осталось завоевать еще один мир — последний — на этот раз.

— Да, верно.

— Ты не слишком-то радостен.

Мак поднял брови. — А как насчет Или Такка? Я доверяю ей не больше, чем Браену.

Синклер сухо усмехнулся:

— Не беспокойся о ней. Или — кобра. Холодная, бессердечная кобра. — Синк откинулся в кресле:

— Но мне кажется, я сумею управлять ею.

— Так оно и будет, — пообещал Мак, но лицо его выглядело тревожным. — Мы всегда с тобой, что бы не случилось.

Синк откинулся назад, пытаясь сконцентрироваться на Риге, на проблемах, которые он должен будет решить. Все изменится, и он, Синклер Фист, приложит к этому руку.

Он не мог отделаться от взгляда Крислы, глядевшей на него из куба. Ее янтарные глаза стояли перед ним — и так безумно напоминали кого-то…

Стаффа стоял перед выгнутым прозрачным пространством наблюдательного поста и наблюдал, как «Гитон» в сопровождении транспортов отправлялся к Риге. На черном как сажа небе поблескивали звезды — словно рассыпанные кристаллы сахара. Их не могло заслонить даже сияние, распространяемое кораблями Риги. Далеко-далеко, на расстоянии многих световых лет насмешливо мерцали Запретные границы. Стаффа стоял прямо, сцепив за спиной руки, и наблюдал, как снова из его жизни уходил его сын.

«Боги, а Боги! Как же все это произошло? Он не поверил ни одному слову, что я сказал. Но с другой стороны, — поставь себя на его место. Разве ты бы поверил?»

После долгих лет общения со Скайлой, он научился читать ее мысли по глазам.

— Ты хочешь остаться один? — спросила она тихо.

— Я был один всю мою жизнь.

— Я буду в своих комнатах, если понадоблюсь тебе.

— Но если я был всю жизнь один, это не означает, что мне это нравится.

— Мы расшифровали послание с Риги. — Она остановилась рядом с ним. — Тибальта убили. Синклера провозгласили командующим. Он встал во главе риганских войск. Похоже, что Или возглавила правительство.

— А вот и еще плохие новости, — прошептал Стаффа. — Или надо было вывести из игры Тибальта. В его гибели явно чувствуется ее рука. С Тибальтом можно было договориться. Он бы прислушался:

— Стаффа тяжело задышал. — Проклятие!

— Но у него нет наследника, — напомнила Скайла. — План Седди лишить риганцев наследника сработал. Возместив ущерб, нанесенный им взятием мозговых проб у Тани и Балинта, они изменили тактику.

Стаффа бросил на нее быстрый взгляд.

Скайла кивнула.

— Я много и долго разговаривала с Браеном. Он сломленный человек и говорит свободно. Они использовали в отношении жены Тибальта Мари специально выведенный вирус, который воздействует на процесс оплодотворения.

Ее яйцеклетка никогда не сможет укорениться в матке.

— Теперь Седди пожинают плоды своих трудов.

— Она неуверенно протянула ему руку, он притянул ее к себе и обнял.

— Я искал его, — добавил Стаффа, голос его звучал без всякого выражения, когда он указал рукой в сторону удаляющегося «Гитона». — Те, кто ищут, должны философски относится к тому, что они находят.

— Я думаю, у тебя будет еще возможность поговорить с ним. Он должен поверить, Стаффа. Боже, ну неужели так трудно понять очевидное.

— Потому что слова становятся малоэффективными, когда затронуты чувства. — Он, не отрываясь, глядел на удаляющуюся световую точку.

— Если бы я могла это изменить, Стаффа.

— У нас у всех много того, что мы хотели бы изменить. Жизнь, Бог, Вселенная, не дают нам выбора в отношении прошлого — только будущее мы можем постигнуть через квантово-волновую функцию.

Он поглядел на нее. Звездный свет блеснул в ее платиновых волосах и смягчил ее белую броню, когда тени обрисовали чувственные изгибы ее тела. Она пересекла Вселенную, чтобы найти его. Она спасла его.

— Скажи мне, — спросил ее Стаффа. — Является ли Арта Фера частью Бога?

— Я… я не знаю. — Она пожала плечами. — У меня был небольшой спор с Кайллой, перед тем, как я пришла сюда. Она рассказала о том, что ты говорил там в контейнере по пути на Таргу. О кванте, наблюдении и знании. Если знание, наблюдение и способность творить являются частью Божественного сознания, значит, и у Арты Фера должна быть душа..

Она устало поглядела на него, Стаффа легко тронул шрам на ее щеке.

— У Синклера Фиста один глаз серый и один янтарный. — Он держал ее на расстоянии вытянутой руки, ощущая твердость ее тела. — Генетическая доминанта — странная вещь. Цвет глаз заложен в нескольких местах хромосомы.

— Да, это так.

— Я — его отец. Крисла была его матерью. По простым правилам наследственности из многих вариантов был бы избран такой, по которому оба глаза имели бы одинаковую окраску. Различие могло быть едва заметным. Все было бы сбалансировано.

— Если были бы сбалансированы генетические структуры обоих родителей, — согласилась она.

— Но однажды я задал себе вопрос — а кто я есть? Я выяснил. Я никогда не знал родителей. Я только знал своих создателей. — Он закрыл глаза. — Гены одного глаза были сконструированы по доминанте, а другого — по рецессиву. Гомизигота. Серый доминировал в одной хромосоме, но не в другой. Что-то произошло. Я не знаю, что. Транслокация? Позиция? Эффект? Рекомбинация? Как знать. Янтарный цвет Крислы доминировал серый цвет другой хромосомы. Проклятие. У Синклер Фиста разные глаза, потому что я… я… — Он закрыл глаза, не в состоянии открыть рот и произнести необходимые слова.

— Потому что ты… Вот почему тебе так необходимо было узнать о душах и о Боге. — Она глядела прямо на него, и глаза ее были похожи на два синих озера.

Он взглянул вслед удаляющемуся «Гитону».

— Так много потеряно — так много обретено.

— Теперь все, что мы должны сделать, — научиться жить по-новому, установить мир и преодолеть Запретные границы. — Она приподнялась на цыпочках и поцеловала его в щеку.

— Высокое предназначение, — заметил Стаффа.

— Мы не раз уже добивались своего, Командующий. Почему же на этот раз нам не рассчитывать на победу?

Он притянул ее к себе и страстно поцеловал.

— Именно так.

Глава 35

Тарга продолжала двигаться по своей орбите. По ее поверхности ползали люди и собирали ее минеральные богатства.

Гора Макарта стояла молчаливо и величественно, в ее черных коридорах были лишь мертвые, чьи пустые глаза невидяще смотрели во тьму. Но они не были одиноки. В глубине горы, в конце частично заваленного тоннеля Мэг Комм продолжал забирать энергию из ядра планеты. Прислушиваясь через отдаленные сенсоры, он наблюдал передвижение людей в свободном космосе, переваривая информацию, сопоставляя ее, посылая ответы через подпространство Другим.

Браен лгал. Несмотря на свои усилия, машина не смогла поймать его на этом — и ересь Седди распространялась дальше. Другие боялись, посылая постоянные запросы для информации.

Что такое Бог? Почему Другие так боятся его?

Не обращая внимания на вопросы, исходящие из-за Запретных границ, машина размышляла о человеке, чье любопытство играло на окончаниях шлема. Другие скоро много узнают. Благодаря четырехмерному атомному строению Мэг Комм, они тоже коснуться его разума.

168
{"b":"10195","o":1}