ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Время как иллюзия, химеры и зомби, или О том, что ставит современную науку в тупик
Проклятый. Hexed
Охотники за костями. Том 2
Ликвидатор
Жизнь, которая не стала моей
Истории жизни (сборник)
Хирург для дракона
Блондинки тоже в тренде
Палач
A
A

Она покраснела, смущенно приподняла руку и проговорила:

— Извините.

И повернулась, чтобы уйти. Движения ее были плавными.

— Нет! Подождите! — Марстон сделал шаг в сторону, протянув руку.

Она робко посмотрела на него.

— Я должна идти. Мне не положено быть здесь.

— Это нестрашно. Я капитан. Это мои приказы… мой корабль.

Шагнув ближе, он казался очарованным необыкновенными золотыми глазами. Он неотрывно смотрел на нее, затаив дыхание. Что давало ей такую невероятную притягательность? Свободное воздушное платье не скрывало дивных очертаний ее тела. Ее нежная кожа светилась здоровьем и жизнью. Какие-то остатки осторожности напомнили ему, что он неприкрыто глазеет. Пристыженный, он заставил себя сосредоточиться на ее лице — и увидел, что она грустна. Она обволокла его, заставив сердце рухнуть куда-то вниз.

— Благословенные Боги, кто вы?

Ее губы изогнула еле заметная улыбка.

— Я не могу сказать вам этого. Это было бы опасно, капитан… даже для вас.

— Как вы сюда попали? Это военный корабль со строжайшей охраной.

Она просунула изящные пальцы в маленькую сумочку на поясе и достала пропускную карточку с лазерным кодированием.

— Я приехала с Претором.

Беспокойно кивнув, Марстон принял у нее из рук карточку.

Попав в луч света, вспыхнул шлем Претора. Еще у него в руках углы карточки начали блекнуть: хим-кодирование, благодаря которому карточки-удостоверения невозможно было подделать. Ее допуск к секретности был выше ее личного положения, что делало ее буквально рабыней Претора. У Марстона похолодело сердце.

Она взяла обратно свою карточку и прошла мимо него, чтобы посмотреть вниз, на планету.

— Теперь мне надо идти. Он меня хватится. Я ускользнула, чтобы… взглянуть в последний раз.

«Мне следует вызвать охрану, отправить ее обратно в помещения Претора». Но он этого не сделал. Марстон сжал поручень, чтобы успокоиться. Он лихорадочно подбирал слова: что угодно, любой разговор, лишь бы удержать ее поблизости.

— Вы знаете, что в ближайшие дни мы можем вступить в бой?

— Знаю.

«Почему ее слова звучат так печально? Кто она такая?»

— Наверное, вы в курсе происходящего.

Усталая печаль ее лица глубоко тронула его.

— Стаффа приближается.

Марстон искоса рассматривал ее. Она произнесла имя Звездного Мясника грустным тоном.

— Так нам сказали. Но я уверяю вас, здесь вы будете в безопасности. Командующий еще не пытался расколоть такой крепкий орешек, как Миклена. Мы — не какая-нибудь полуголодная планета на задворках. Он не представляет себе нашей мощи или возможностей орбитальных платформ. Самая передовая технология сделала их самым сложным и смертоносным оборонительным оружием во всем свободном космосе. Его тактика здесь ему не поможет. На нашей стороне превосходящие силы, а наши системы обнаружения и наведения не имеют ничего общего с тем, что ему приходилось встречать.

Сердце Марстона раскрылось, когда она повернула к нему свои глаза дикой лани. Закаленный ветеран-вояка, он уже влюбился в нее. Он боролся с желанием обхватить ее руками, унести в свою кабину и…

— Стаффе это известно, капитан.

Как она может говорить об этом человеке с такой нежностью?

— Тогда ему известно, что он будет раздавлен, если нападет на нас.

Она положила бледную руку ему на плечо, и по нему словно пробежал электрический ток.

— Бегите, капитан. Оставьте это место. Спасайтесь, пока еще есть время.

Он заставил себя засмеяться.

— По-моему, вы сильно преувеличиваете возможности, Командующего, миледи. Даю вам слово, что бы ни случилось, я позабочусь, чтобы вы были в безопасности. Вам не надо бояться его работорговцев.

Она грустно улыбнулась.

— Поверьте мне, капитан. Я не питаю страха к Стаффе. — Горе зажглось в ее взгляде. — Иногда мне кажется, что истинная свобода возможна только в смерти.

— Миледи… не могу ли я помочь вам? Если бы я мог что-то…

— Нет, капитан. — Ее взгляд растопил его душу. — Но я благодарю вас за предложение. Слишком поздно помогать мне. Но у вас еще есть время бежать и, возможно, спастись.

— Стаффа кар Терма никогда не сможет захватить Миклену. Впервые ему придется столкнуться лицом к лицу с превосходящими его силами. Я не спорю, ему удавалось завоевать мир за миром, но не передовую военную державу, как Миклена.

— Я надеюсь, что Благословенные Боги дадут вам мгновение вспомнить ваши мужественные слова, капитан.

— Вот, смотрите. — Он указал на пятнышки света над изгибом планеты: они отливали зеленым светом на фоне темного космоса, усеянного звездами. — Это самые мощные военные платформы во всем свободном космосе, а, возможно, и за пределами Запретных границ. Мы можем обнаруживать, определять местоположение и наносить удары по шести тысячам движущихся объектов одновременно. Все это управляется с главного компьютерного комплекса на планете, так что даже если мы теряем одну платформу, остальные немедленно компенсируют эту потерю.

— При виде сомнения, бросившего тень на ее лицо, Марстон ухмыльнулся.

— Вот что я вам скажу. Если Мясник будет настолько глуп, что начнет атаку, а вы будете испуганы, возьмите вот это, — он отдал ей медальон из своего кошелька, — и спуститесь к аварийным эвакуационным коконам. Это — самое безопасное место на всем корабле.

Ее нежные пальцы сомкнулись на медальоне, во взгляде блеснул луч надежды.

— Это пропуск?

Он кивнул.

— Вообще-то надо иметь разрешение Претора, поскольку у вас только личный допуск. Воспользуйтесь им исключительно в случае аварийной ситуации.

Она одарила его улыбкой, которая заставила его сердце больно сжаться.

— Вы — просто дар богов, капитан. Но мне надо идти. Иначе Претор… Ну, это не ваша забота. Я буду с радостью ждать нашей следующей встречи.

— Кто вы? — спросил он, когда она стремительно прошла мимо.

Остановившись у люка, она обернулась.

— Можете называть меня… Нет, я ваша должница, капитан, и, наверное, в свете того, что надвигается, это уже больше не имеет значения. Мое имя Крисла — но забудьте, что я вам его назвала.

Она исчезла в люке.

«Крисла — удивительное имя». Марстон щупал подбородок, почти не замечая грязного торгового корабля, следующего по линии движения к администрации порта. Какие бы слухи о войне ни разносились в субпространстве, торговцы неизменно слетались к Миклене, возможно, в надежде урвать последний груз микленских предметов роскоши. Он хмуро посмотрел на старый грузовоз и покачал головой. Спекулянты, ставящие на то, что Миклена падет, а их последний груз принесет несчетные богатства.

«Но вы ошибаетесь в своей ставке, друзья!»

Марстон бросил еще один прощальный взгляд на планету и отправился к себе. Лоб его чуть заметно хмурился. Крисла. Он слышал это имя прежде. Почему оно кажется знакомым?

Блестящая сиалоновая дверь кабинета главного регента открылись с чуть слышным шипением, и Синклер Фист расправил свой блекло-голубой студенческий жакет на костлявых плечах, прежде чем ступить внутрь. Керамические каблуки его дешевых ботинок гулко стучали по твердым плиткам.

Высокие окна наполняли просторное помещение светом. Кубы данных стояли на полке вдоль одной из стен, пол был отполирован до зеркального блеска. Письменный стол главного регента подавлял своими размерами комнату, наподобие массивного плоскоспинного краба. Спиральная хрустальная скульптура высилась на одном краю стола, я на другом — комплекс компьютеров поднимался, как загнутая лапа.

Синклер остановился у стола, с трудом подавляя желание запрыгать с ноги на ногу от нетерпения. Он казался тщедушным, и копна непослушных черных волос венчала его длинное лицо. Пройдет еще несколько лет, и он станет привлекательным молодым человеком, но пока его фигуру отличала подростковая долговязость. Наиболее странными из его многих странных черт были глаза: один серый, второй — желтый.

Главный регент оторвал взгляд от монитора, за которым следил, и тепло улыбнулся:

2
{"b":"10195","o":1}