ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Проклятие! — Резкий мужской голос пробудил его память, и он попытался открыть глаза, крепко склеенные слизью. Нечто, напоминающее звук рвущейся ткани, он опознал как выстрел из бластера: молекулы воздуха реагировали с частицами.

Тишина.

Он потер лицо покрытыми коркой пальцами перекатился на живот, услышав, как обломки затрещали под его броней. Он чувствовал, будто каждая его кость выдернута из сустава. Тупая боль, наполнявшая его сны, горячо и яростно пронзила голову.

— Проклятые Боги, — ахнул он. — Какого…

— Молчи, — прошипел откуда-то женский голос.

Он поморгал во мраке, чтобы яснее видеть. Дождь моросил сквозь остатки крыши, шлепал по щепкам, разбитой облицовки и порванному покрытию пола. Одно ухо у него было мертвым. Тарга! Бомбежка, полет через Каспу в попытке найти свои войска, засада… все возникло в его памяти.

Мак Рудер скорчился у разбитого окна, с винтовкой наготове, пристально вглядываясь в темноту и бурю. Гретта притаилась у взорванной двери, прикрывая лестницу, глядя в прицел своей винтовки.

Его мочевой пузырь настойчиво требовал облегчения.

Вспышка фиолетового света ворвалась со стороны лестницы и пронеслась сквозь отсутствующую часть крыши.

Синклер попытался сглотнуть слюну. Язык прилип к сухой гортани. Он ощупью нащупал флягу с водой, но снял с пояса всего лишь ее расплющенные остатки. Только тогда он заметил свою боевую броню — покрытую запекшейся кровью, ужасно избитую кусками металла и каменной крошкой. Броня спасла ему жизнь.

Не стесняясь, он отполз в глубину комнаты и помочился на уцелевшую стену. Ружье Мака Рудера выплюнуло короткую вспышку в темноту.

Он пробрался туда, где дождевая вода скопилась в углублении на грязном полу, и выпил сколько мог из образовавшейся лужицы. Пыль застревала на зубах, на языке остался мерзкий привкус. Однако вода успокоила раздраженное горло.

Он перекатился на спину, чтобы дождь омыл его лихорадочно пылающее лицо.

— Как самочувствие? — спросил Мак Рудер, его голос был равнодушным, лишенным эмоций.

— Будто кто-то протащил меня сквозь сингулярность, причем боком, — хрипло отозвался Синклер. — Каково положение дел?

— Почти, как в прошлый раз. Плохо. Мы здесь наверху, и им нас не достать, пока они не добудут достаточно мощное орудие. Не думаю, чтобы им на это потребовалось много времени. Что-то там уже движется внизу. Мак Рудер не отрывал глаз от улицы под окном.

— Они дважды попытались прорваться по лестнице, — прибавила Гретта. — Я их проучила.

— Это что, какая-то башня? — спросил Синклер, глядя на крыши, виднеющиеся сквозь бреши в стенах.

— Ага, занимай позицию повыше! — Мак Рудер провел грязной рукой по своему инфракрасному визору, стирая капли дождя.

Военная аксиома.

Синклер подполз к нему и посмотрел. Их башня стояла в основании У-образного блока. На противоположной от них стороне улицы, внизу, дождь хлестал по наклонной крыше входа в подземный склад. Обвисшая на двух шестах вывеска рекламировала стоимость хранения и телефон для получения справок.

— Какой тип ночного видения они используют? Активный или пассивный? — Синклер потянул ремень своего снаряжения. Удар безнадежно повредил большую часть приборов.

— Пассивный. Должно быть, какая-то система усиления освещенности.

— Гранаты остались?

— Одна. Зачем?

— Хочешь выбраться отсюда, пока они не установили что-то по-настоящему большое, что сможет выбить нас из башни?

— Клянусь твоей розовой задницей, ученый школяр. Что у тебя на уме на этот раз?

— Простая физика.

— Например?

— Например, я надеюсь, что сила притяжения все еще действует. Только нам надо отвлечь их и ослепить, по крайней мере на тридцать секунд.

— Понимаю, пассивное ночное видение, а? Ручаюсь, у Гретты ты найдешь ракетницу, тоже пригодится.

Синклер осмотрел свое разбитое снаряжение и тихо выругался. Он с трудом дополз на четвереньках до того места, где сидела, съежившись, Гретта Артина, прикрывая вход.

— Мне нужна твоя ракетница и спасательный трос.

— Есть план? Слышала, как вы там шептались с Маком Рудером. Как чувствуешь себя? — Она мельком взглянула на него и снова уставилась через прицел на дверной проем.

— Слова не бывают такими шершавыми, — прошептал он, принимая у нее предметы, которые она сняла со своего пояса. — Одно ухо не слышит. Думаю, барабанная перепонка повреждена. Это раз, и еще я чувствую себя так, будто меня пропустили через микленский пресс для вина. Все болит.

— Да-а, ну, послушай, вытащи нас из этой переделки, и я сделаю массаж каждому квадратному дюйму твоего тела. — Она подарила ему быструю улыбку и подмигнула.

— Может, просто договоримся пообедать, а? — неуклюже спросил он, осознав, насколько неловко он чувствует себя от ее внимания.

— Только пообедаем?

— Ну, я просто… Видишь ли, я всегда был занят учебой и… — «Ему это не нужно — не сейчас!» Он повернулся, чтобы пробираться назад, и почувствовал на своей руке ее ладонь.

— Проклятые Боги! Ты еще девственник!

— Шшшш! Кто-нибудь может услышать. И кроме того, как с Маком?

— Мы поговорим об этом потом, школяр. На данный момент мне нравится твой стиль. Принимайся за работу. Если мы выберемся отсюда живыми, я выверну наизнанку твою мечтательность.

Она шлепнула его по локтю.

Его мышцы дрожали от усилий к тому времени, когда он добрался до окна Мака Рудера.

— Девственник, а?

— Почему именно я? Вот, держи. — Он подал Маку Рудеру конец спасательного троса. — Незачем ей было орать об этом на весь богом проклятый город!

Синклер завязал узел и прикрепил один конец. Угловатый осколок снаряда послужил ему необходимым весом, и он прикрутил этот вес к карабину обрывком проволоки.

— А теперь что?

— А теперь я жалею, что не проводил больше времени за игрой в мяч, вместо того чтобы сидеть над книгами.

— Ну, а чего ты хочешь? Я обычно выбивал шесть к сорока на играх лиги.

— Мне следовало догадаться. Перебрось трос на ту сторону между теми шестами. — Синклер подал ему кусок снаряда, обмотанный веревкой.

Мак Рудер сделал идеальный бросок. Обломок перенес карабин через пространство и оторвался от тонкой проволоки, когда трос натянулся. Карабин упал точно за вывеской и зацепился за материал внизу.

— Надеюсь, не порвется, — проворчал Мак Рудер.

— Я тоже надеюсь, — согласился Синклер. — Приготовься. Подними свой инфракрасный визор, или он ослепит тебя также, как и их, когда я зажгу огонь. Понял принцип?

— Да.

Синклер подполз к двери и послал Гретту вслед за Маком Рудером. Сделал глубокий вдох, поднял ружье и пустил серию выстрелов вниз, в темноту, взорвав те жалкие остатки стены, которые еще сохранились после пальбы Гретты. Выпустил мину в противоположную сторону, молясь, чтобы не провалилась крыша, и швырнул на улицу гранату с пятнадцатисекундным запалом. Рванул вверх инфракрасный визор, поднял ракетницу и на бегу выпустил обе ракеты сквозь дыры в крыше.

Яркий свет заставил его прищурить глаза. Гретта ухватилась за трос и прыгнула, скользя по тросу вниз. Мак Рудер сжал трос руками и с трудом сглотнул. Вспышки осветили все кругом, ясно были видны бегущие фигурки внизу.

— Вперед! — Синклер вытолкнул Мака Рудера и схватил трос. Он проверил крепление ружья и выпрыгнул в открытое пространство, чувствуя, как трение о трос нагревает его перчатки.

Гретта подхватила Мака Рудера и втащила его на узкую крышу. Синклер съехал на них сверху. В то же мгновение граната снесла верхушку башни, осыпав обломками улицу внизу. В ночи раздались рассерженные вопли. Приняв решение в считанные доли секунды, он поднял ноги и толкнул ими двух своих спутников, все вместе они заскользили вниз, гремя по железу, мокрому от дождя, как клубок из переплетенных рук и ног, когда ночь разорвали выстрелы из бластера. Один из шестов, держащих изодранную вывеску, сломался.

— Бежим! — крикнул Синклер, хватая Гретту за руку, перепрыгивая через кабели обслуживания, вентиляционные трубы и вентиляторы. Он слышал, как Мак Рудер гремит ботинками. При каждом скачке ему казалось, что голова его вот-вот взорвется. Приступы ужасной боли сотрясали его поврежденные нервы и пронизывали основание мозга.

28
{"b":"10195","o":1}